Невесты на охоте

Размер шрифта: - +

Глава 3

Тэсс не сразу поняла, как что-то изменилось в бальном зале, где сегодня проходило торжественное мероприятие по случаю открытия сезона. Она лишь почувствовала, что воздух вокруг будто стал наэлектризованным. Градус температуры в комнате резко пополз вверх, а всех присутствующих вокруг словно охватил небывалый трепет. Ив охнула и прижала руки к щекам. Фредерика присвистнула, а Ариэль выглядела так, словно рыба, выброшенная на берег, молча открывая и закрывая рот.

Тэсс проследила за их взглядами (да и за взглядами остальных гостей) и замерла, будто громом пораженная. Первая мысль, что пришла ей в голову, была: «А ведь все начиналось так волшебно»…

Девушка чувствовала себя настоящей принцессой на прекрасном балу. Здесь никто не знал ее происхождения и непростой судьбы, поэтому впервые в жизни, она не видела косых взглядов в ее сторону и перешептываний за спиной. Одетая в чудесный наряд Ариэль и наконец получив свою долю внимания со стороны мужчин, Тэсс ощущала себя на седьмом небе от счастья.

Она с нескрываемым удовольствием наблюдала за разношерстной публикой, слетевшейся в Вилья-де-Лакас со всех миров и рассредоточенной сейчас по залу гостиной небольшими группками. Конечно, далеко не все из них были людьми.

Например, она стала свидетелем того, как в распахнутое окно бального зала влетели две вороны, которые, вмиг обернувшись, превратились в двух очаровательных леди с волосами цвета вороного крыла.

Или еще одна загадочная пара, все время прятавшаяся в тени, вызвала у Тэсс искреннее любопытство. Эти две странные девушки с излишне бледной кожей, черными кругами под глазами и огромными клыками, что с трудом помещались во рту, прижавшись к стене, настороженно глядели по сторонам. Они дичились многочисленной публики, держались обособлено, к еде и напиткам на столе не притрагивались и все время пили какую-то красную жидкость, которую принесли с собой в специальных бутылях. Если Тэсс правильно рассудила, применяя свои познания о жителях других миров, эти дамы являлись вампирами, а жидкость в емкостях была ничем иным, как синтетической кровью - новой разработкой ученых-вурдалаков, способной прокормить с каждым годом растущее население Вампирии и тем самым обезопасить рядом живущих теплокровных.

Но особое внимание девушки привлекла совсем другая пара. Конечно, Тэсс предполагала, что встретит в Вилья-де-Лакасе немало чудес, но никогда до этого в своей жизни она не видела говорящих жаб, да и еще такого размера – ростом с доброго лилипута. Двое представителей земноводных (особь мужского и женского пола), держась за руки, чинно шествовали по залу. Мужчина или жаб - Тэсс понятия не имела, как называют особь сильной половины желто-зеленых и бородавчатых - явно был старше своей спутницы и, как догадалась девушка, приходился той отцом. Одетый в черный фрак с галстуком бабочкой, в кожаных штиблетах с расширенными носками (видимо, для перепонок), но без брюк, представитель земноводных по имени Хорст то и дело одергивал свою молоденькую дочь, бесконечно поучая ее:

- Держи спину прямо, Люси! Не сутулься! Не надо так откровенно пялиться по сторонам. Поменьше ешь и не пей вино. Не сразу соглашайся на приглашение потанцевать. Так широко улыбаться кавалерам глупо, Люси. И что за дурацкое платье ты надела? Твоя покойная матушка была бы сильно огорчена твоим поведением.

Забитая, робкая Люсинда, одетая в скромное желтое платьице в крупный горошек да деревянные туфельки-лодочки, стыдливо потупилась, а ее лицо то и дело меняло естественный зеленый окрас на бордовый.

Тэсс, наблюдая за отцом и дочерью, невольно пожалела маленькую жабку. Кейтлин не была ей родной матерью, но она никогда не позволяла себе такого поведения по отношению к падчерице.

Но внезапно атмосфера в зале резко изменилась. Оркестр прекратил играть легкую танцевальную музыку, пары перестали кружиться в вальсе, гости замерли и словно по команде устремили свои взгляды к выходу.

Тэсс, в этот момент занятая изучением праздничного стола, раздумывала над тем, что ей отведать в первую очередь: суфле из креветок под винным соусом или замороженную малину в сливочном креме. Она краем глаза заметила странное поведение своих подруг а, повернувшись, столкнулась с изумленным взглядом Ив, который девушка переводила то на нее, то на кого-то позади Тэсс. Фредерика протяжно хмыкнула. А Ариэль всплеснула руками и прошептала пораженная:

- Божественная монада.

Тэсс, нахмурившись, обернулась и замерла. Ее ноги будто вросли в пол, а челюсть непроизвольно потянулась к земле.

Ленивой походкой в бальный зал вошел… ее «идеальный мужчина». Тот самый, которого полчаса назад девушка в красках описала своим соседкам по комнате.

Некто очень высокий, худощавый, с узкими бедрами, но гибкий как пантера, облаченный в объемную белую рубашку с того же цвета галстуком, бежевый сюртук, обшитый золотом, брюки и высокие до блеска начищенные сапоги для верховой езды, одним своим приходом вызвал такой ажиотаж, который возникает при прибытии разве что королевской семьи. Платиновые волосы до плеч в блеске свечей отливали серебром. Ямочка играла на его щеке, когда этот человек слегка улыбался присутствующим надменной, немного глумливой улыбкой. Три родинки в форме полумесяца при этом слегка морщились. Мужчина одним взглядом своих ястребиных глаз – один серого, а другой зеленого цвета – охватил собой всю комнату и встретился с Тэсс.



Ксения Эшли

Отредактировано: 21.03.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться