Ноша презренных

Глава 9. Самая длинная ночь.

16. И ныне изливается душа моя во мне: дни скорби объяли меня. 17. Ночью ноют во мне кости мои, и жилы мои не имеют покоя.

Книга Иова. Глава 30.

Я вышла из подъезда и остановилась, пораженная.

На улице было темно. Сколько же времени я провела у Фёдора? Я посмотрела на экран телефона и обомлела. Он показывал семь часов вечера. Вот же, пакость! Четверг подходит к концу, а я ни композитора не нашла, ни проект не сделала. А ведь в понедельник бутик нужно сдавать, а у меня там конь не валялся! Всё больше осознавая своё неприятное положение, я пришла к выводу, что все мои бесполезные и безумные попытки всё-таки принести свои плоды, но мне было безумно жаль времени, которое я тратила на это всё. Я понимала, что сейчас должна находиться дома и красить развертки бутика, но… Что-то явилось ко мне, что заставило меня приехать в столицу и начать свои безумные поиски, и я как-то осознавала, что готова повторять их снова и снова, сколько бы ни представлялось мне случаев. Инстинкт говорил мне продолжать, какую бы ситуация не представляла фантасмагорию, населённую образами из реальной жизни. Сейчас, конечно, видимый мир словно не существовал для меня, и я находилась в какой-то лёгкой эйфории, играя роли и строя образы, но это была суровая реальность, в которой всё было совершенно настоящее, и я понимала, что на меня давят два огромных булыжника: мой проект и жизнь композитора. Я могла бы уехать прямо сейчас, но что тогда будет с этим человеком? Его же просто-напросто убьют, причем, непонятно из-за чего. Мало ли чего он там себе понавыдумывал? Он мог что-то писать, взять идентичное имя и сочинить ужасную историю, которая им не понравилась… А кто они? Как они это узнали? Они критики? Его начальники, заказчики? Кто они? Сейчас уже возвращаться к Фёдору и выяснять все подробности были бессмысленно и даже опасно. Он мог заподозрить что-то неладное, и, наверняка, уже собирается уехать…

И, почему я сейчас думаю об этом? Я должна думать о своём проекте, о том, как я его должна успеть сделать за три дня, что казалось мне таким невозможным… Но, что снова давило меня, и я поняла, что нельзя мне запретить себе думать об этом и нельзя запретить мысли вновь и вновь возвращаться к одному и тому же, потому что что-то внутри меня считает, что сейчас это гораздо важнее. И мне кажется, что я уже достаточно сделала, чтобы просто так всё бросить и отступить, оставить человека в опасности… Как-то всё, что случилось со мной, казалось мне бессмысленным и даже неправдоподобным, но это была реальность, она была настоящая и пронзила меня, словно гром среди ясного неба. Она вдруг разверзла все мои глупые представления; я словно играла в игру, и это казалось мне забавным, а сейчас… Это правда, это реальность, это по-настоящему, это то. Что меня окружает, оно есть и оно существует. Бросать это бессмысленно, уезжать сейчас бессмысленно. Я была готова вскричать, испуская отчаянные стоны, но что-то одернуло меня. Безумным и исступленным взглядом я посмотрела на свой телефон.

-Ты сейчас где? – раздалось из трубки.

-Гуляю… - бессвязно пробормотала я, совершенно не соображая, кому отвечаю.

-Ну и отлично! Погуляй ещё, часиков хотя бы до трёх ночи, потом только приходи.

-Зачем? – спросила я, окончательно приходя в себя и понимая, что звонит Павел.

-Опять на улице собралась ночевать!? – усмехнулся он. – Кстати, ты что мне там натворила?

-Извини, пожалуйста. – Расстроилась я. – Всё-таки экзамен два года назад сдавала, уже много позабылось…

-Мне пятерку поставили, ты понимаешь!? – сурово сказал Паша. – Она прямо перед всем классом мне это сказала, и ещё долго допрашивала, не списал ли я, хотя ответов нигде не было, и быть не могло, она же сама все задания составляла. Ты что, не могла на тройку натянуть!? Она так прикопалась ко мне, весь год теперь не отстанет, будет ждать отличного результата.

Находясь в недоумении, я пробормотала:

-Ну, будет тебе мотивация…

-Как и без этого было не плохо… Ну, в общем, ты поняла, приходи после трёх. Мы тут к экзамену по физике будем готовиться…

Я вдруг расслышала из трубки на заднем фоне звуки музыки и пьянеющие голоса.

-Похоже, ещё и к химии с биологией. – Съехидничала я.

-Да, это тоже не мешало подтянуть. В общем, ты поняла, давай, гуляй…

Печальные гудки напомнили о действительности. И всё же, я приняла решение, хоть оно было и странным. Мне просто хотелось поскорее покончить с задуманным, чтобы оно больше не давило на меня, чтобы оно отстало и больше трогало меня.

Раз у меня появилось много свободного времени, то стоит незамедлительно его использовать. Я приняла решение. Я дала себе время до конца пятницы. В субботу я уже должна быть дома, ни смотря, ни на что, и делать проект.

Я позвонила по данному Фёдором номеру. Ответил женский голос:

-Таксопарк «Москва», слушаем…

Голос резко замер и стал напряженно ждать. Я ненадолго впала в ступор, но сориентировалась и сделала сладкий голосок.

-Ой, здравствуйте. А вы ведь ведете учёт, кто на какие вызовы выезжает?

В трубке молчали, явно не соображая, что происходит.



Серова София

Отредактировано: 16.01.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться