Но звёздочки майорские я выслужил сполна...

Размер шрифта: - +

Весёлые ребята

 Второй курс назывался "Весёлые ребята". Отпуска, как водится, проходят быстро. Вот и этот первый осенний курсантский отпуск пролетел очень быстро. Ещё помню, что нам на отпуск давалось задание посетить свои родные школы, которые мы закончили всего год назад и провести агитационные беседы со старшеклассниками с целью привлечения в родное училище. Меня всегда привлекала только истребительная авиация, поэтому я рассказывал десятиклассникам о профессии лётчика-истребителя, нашем Харьковском высшем военном авиационном училище лётчиков. Нам даже выдавались какие-то бумажки, на которых должен был расписаться директор школы и поставить печать, в подтверждение того, что нами проведена агитационная работа. Понятно, что такие поручения выполнялись с большим энтузиазмом. Кому не хотелось покрасоваться в курсантской форме в своей родной школе.

После отпуска начались курсантские будни теоретической части курса, с ежедневными зарядками, уборками территории, разводом на занятия, самоподготовками и прочими атрибутами курсантской жизни. На втором курсе сержанты нас уже не так сильно прессовали, но всё равно дисциплина держалась на должном уровне. Некоторая «послабуха» была только на самоподготовке, потому что мы оставались в аудитории только под присмотром командиров отделений, с которыми уже имелся нормальный контакт. Многие умудрялись даже вздремнуть, а иногда позволяли себе и кое-что посерьёзнее…

Как-то в самом начале второго курса попал я в наряд на кухню. Работали там в основном женщины, из гражданских, а мы были на подхвате, принести, унести, картошки почистить. Возвращались из наряда уже после отбоя, то есть, минуя вечернюю поверку. Вот мы с ребятами и решили этим воспользоваться. Попросили одну сердобольную молодуху из посудомоек сбегать за бутылочкой и после работы немного употребили, так что «захорошело» здорово. В казарму то мы проникли без осложнений, но среди ночи меня начало мутить, видно ещё не отравленный алкоголем здоровый организм пытался отторгнуть чужеродную жидкость. Помчался я через всю казарму в направлении туалета. А дежурным по роте в эту ночь был наш командир отделения Володя Петухов, которого вместо сержанта Варавенко назначили на эту должность. Тоже, как и большинство сержантов, поступил в училище из армии, но в отличии от некоторых, парень весёлый и добродушный. Он хотел подшутить на до мной, или напугать, и сзади, из-за угла в коридоре прыгнул мне на спину. Но мне-то не до шуток, у меня уже скоро «извержение» начнётся, сбросил я его несколько грубовато и бегом в один из кабинетов. По звукам, донесшимся из-за двери, всё стало ясно, и, когда я, измождённый, выбрался из кабинета, младший сержант Петухов негромко, но в крайней степени удивления произнёс: «Ты что пьяный что ли?». В это время моя судьба была в его руках. Если бы он доложил, как положено, по команде, о моём проступке, не было бы, уже второй раз, военного лётчика Сергея Фоменко. Вылетел бы в один миг, за это дело и с четвёртого курса выгоняли. Но, всё-таки, судьба посылала мне в жизни больше хороших людей, хотя были и другие…

С благодарностью со второго курса вспоминаю начальника УЛО полковника Бобейко и преподавателя аэродинамики капитана Яковенко (из инструкторов, был списан по здоровью). Не сдал я экзамен по аэродинамике, которую у нас вёл Яковенко, но помогал принимать другой преподаватель, и меня, как я считал, завалил. Сдавшие уехали в зимний отпуск, а я, в числе других «двоечников» остался в казарме. Это горе мы, всем коллективом, а было нас человек двадцать пять, во главе со старшиной роты, решили залить, сами знаете чем. Эта была первая коллективная пьянка вообще, да ещё и с участием сержантов. Что там было, я опишу отдельным рассказом, а сейчас продолжим. На следующий день мы готовились к пересдаче, а на другой день пошли пересдавать. Сижу, готовлюсь, вроде знаю что отвечать, принимает капитан Яковенко. Все сдают нормально. Следующая моя очередь. И тут снова заходит этот «помощник», и говорит: - «Давай помогу. Кто следующий?»…. Опять завалил. Обидно до слёз!!! Но в отпуск ехать как-то надо, не сидеть же в пустой казарме все десять дней. Этого ни я, ни мои родители не переживут.

Насмелившись, а быстрее всего, осмелев от отчаяния, я иду прямо к начальнику УЛО (учебно-лётный отдел), полковнику Бобейко (тоже в прошлом лётчик), с просьбой пересдать сейчас же капитану Яковенко.  А то, говорю, не смогу поехать в отпуск, так как, если сегодня не улечу, то следующий рейс на Новосибирск только через день (так оно и было), а отпуск короткий. Короче, чуть не расплакался от обиды. Бобейко вызывает в кабинет капитана Яковенко, узнает, как я занимался в семестре и даёт добро на пересдачу. Но Яковенко, недолго думая, тут же в кабинете Бобейко, ставит мне в зачётку «удовлетворительно», и я лечу, как на крыльях, в казарму за документами на отпуск.

Человеческое отношение ох как ценилось в армейской среде, видите, до сих пор вспоминаю на добром слове. И таких людей, слава богу, было много в авиации.

«Недопустимые большинству людей ощущения страшной высоты, глубины и упоительной лёгкости дыхания, собственная невесомость и чудовищная быстрота – всё это как бы выжигает, вытравливает из души настоящего лётчика обычные низменные чувства, зависть, скупость, трусость, мелочность, сварливость, хвастовство, ложь, - и в ней остаётся чистое золото…» А.И. Куприн (из записной книжки курсанта)

А того, который «завалил», встречал я как-то в Москве на вокзале. Я уже майор, он уже полковник, но желания подойти поздороваться, поблагодарить за науку, почему-то не возникло.

Надо сказать, что зимние отпуска перед полётами были короткими, всего десять дней без дороги. Поэтому добираться старались как можно быстрее, всякими правдами и неправдами. Как раз в этот отпуск, кажется, ребята рассказывали, как они добирались из Харькова в Воронеж. Помню, там были Коля Чередников, Коля Куратто и ещё кто-то, сейчас не вспомню, трое их было. Тогда билеты на самолёт доставались с трудом, потому что были доступны по цене и летали многие, даже мы, курсанты предпочитали доплатить за проездные, которые нам выписывались на поезд, и взять билет на самолёт, так быстрее. А мне из Харькова до Новосибирска вообще трое суток, пока доедешь, и отпуск закончится. Вот и летали самолётами – дороже, зато быстрее.



Сергей Лёшкин

Отредактировано: 11.03.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться