#невошедшее. Хороший мальчик. Стропивая девочка

Размер шрифта: - +

5.Встреча

Я уже искренне подумывал о том, а не напиться ли. Друзья отрывались по полной. Их речь постепенно меняла свою тональность, становясь более тягучей и развязной. Слушал в пол-уха, особо не участвуя в разговоре и плавая где-то в своих мыслях. Они уже давно оставили попытки вовлечь меня в беседу.

Пора было расходиться, но друзья не спешили, впрочем, как и я. Домой не хотелось, ведь Дам скорее всего был уже дома. Нет, мы с ним не поругались. И увидев меня, он бы не начал наш утренний разговор… Просто мне самому было неудобно перед ним. Я опять вспылил. Со мной такое часто бывало, что я вываливал своё недовольство на тех, кто был рядом. В этот раз досталось брату.

Подошёл официант и спросил, не повторить ли наш заказ. Все благостно закивали, я даже уже почти согласился на переход к чему-то более крепкому, готовясь бросить машину под дверями заведения, когда у барной стойки увидел нечто в бесформенных штанах и широкой толстовке с натянутым на голову капюшоном. Этакий выкидыш современного рэпера. Это была она. Не видел её лица, но какое-то внутреннее чутье подсказывало, что я не могу ошибаться. Она стояла у стойки в компании вчерашнего администратора и новенькой девочки-бармена. Они склонились над столешницей и что-то там разглядывали, бурно размахивая руками, видимо спорили. Я засмотрелся в их сторону, напрягая все свои органы чувств в надежде понять, что там происходит.

В этот момент один из моих друзей с чувством толкнул меня под столом.

-Эй, Чёрный, выйди уже из прострации. Так ты пить будешь или нет?

Перед нами всё ещё стоял официант, который ждал только меня и моего решения.

-Нулёвку, - на автомате повторил я, совершенно забыв о том, что собирался-таки выпить. Парни разочарованно выдохнули, видимо надеялись, на то, что я сдамся.

Я окончательно вылетел из разговора, полностью уйдя в процесс созерцания компании у стойки. К ним присоединился наш официант, который после того, как передал заказ девочке-бармену, подключился к бурному обсуждению. Мда, сервис у них тут так себе.

Я бы и дальше наблюдал за ними, если бы не телефон. Звонила мама.

-Привет, подожди, я сейчас найду место потише, - попросил я её, выбираясь из-за нашего столика. Место потише нашлось только на улице. Было холодно, но возвращаться за курткой не хотелось.

-Привет, - ещё раз поздоровался я.

-Привет, гулёна, - тут же ласково отозвалась она, вызвав во мне радостную улыбку. – Где ты там опять загулял?

-Отчего же загулял? – наигранно возмутился я.

-Стас, можно подумать, я тебя не знаю, - мама старалась говорить назидательно, но это у неё никогда не получалось. И дело было не в мягкости, а в том, что она понимала нас и наши желания, может не до конца одобряла, но старалась сдерживать себя и своё недовольство.

-Как ваши дела? – решил я сменить тему. – Как ты себя чувствуешь?

-Нормально, растём потихоньку. Врачи говорят, что всё идёт по плану.

Под последним она имела в виду свою беременность. У родителей через пару месяцев должен был родиться ещё один ребёнок, что заставляло нас всех нехило так переживать. И дело было тут не в ревности. Я вообще морально был готов к тому, что нас станет больше, ещё лет пять назад, когда мать с отцом только-только помирились и снова стали жить вместе. Тогда это было логично, а сейчас… Сейчас было тревожно, почему-то с возрастом начинаешь иначе относиться ко всему этому.

Я помнил почти все мамины беременность. Ну, наверное, кроме того раза, когда она ждала Рому. Мама говорит, что я тогда был слишком мал, чтобы всё осознавать. Но я уверен, что это моя психика защищала меня от пережитого ужаса, когда в доме появилось ЭТО, вечно орущее и вечно всем недовольное.

С Кирюхой было сложнее, но тогда в принципе всё было так. Больше всего пугала неизвестность, поскольку было слишком много факторов: болел Рома, папа уехал в Москву, мама ходила какая-то отморожено-замороженная, а я был предоставлен на откуп бабушкам и дедушкам. Была целая куча чувств и эмоций, которые я в своё время так и не смог нормально разобрать.

С близняшками всё получилось веселей. Я был старше, и относительно понимал, что происходит. Но в основном меня беспокоили два момента – как мы все поместимся в маленькой квартире, если мне уже тогда было тесно в компании Кира и Ромы, и как выжить рядом с матерью, которую вообще всё бесит. Это я сейчас понимаю, что такое женщина и гормоны, а тогда…  тогда просто пропадало всякое желание попадаться ей на глаза. Спасал исключительно отец, который служил буфером между нами и мамой, у него как-то всегда замечательно выходило успокаивать её.  

И вот, сейчас, когда мне было двадцать два, когда я понимал если не всё, то многое, эта женщина готовилась в очередной раз преподнести нам всем сюрприз, и это ппц как тревожило меня. Мы ведь все понимали, что уже возраст. Нет, родители ещё не были старыми, но и моложе они не становились. Да и мои собственные приоритеты давно изменились. Уже было всё равно на то, как мы будем жить потом, подумаешь ещё один брат или сестра, нас и так много, ясен перец, что мы справимся. Теперь было страшно за неё, а вдруг что-то не так будет, вдруг с мамой что-то случится? Мой повзрослевший ум словно оголял все возможные риски, делая их более ощутимыми и очевидными, из-за чего хотелось хвататься за голову и рычать на отца, как он вообще согласился на это всё.



Алиса Евстигнеева

Отредактировано: 13.10.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться