Невеста Змея. Танец во Тьме

Размер шрифта: - +

Часть 3. Свет сильнее Тьмы. 25

Воздух удушливым комком застрял в горле, а я так и не могла пошевелиться, сжимая дрожащими пальцами шею. Кровь стекала за воротник платья вместе с каплями яда. Но тело уже немело, а во рту чувствовался привкус крови. Сколько у меня времени? Вряд ли особо много – дышать с каждым вдохом становилось всё трудней, а лёгкие словно огнём обожгло. Ещё немного, и я точно в уголь обращусь.

Меня зашатало, и облокотившись об ледяную стену, я хрипло вдохнула холодного воздуха. Лучше и быть не может. Я умру здесь, в этом подземелье Карпат, и либо похороню с собой Светлое Искусство, либо оно сочтёт меня ненужной и уйдёт сразу, как только остановится моё сердце. Ну а дальше… дальше тьма. Возможно, на том свете меня хотя бы простит Таня.

По щекам скатились беззвучные слёзы. В попытке сглотнуть их или хотя бы смахнуть, я расцарапала подбородок, и горячая кровь упала на камень рядом с дрожащими ногами. Странный гул эхом вдруг прошёл по коридору, заставив испуганно зажмурить глаза и вдруг с ясностью понять, что земля уходит из–под ног. Я не успела даже крикнуть, но и на это как–то воздуха не хватило, и в следующий миг колени подогнулись. Что–то обхватило спину, и уши прорезало не то шипение, не то рычание. Настолько гневное и в то же время отчаянное, что сердце в груди подпрыгнуло от ужаса.

Закачав головой, я попыталась выбраться из железной хватки, помутневшим разумом понимая, что это безнадёжно.

– Не двигайся, – послышалось рассерженное шипение над головой, и я чуть не задохнулась воздухом.

Виктор. Запах живого камня и металла я узнаю где угодно. А ещё эту мёртвую хватку, не дающую упасть безжизненной марионеткой к его ногам. Голос же, стальной, непоколебимый, заставил послушно затихнуть, ощущая на спине сжимающиеся пальцы Змея. Его свободная рука оголила воротник платья, проведя по двум кровоточащим точкам, и с губ сорвалось не то шипение, не то рычание. Но настолько грозное и гневное, что сердце испуганно сжалось в груди, не зная, куда деться.

Щёку защекотали светлые волосы, и я отчаянно зажмурилась, когда пальцы Змея вновь скользнули по двум ранкам. Его грудь тяжело поднималась и опускалась, словно он бежал всё это время, а разгорячённое дыхание опаляло шею. Миг, протянувшийся для меня вечностью, он вдруг прижал к себе, так, что бы я не вырывалась. Я и не мыслила об этом – силы остались лишь для того, что бы дышать.

Шею обожгло огнём, и я чуть не задохнулась, ощущая на своей спине сжимающиеся пальцы Виктора. Сердце отчаянно забилось в груди, и нестерпимая боль заставила подогнуться ноги. Мир словно снова ушёл, но на этот раз почти невозвратимо, и лишь руки Змея не давали полностью кануть во тьму.

Я зажмурилась, стараясь почти не дышать, и с каждым мигом у меня это получалось всё лучше и лучше. Сердце уже не трепыхалось в груди подобно безумной птице, но каждый удар отзывался болью в костях и мышцах.

Виктор что–то шептал мне на ухо, но как бы я не пыталась его расслышать, не могла. По моим щекам скатывались ледяные слёзы, и странно, что они ещё не застыли льдом на коже.

– Анна… – сквозь гулко бьющееся сердце заслышала тихий голос я. – …на меня… взгляни на меня…

Я постаралась хотя бы раскрыть веки, но это было невозможно. И тогда до неожиданности горячие пальцы дотронулись до моего лица, смахивая слёзы и заставляя мурашки пробегать по спине. Я заставила себя взглянуть на Змея, но видела лишь два разноцветных камня, таких манящих, что уже тонула в них. Хотелось так и стоять, рассматривая чужие глаза и удивляясь, насколько же они красивые. Вряд ли хоть какое–то украшение могло соперничать с ними. И почему только Виктор их прятал?

– Всё в порядке… слышишь?.. – словно издалека послышался такой манящий голос, одаривший лицо теплом, что я даже удивилась, насколько сейчас холодная. – Анна…

Ответить было сложно – язык онемел настолько, что даже сдвинуть его с места было невозможно. И Змей, плавно подхватив меня за ноги, бесшумно пошёл куда–то, прижимая к своей груди. Я даже невольно прислушалась, стараясь заслышать размеренный стук его сердца, но было лишь молчание. Долгое, невыносимое молчание, так и резавшее слух.

Мы шли долго, и порой становилось так холодно, что я дрожала, и тогда Вик прижимал меня к себе, одаряя голову своим тёплым размеренным дыханием. Минуты для меня слились в часы, а те в свою очередь показались секундами. Я не знала, сколько времени прошло, но в чём было уверена, так это в том, что смерть ненадолго отступила назад. Тепло постепенно возвращалось в онемевшее тело, и я даже пару раз открывала глаза, но кроме одинаковых расплывчатых стен так ничего и не видела. Змей что–то сделал со мной, как–то удержал меня в этом мире, и отпускать не собирался.

– Вик… – совсем тихо прошептала я, всё ещё не открывая глаз. – Со мной…

– Всё в порядке, – до необычайности тихо произнёс Змей. – Уже всё в порядке.

– Правда? – выдавила я из себя что–то на подобие усмешки.

– Правда.

Я раскрыла веки, недоверчиво взглянув на Виктора, и только после поняла, что он замер. Переведя взгляд с него, я удивлённо приподняла брови, осматривая просторную комнату, так не походившую на все, что я видела до этого. По крайне мере, вот уж не думала, что в подземельях из холодного камня и хрусталя будет место чему–то подобному…



Валиса Рома

Отредактировано: 26.02.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться