Обхитрить Лису

Глава 9

Это было лето. А летом всегда хочется чего-то… яркого, необычного.

Я полетела в Лондон, увидеть старую подругу. Она осуществила нашу общую мечту: стала актрисой, и теперь довольствовалась второплановыми ролями в небольшом театре. Если начистоту, довольно паршивый театр и постановки там не лучше. Роза (так зовут мою подругу) это прекрасно понимала, но предложения на голову не сыпались и к театру она привыкла. Я старалась ее не судить, раз моя актерская карьера не сложилась вовсе, и о трудностях обычного артиста я тоже знала мало. Со слов Розы – все паршиво.

Тем летом у Розы выдались недели отпуска и она предложила вместе смотаться в Испанию, отдохнуть. Но в результате мы оказались вовсе не в Испании, а в долгосрочном рейде по барам Дублина. После решили махнуть в небольшой средневековый городок, опять же, ради баров. И, совсем немного, ради бриллиантов. Это долгая и запутанная история, так что подробности лучше опустить и перейти сразу к сути.

В первые пару дней я была просто очарована красотой средневекового Брюгге. Потом городок стал мне надоедать, а к концу недели я начала его тихо ненавидеть. Даже соседство с Антверпеном не спасало. Ко всему прочему, из семи дней солнечным оказался лишь один, все остальное время серые тучи и мелкий дождик портили настроение и создавали мелкие проблемы. Но это тоже не так важно. Хотя нет, это достаточно важно, потому что паршивая погода всегда влияла на уровень моей вредности.

Одним вечером мы с Розой завалились с бар. В одно из тех людных туристических мест, где легко встретить кого попало. Пока я гадала, зачем мы вообще зашли именно сюда, Роза оживленно обсуждала прошедший день.

— Он здесь, — вдруг саму себя перебила Роза.

— Кто? — не сразу поняла я. Погода и средневековые красоты навевали тоску и все чаще в голове моей всплывали мысли о тщете бытия и цели моего существования. Все это виделось так мутно. Я не из тех сумасшедших, что постоянно ищут во всем смысл, нет. Но все же иногда задумывалась, что красота и ум даются не просто так, у меня должно быть предназначение.

«Кажется, стоит завязывать с крепкими напитками» — усмехнулась я глупым мыслям.

— Бри, ты меня вообще слушаешь? — возмутилась подруга. Во время своей учебы я была для всех просто Бри, иностранцам сложно выговаривать что-то неудобоваримое вроде Сентябрины.

— Слушаю. Он здесь.

Роза закатила глаза:

— Я тебе целый день рассказывала, что Ник наконец-то приехал.

— Правда?

— Конечно! Зря я по-твоему так собиралась?

От досады лицо мое запылало: неужели я умудрилась настолько уйти в свои мысли и прослушать историю про Ника? Тут стоит пояснить, что в Испанию мы не поехали, потому что Роза попросила об услуге: дело в том, что некий русский тип по имени Никита купил их паршивый театр с потрохами и намеревался сделать из него что-то путное (слова Розы, не мои). Так вот, хитрая подруга сразу же углядела в нем мужчину мечты, хотя лично ни разу Ника не встречала. Видела фотографию, но не более того. С фоткой тоже весьма странная история, Роза отказалась мне ее показывать, аргументируя тем, что я запросто его отобью. Плешивый бизнесмен мне нужен как собаке пятая нога, у нас дома их достаточно обретается, но кто же мне поверит? В общем, пришлось довольствоваться сомнительной историей, просьбой подруги и ненормальной тягой к приключениям. Отказать я в любом случае не могла: кроме тяги к приключениям любопытство тоже имело место быть.

Я окинула взглядом подругу: действительно, выглядела она мягко говоря необычно: платье в цветочек, две темные косички, которые ей странным образом шли, и скромный естественный макияж. Не припоминаю, чтобы Розка так одевалась, обычно она предпочитала что-то вульгарное и навязчиво-сексуальное. Должно быть, вдохновилась картинами с русскими красавицами девятнадцатого века, или думала, что русские так и выглядят. Можно было открыть ей глаза, конечно, но не хотелось.

— Ты сразишь его на повал, — вынесла я вердикт, ничуть не преувеличив. — И где же таинственный и неуловимый Ник?

— За столиком слева, тем, что около окна, — она выразительно скосила глаза. — Только не оборачивайся.

Ну, так говорить нельзя.

Конечно, я обернулась, уж больно любопытно, как этот Никита выглядит. За нужным мне столиком восседала колоритная троица: бритый налысо крепыш лет тридцати-тридцати пяти, на лицо почти приятный, но ростом вряд ли дотягивал мне до подбородка; светловолосый парень с длинными, торчащими из под стола ногами; и приметный волосатый тип с бородой-лопатой и кустистыми бровями.

Конечно, я засмотрелась на блондина, даже залюбовалась им. Во-первых, отметила рост – длинные ноги не оставляли сомнений, что блондин рослый, а это уже повод разглядеть парня получше. Волосы, длинные, достающие до плеч, волевой подбородок и светлые глаза. Широкая улыбка с злополучными ямочками. Блондин походил на серфера с рекламного плаката, хорош, аж зубы сводит. И зачем мужчинам столь яркая красота? Она ведь сбивает с толку, сразу кажется: перед тобой лгун и обманщик. И улыбка у него… фальшивая. В общем, блондин сбивал с толку, даже сидя издалека.

Мне стало интересно, кто же из них Ник. Если это блондин – плохо, для Розы, я имею ввиду. Он не был похож на русского простофилю, которого можно соблазнить. Скорее уж на того, кто сам облапошит, да еще и без трусов оставит… во всех извращенных смыслах. И глазом не моргнет! А вот коротышка выглядел как раз простачком, идеальной жертвой. Как и лопатобородый, впрочем.



Саша Малинина

Отредактировано: 11.04.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться