Ночи Калигулы. Падение в бездну

Размер шрифта: - +

Глава IX

  Гай Пизон, богатый знатный римлянин, надумал жениться. Пригласил на свадьбу императора, как самого почетного гостя. 

  - Пойду, – зевнув, решил Калигула. – Все равно делать нечего.

  Атриум Пизонова дома был украшен гирляндами цветов. Чадили факелы из боярышника и можжевельника. Гости почтительно расступились, встречая императора. Гай Пизон и невеста, Ливия Орестилла, поспешили к нему. Калигула с нескрываемым удовольствием оглядел высокую статную фигуру девушки.  

  - Хороша! Поздравляю, Пизон, – заявил он. И, заметив на пальце Орестиллы обручальное кольцо, добавил: – Вижу, обряд уже свершился. Я опоздал.

  - Ты пришел прямо к праздничному пиру, – почтительно поклонился Пизон. – Окажи нам честь: займи самое почетное место.

  - Охотно, – половиной рта усмехнулся Гай.

  Император в сопровождении жениха и невесты вошел в триклиний. Благородные гости беспорядочной толпою повалили следом.

  Калигула улегся на украшенное розами ложе, между женихом и невестой.

  - Твое здоровье, цезарь, – воскликнул Пизон, поднимая наполненный до половины кубок.

  - А я выпью за здоровье новобрачной, – отозвался Калигула, пригубив чашу с фалернским.

  Скосив глаза, Гай рассматривал высокую грудь и тонкую талию невесты. Потом перевел взгляд выше, к лицу. Тонкая прядь светло-русых волос выбивалась из-под желто-красного свадебного покрывала. Уголки ярких пухлых губ приподнимались в удивительной улыбке, свойственной юным невестам накануне брачной ночи. «Как она красива! – подумал Гай. – Даже в этом нелепом покрывале! Молодого Пизона ждет бессонная ночь!»

  Калигула остро затосковал о ласках Друзиллы. «Почему она никак не решится оставить Кассия? Обещает уж который месяц, и медлит, медлит...» Гай вдруг разозлился на возлюбленную сестру. 

  - Пизон, у тебя замечательное вино. Налей мне еще, – велел император жениху.

   Пизон подал знак рабу-виночерпию.

  - Нет. Ты сам, а не раб, – Калигула исподлобья взглянул на жениха и протянул опустевший кубок. – Ведь это великая честь – лично служить императору. Не так ли?

  - Разумеется, цезарь, – жених вскочил с ложа и взял с подноса серебрянный кувшин с фалернским.

  Калигула медленно, со вкусом, осушил кубок. Вытер ладонью влажные губы.

  - Теперь подай мне блюдо с устрицами, – велел он. – Сам. Без помощи рабов.

  Пизон послушно подал блюдо императору.

  - Ты счастлив? – поедая устрицы, допытывался Калигула у жениха. – Скажи, счастлив? У тебя красивая невеста. Сам император возлежит рядом с тобой...

  - Да, цезарь! Я безмерно счастлив! – восторженно воскликнул Гай Пизон.

  Калигула помрачнел. «Он счастлив! – иронично подумал он. – А я? Я, властитель Римской империи – несчастен! Друзилла продолжает жить с Кассием. Мне одиноко и тоскливо по ночам. Я вынужден довольствоваться рабынями или дешевыми шлюхами, которых Макрон приводит в Палатинский дворец. Неужели я должен завидовать подданным, находящим подругу по велению сердца?»

  Пизон заметил болезненную гримасу, скривившую рот императора.

  - Что с тобой, цезарь? – встревоженно спросил он. – Не желаешь ли еще вина? Или, может, павлиньего мяса?

  Калигула, неприязненно улыбнувшись, обнял жениха за плечи. Притянул к себе и, по-змеиному улыбаясь, прошептал Пизону в ухо:

  - Я скажу тебе, чего желаю: твою жену. Отдай ее мне.

  Гай Пизон изумленно отпрянул. Калигула не отпускал его. Пизон ощущал горячее дыхание императора. Видел пугающий блеск в зеленых глазах под густыми низкими бровями.

  - Почему молчишь, Пизон? – завораживающе шептал он. – Некогда мой прадед Август сказал Нерону Клавдию: «Отдай мне жену». И Клавдий не посмел противиться. Неужели ты посмеешь?

  - Нет, цезарь, не посмею... – Пизон в отчаянии прикрыл лицо ладонями. Молодому патрицию хотелось плакать от стыда и бессилия. – Бери ее...

  Ливия Орестилла побледнела, услышав ответ жениха. Калигула повернулся к ней, взял безвольную руку и погладил тонкие пальцы, украшенные кольцами. «Какое безумие я совершаю! – размышлял он. – Увожу чужую жену, которую вижу впервые. Но Ливия так соблазнительна! Пышная грудь, которой тесна желтая свадебная туника... Губы, манящие к безумным поцелуям...» Сильное, невыносимое желание охватило его.

  - Ты слышала, Ливия? Твой жених отказался от тебя, – заносчиво заявил Калигула. – Оставь его без сожаления и приди ко мне. Я сделаю тебя императрицей. Ты согласна?

  Ливия Орестилла с нескрываемой горечью посмотрела на Пизона. Жених униженно прятал глаза. Преисполнившись обидой, невеста едва заметно кивнула императору.



Ірина Звонок

Отредактировано: 01.12.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться