Облик души

Размер шрифта: - +

39. Поход на восток

Помню, как мы с пирамидой мечтали уйти на восток, где нет ни птиц, ни ветров, ни песка. Туда где спокойно и тихо, а свежий непрогретый жарким солнцем воздух наполняет тебя жизнью. Я не верила, что мы когда-нибудь окажемся там, но, по всей видимости, в этой жизни все возможно. И потому однажды я решила оставить ненадолго свой берег с серым морем и отправиться на другой край света – на восток.

А ведь если бы не боль от ожогов, что все еще свербела в воспоминаниях, я никогда бы не решилась оставить море.

После долгой тишины мы с пирамидой, не сговариваясь, одновременно двинулись на восток. Этот поход можно было бы окрестить «свободным», если бы мы не были так уверены, что вскоре вернемся обратно. Пирамида непременно к своему глазу и пустыне, а я на берег к мраморным волнам и разговорам с Хирото.

К нашему походу присоединились знакомые птицы, что так часто летали вокруг пирамиды. Среди них затесались две жарптицы. Их породило само солнце, и лишь им было позволено подниматься так высоко в небо и оставаться с неопалимыми крыльями. Полетел дятел и маленькая канарейка, с которыми я практически не общалась. Но самое главное – вокруг меня не ошивалась стена, оазис или стеклянный купол, а на вершине пирамиды не восседало золотое око. Я могла отдохнуть от новых и старых друзей и недругов. Могла все осмыслить без вмешательства чужого мнения.

Внутренний голос подсказывал, что если зайти слишком далеко на восток, то уже не найти дорогу обратно. А может это был здравый смысл. Именно он остановил нас где-то в горах, не позволяя дойти до заснеженных сосен, красного солнца и колкого мороза.

Маленькие горные озера, водопадики и кусты морошки – вот, что сейчас меня окружало. Крики местных птиц и разреженный воздух пробирал до самого нутра. Здесь была наша конечная точка, цель похода. Я огляделась, с облегчением вздохнула и опустилась на влажную, поросшую мхом землю. Птицы, что прилетели с нами, обживали новые места, исследовали небо – будто здесь оно было каким-то другим, - а пирамида была рядом со мной.

Давно я не чувствовала себя так спокойно и уютно. Я могла просто сидеть, безо всяких мыслей и ощущать каждой клеточкой легкость. Такое, наверное, возможно только рядом с пирамидой и, быть может, восточные горы здесь ни причем.

От усталости я облокотилась о грань пирамиды. Знала, что это слишком, ведь я не имела на это права, но мне было все равно. К моему удивлению, пирамида продолжила стоять. Не отпрянула в испуге, не выплеснула обвинительных речей и даже не пошутила по этому поводу, как бывало раньше. Может, она просто пыталась осмыслить? Я, тем не менее, пользовалась моментом.

Чего мне бояться? Пристальный взор золотого глаза остался где-то там в пустыне, досюда ему не достать. Страх перед морем? Я пыталась нащупать его, но на том месте, где он должен находиться, обнаружилось только равнодушие. Возможно я должна была страшиться совести. Но кто я такая, чтобы ссылаться на нее? Я предала купол, чтобы стать ближе оазису, я разрушила мираж. Стеклянное полотно снова покрывает пышные зеленые заросли, но на долго ли? Я уничтожила их идиллию, и не мне говорить о совести.

Потому я расслабилась, опустила руки во влажный мох и закрыла глаза. От каменной грани исходило тепло, пирамида меня грела, а камень становился все мягче.

Как же давно я этого желала! Хотела, чтобы пирамида сдалась!

С победной улыбкой на лице я просидела так несколько часов, пока не уснула.

* * *

На рассвете я направилась в лес. Блуждая по оврагам и умываясь ледяной водой, я все еще чувствовала это тепло на своей коже. Но вот беда, утро – это время сожалений и раскаянья. Моя прозрачная оболочка исходила тревожной вибрацией, которую я никак не могла унять. Неужели страхи все же проснулись?

Я не хотела в этом разбираться. Резко обернувшись и найдя взглядом вершину пирамиды, что выглядывала из густых крон елей и пихт, я отбросила всю нелепицу, что лезла в голову. По телу пробежала дрожь, и тепло, что все еще осталось внутри, закололо в животе. Глубоко вздохнув, я сделала шаг, потом еще один и еще, пока не побежала со всех ног навстречу пирамиде.

Мне не нужен был ветер или птицы. Я думала лишь об одном, как бы поскорее оказаться на вершине. Забраться выше всех, на самый кончик пирамиды, который сейчас так удачно пустовал.

Совсем скоро я приблизилась к грани и, не останавливаясь, вбежала на покатый каменный склон. Я начала стремительно подниматься вверх. Некогда твердый камень прогибался под ногами и покрывался мягким мхом так, что за мной оставалась зеленая дорожка. Мох поспешно обволакивал всю пирамиду.

И вот я вскарабкалась на вершину. К этому моменту пирамида стала сплошь зеленой. Теперь я могла остановиться. Разряженный воздух с трудом насыщал организм, и я все не могла надышаться. По лицу расползлась счастливая улыбка, а сердце защемило. Хотелось кричать от переполняющих эмоций. Это был мой триумф – негласный, незримый для других. Я на вершине мира.

Полеты с птицами, игра с волнами – нет, вот настоящая свобода! Именно здесь. И неважно, что пирамида прикована к земле. Я чувствовала себя самым счастливым и свободным человеком в мире.

Раскинула руки и закричала.

По моим ногам пополз мох, передавая тепло пирамиды. Она поддерживала, оберегала меня. И я почувствовала заботу, которой мне так не хватало.



Алёна Темникова

Отредактировано: 30.04.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться