Нихром

Часть 5

Альд

Отец мой был строгим человеком. Он жил скромно, полностью регулируя повседневную жизнь по Священному Писанию. Он жестоко порол меня при малейшем подозрении во лжи. А уж если я попадался на воровстве, то одним ремнем тут не ограничивалось, страдать приходилось поистине нестерпимые муки. Но самое интересное, от него можно было схлопотать оплеуху за простое любопытство, ибо именно любопытство Евы стало причиной Первородного Греха. И если мы будем делать, то, что должны и не лезть туда, куда нас не просят – мы сохраним гармонию в сердце и расположение Бога на небе. По крайней мере, мой отец искренне так считал.

И как же он был прав!

Зачем я только залез в эти флешки? Что я там хотел найти?

В этом не было никакой необходимости. Для установления первой копии не обязательно открывать сам файл, специальные программы могут сделать это за секунду, просто просканировав исходник.

Но я залез. Я решил потешить своё любопытство.

И чего я добился?

Я стал обладать информацией, которой не хочу обладать. Теперь она будет мучить меня, сжигать изнутри.

Поистине – многие знания – многие печали.

Хорошо, что у меня хватило ума не открывать выкраденное у Zeus Industries на рабочем компьютере. Я сделал это на одной из конспиративных квартир, подобранной лично мной и оплачиваемой опять же из моего кошелька. Понятно, что если потребуют обстоятельства, то Церковь быстро найдет её по моим следам. Но мне грела душу мысль, что пока они о ней ничего не знают.

Я так же еще никому не сообщил об успешном окончании миссии. Мне было выделено на неё неделю, и именно за семь дней я и должен был управиться. То, что мне хватило всего пять суток – знать пока никому не нужно. И никто и не догадывался, ведь даже не найден труп преподобного Николаса, пропавшего сегодня утром.

Но мне его искать не нужно. Труп Николаса Нильсона, запакованный в картонную коробку из-под холодильника, которая в свою очередь утрамбована в двадцатифунтовом контейнере, на одном из сухогрузов плыл в сторону Африки. Уверен, это станет большим сюрпризом для будущего покупателя этой бытовой техники. Ну а меня данный ход перестрахует на какое-то время.

Я налил себе в невысокий квадратный стакан шотландского виски неизвестной мне марки. Дорогой алкоголь в тайной квартире держать было глупо, поэтому в стакан вслед за виски посыпались кубики льда.

Сейчас можно и напиться.

Именно с такими мыслями я подошел к окну и тихонько выглянул из-за занавесок. Сегодня был на удивление ясный солнечный день, самое любимая погода у людей для прогулок и отдыха. Но я солнечный свет не очень любил, и поэтому сильно обрадовался, когда алеющий солнечный диск направился в сторону горизонта, заставленного сотнями высотных домов. Секунда, две, десять, и вот уже практически без сумерек яркий день превратился в тёмную ночь. Везде тут же вспыхнули мириады огней, от уличных фонарей до лампочек у подъездов, от неоновых вывесок маленьких магазинчиков до больших светящихся экранов величиной почти с дом, где без передыху сменяли друг друга рекламы различных ненужных безделушек и модных в этом сезоне сериалов и компьютерных игр.

Сколько я смогу здесь находится?

Дня два, не больше. Потом всё равно придется сдаваться начальнику. Да и откуда он вообще возьмет, что я открывал украденный файлы?

Не тешь себя иллюзиями. Отец Павел знает тебя как облупленного и по твоему поведению сразу поймет, что ты в курсе всего.

В курсе того, что у него была любовница по имени Саманта Симонс. Об это не просто говорили, об этом кричали фотографии, где отец Павел обнимал и ласкал её молодое женское тело. А несколько видеозаписей со скрытых камер, установленных в номерах мотелей, в подробностях показывали, как святой отец и в каких позах держит свою плоть в узде.

Ты в курсе того, что Саманта забеременела от твоего наставника, что очень сильно могла повлиять не только на его карьеру, а вообще на его положение в Церкви. Ты так же слышал записи телефонных разговоров между ним и ней, где она отказывается делать аборт и хочет родить ребенка для себя. Она искреннее любила Павла, и не хотела для него проблем.

А еще ты узнал её. Не мог не узнать. Ведь именно ей ты, Альдаир Рашхроми, пронзил сердце разбитой бутылкой, когда она лежала в ванной в том припортовом лофте почти неделю назад.

Убил невинную девушку по простому повелению сверху, обрекая свою душу на вечное страдание.

Ты превратился в того, в кого боялся превратиться. В простого убийцу, без раздумий готового отправить к Богу или Дьяволу любого, на кого укажут. А так ли грешен был преподобный Николас? В чем его вина? Лишь только в том, что он не давал иерархам Церкви обложить его паству десятиной, собирая её сам? В том, что его брат участвует в управлении враждебного для Церковного Департамента структурой? В чем были виновны те сотни жертв, чья кровь обагрила мои руки?

Пути Господа нашего Исуса Христа неисповедимы. Мне, смертному существу, никогда не понять его замыслы. Но всё же…

Альд, ты правильно заподозрил наставника в том, что он дал тебе чей-то личный заказ. Но ты и представить не мог, что этот заказ его, и именно своими личными тридцатью серебряниками он рассчитывается с тобой.

Ты знаешь всё.

А те, кто знают всё – много не живут.

Но ты ведь хочешь еще пожить? Верно?

Тогда нужно подумать, что же делать дальше. Спешить мне некуда, у меня есть целых два дня.

Я отпил из стакана, отошел от занавешенного окна, и уселся на диван, уставившись на выключенный телевизор.

А может быть всё закончиться хорошо, и отец Павел закроет глаза на твои излишние познания? В благодарность, выбьет тебе новый ранг и устроит на новую, более солидную должность?

Но нужно быть честным самим с собой. Вот лично ты бы сам стал бы держать рядом с собой подчиненного, который знает о тебе слишком много?



Иван Кольцо

Отредактировано: 29.03.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться