Нумерат. Число Консула

Размер шрифта: - +

Глава 5. Плана нет

Суббота, 15 мая, 23:15

На улице стемнело. Дымчатые сумерки перетекли в ночь.

Хотя нет. Не перетекли.

Ночь с грохотом обвалилась на измученную голову нумерата, как сколотая штукатурка со стены заброшенного дома. Расстреляла нескончаемой дробью огней — автомобильных фар, неоновых вывесок, фонарей и окон вечно неспящих многоэтажек.

Денис знал: если хочешь выжить, нужно действовать решительно и без лишних эмоций. А у него что? Эмоции зашкаливают подобно гриппозной температуре — тридцать семь, тридцать восемь, тридцать девять, сорок, мёртв. Обстоятельства словно издеваются над ним, расковыривают в его голове брешь, выбивают дух.

Ну, уж нет.

Если решил бороться, то будет. Профессор Сампи действует беспринципно, тень — тоже. Что ж, тогда и нумерат будет действовать беспринципно, бессовестно и нагло. И теми методами, которыми владеет лучше всего. А отчаянный вариант с запиской из блокнота — лишь поддержка. Страховка на случай непредвиденных обстоятельств. Если уж совсем не останется выбора.

Вот бы немного удачи.

Хотя уж кто-кто, а Денис на своей потрёпанной шкуре испытал: удачи не существует. Лишь равновозможность. Либо ты говоришь «Да», либо — «Нет», либо ты ошибаешься, либо оказываешься прав, либо ты идёшь в бой, либо остаёшься в окопе. И в том, и в другом случае ты можешь проиграть. Или выиграть. Фортуна не решит исход крупной битвы, лишь — ты сам. Уповать на удачу? Бред. Это последнее, что сделает нумерат, чтобы достичь результата. Удача — запланированное событие, работа над собой.

Денис вышел на ближайшей остановке. За руку вытянул из автобуса и Асель. Бесцеремонно, грубовато. Девушка молчала, послушно шла за ним, но Денис чувствовал кожей дрожь. Нервную вибрацию её тела.

Асель снова его ненавидела. И, скорее всего, не совсем понимала, что происходит. Как, вообще, можно понять действия Дениса? То он грубит и бросает Асель, утверждая, что та ему надоела, то обманом заставляет прийти на встречу, то признаётся ей в любви и целуется с ней, то снова откровенно грубит и ведёт себя по-скотски.

— Нам надо вернуться в сквер, — угрюмо сообщил Денис. — Давай-ка побыстрее.

— Зачем? — монотонным голосом спросила Асель. В нём сквозила обречённость и какое-то мрачное равнодушие. — Что случилось? Про какое задание ты говорил?

Денис ускорил шаг. Теперь они напоминали участников чемпионата по спортивной ходьбе: вроде, и не шли, вроде, и не бежали.

— Как все соберутся, расскажу, чтобы два раза не повторяться, — отмахнулся он от объяснений.

Во-первых, с каждым из друзей объясняться нет времени, а, во-вторых, благодаря стараниям тени Асель теперь считает Дениса последней свиньёй. Увы, придётся соответствовать, иначе тень выкинет ещё какой-нибудь финт — и будет только хуже.

Асель перестала задавать вопросы, следовала за Денисом, не отнимая руки. Возможно, притихла она не просто так, а продумывала план убийства нумерата-подлеца в ближайшей подворотне. Порой косилась на его лицо, порядком осунувшееся и невыразительное, сжимала скомканную записку в кулаке. Потом на ходу сунула её в сумочку, что болталась на бедре.

За те двадцать минут, что шли до сквера с памятником, они не обмолвились и парой фраз. При этом Денис не отпускал руку Асель, крепко сжимая тёплую мягкую ладонь. Ни за что на свете он её не отпустит. Пусть Асель его ненавидит, главное — пусть ненавидит его, находясь рядом, чтобы он смог её защитить.

«Ох, нумерат, — хихикнула тень. — Ты ли это? Опять страдаешь, несчастный герой-любовник? Забыл, что с этой милой девочкой тебе ничего не светит?».

Ответа она не ждала, да Денис и не собирался перед ней отчитываться. Лишь помрачнел ещё больше.

Перед входом в сквер Асель резко остановилась и выдернула руку.

— Денис! — В её тоне смешались решительность и гнев. — У меня вопрос.

Денис напрягся. Только не вопросы. Только не те вопросы, которых он панически боялся.

Он выдавил кривую полуулыбку и бросил на Асель умоляющий взгляд, который означал вполне конкретное «Пожалуйста, только не сболтни лишнего».

— Может, пойдём, а?

— Нет. Сначала ответь мне. — Асель побарабанила пальцами по сумочке, в которой лежала записка.

Денис замотал головой, нахмурился.

— Давай я всё расскажу позже. Асель, пожалуйста…

Та не двинулась с места. Вросла в асфальт, как забетонированная.

— Что это было? Там, в автобусе, — чётко и требовательно произнесла она.

— А что было? — с каменным лицом поинтересовался Денис, хотя у самого от волнения задребезжали внутренности.

Девушка несколько секунд не решалась задать свой вопрос. Денису же показалось, будто он сейчас лопнет от напряжения, как надутая грелка, а его нервы порвутся в клочья.

«Только не о записке, только не о записке. Спроси, о чём угодно, только не о ней».



Анна Кондакова

Отредактировано: 28.05.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться