Один день рыцарской школы Валиона

Один день рыцарской школы Валиона

«И из собственной судьбы я выдёргивал по нитке»
(Б.Окуджава)
 

Эллион Райан, рыцарь Железного ордена, великий магистр Валлиона  молча потягивал эль.  Это было его любимое место – недалеко от входа, у самого окна таверны. За израненным ножевыми отметинами дубовым столом. Здесь он легко мог видеть осколок неба у горизонта, и мерно качающиеся на ветру ветви нибелийского дуба, и жёлтые пятна  дрока среди молодой травы.  И каждого, кто проходил мимо.  Жизнь текла медленно, застывая в узловатых от старости жилах времени. Мгновение передышки растягивалось в вечность. Райан с лёгкостью погружался в неё, восстанавливая потраченные в боях силы.  Энергия нибелийского дуба, пробуждаясь в раскинутых под таверной корнях, перетекала в его усталое тело. Покой…

Тихая вибрация в подвешенной у пояса суме прервало идиллию.  Ослабив тесьму, Райан достал  свёрток. Развернул, открыв тусклому свету таверны рубин размером с индюшачье яйцо.

Вспыхнув неожиданно ярко, камень заиграл отражениями, как в лабиринте. Грани раздвигали пространство, уводя в  кармолиновую глубь.  Острые вспышки мерцали в убегающих коридорах. Неясные очертания обретали форму, превращаясь в искажённое гневом лицо Нейтина Айгерса,  вице-канцлера рыцарской школы Валлиона.

- Эй ты, бездельник! - густой бас тяжело ударил по нервам.

Райан с трудом сдержал кривую усмешку. Нейтин был его ровесником. Они вместе росли, бились на деревянных мечах, с малолетства осваивая рыцарскую  науку, а затем постигали её азы в Валлионе.  Но Нейтин был сыном главы Совета, и это предопределило его судьбу. Вернувшись из странствий он без труда занял место, которое многие члены Совета прочили самому Райану. Это случилось три лета назад. Именно тогда, когда Райан был так близок к тому, чтобы получить желаемое.

- Прокля… - мысленно выругался было Райан, то тотчас одёрнул себя.  За время правления Орденом Нейтин стал намного сильнее в магии. Правда, не без помощи легкокрылых бродяг-сильвианов. Те, будучи незримыми и почти невесомыми,  успевали везде. Они знали всё обо всех, распространяя слухи и помогая устранить соперников тем, кто пользовался их помощью.  Они не знали морали, и им не было равных, когда речь шла о грязных играх.  Но Райан отвергал их услуги, предпочитая битву на мечах шакальей схватке в подвале.

И вот теперь невольно срывавшаяся с языка ругань могла разрушить его и без того пошатнувшуюся карьеру.

- Вижу, чем ты занят, - Нейтин немного остыл, но его искажённое гневом лицо всё ещё стояло перед мысленным взором Райана. Поединок… Вот что навсегда положит конец их соперничеству. Хотя нет. Нейтин никогда не вступит в открытый бой. Он слишком плохо владеет оружием.

- Забыл, что мне нужна новая редакция. Регуляции ордена. С условиями приёма и посвящения.

- Всё готово, владыка, - упрямый язык Райана с трудом выговаривал прописанный регуляциями титул верховного. -  Буду к полудню, как обещал.  

Вновь вспыхнув, кристалл  отозвался скрипучим голосом старухи Гризеллы. А вскоре и она сама возникла в переплетениях тёмно-красных лабиринтов. Чопорная дама трёхсот с лишним лет, тощая как сушёная рыба гэль, с длинным морщинистым лицом, тонувшим в глубоких складках маренгово-синего капюшона.

- Великий магистр, - надтреснутый фальцет был не по возрасту истеричен, но на этот раз Райан был внутренне спокоен. Когда-то Гризелла учила его магии,  палкой выбивая из него мальчишечью дурь. В те годы он ненавидел её, но сейчас с благодарностью вспоминал её уроки.

- Вас кормит меч, а нам достаётся удел жалких простолюдинов! Моё нынешнее жалование не позволяет мне даже…

Да, конечно. Это старик Эдгар. Скряга, каких свет не видел. Главный казначей школы Железного Ордена, вот уже сто лет выдающий жалование работникам. Он разберётся с ним, пусть даже ему придётся обратиться к Совету.

Глоток эля. Мягкое тепло разлилось по жилам. На мгновение Райан вновь окунулся в озеро покоя, созерцая расстилавшуюся за окном картину. Вот мимо проехал  всадник в коричневом колете. Один из младших магистрантов. Опытный взгляд зацепил   болтающийся на длинной перевязи меч. В бою нет мелочей. Слабая перевязь – лишние усилия руке.  Надо сказать ему… Волна недовольства, лёгкой рябью скользнув по поверхности мысли,   затихла, уступив место покою…

Женщина в чепце. Судя по всему, крестьянка. Пешая. В руках - гусь. Идёт в сторону города...

Молодой магистрант. Волнение всколыхнулось в глубине, отозвавшись щемящей болью в груди. Чернолицый Сибин из Менгера. Новичок, ещё не разменявший в школе первую весну. Однажды Райан сумел увидеть истинную сущность Сибина. Случайно, не успев вовремя прикрыть открывающий внутренний взор камень.  И понял, что на самом деле Сибин – девушка. Единственная дочь правителя Менгера по имени Айна, сбежавшая в Валлион от матримониальных планов своего отца. Он вызвал её, предупредил. И обратился в Совет с просьбой разрешить ей остаться.  Просьба была услышана, и с тех пор Айна – один из лучших учеников курса.  Вот и сейчас она – сама уверенность. Дерзкая мужская походка, спокойствие. Вот только взгляд немного косит в сторону. Смущается.  Знает, что для Райана открыты все её мысли. Такое случается, когда магистр чувствует в ученике преемника. Но тогда откуда эта тревога, затаившаяся внутри подобно предательнице-змее? Райан нахмурился, с деланным равнодушием уткнувшись в стакан с элем и краем глаза следя за передвижениями девушки.

Вошла. Приблизилась с должным почтением. Опустилась на колено, согласно уставу.

- Великий магистр, могу я просить вас о милости

 Райан кивнул. На щеках цвета дерева венге  - румянец. Но этот румянец видит только он,  Райан.  Точнее не видит, а чувствует исходящее от неё тепло. Всё же хорошо, что она чернокожа.

- Вы позволите мне  участвовать в ежегодном турнире?

Райан задумчиво глядел на девушку. На плечах - синий плащ с гербом Валлиона. Перевязь не слаба,  кисть удобно покоится на рукояти. Всё по уставу. Она будет хорошим рыцарем…

-  У тебя мало опыта

-  Я могу. Вы знаете это.

Взгляд из-под ресниц. Пытается преодолеть смущение. Райан прикрыл платком стоящий на столе рубин. Камень усиливал его способность видеть, а это затрудняло общение.

- Я должен проверить, как ты владеешь мечом, - произнёс он, но слова были скорее данью традиции, чем сомнением. Райан чувствовал, что рука Айны не по-девичьи тверда, и знал, что именно ей суждено взять главный приз на турнире. Если только…

- К тому же решение о допуске новичков принимает Совет, - добавил он. - А у тебя особый случай.

- Но я прошу вас…

- Хорошо.  Я встречусь с членами совета.

Тихая вибрация из-под платка. Кто-то хочет говорить с ним. Значит, Айна должна уйти. По уставу младшие не должны видеть отсветы высшей магии.

- Иди, - Райан отогнул угол платка. Кристалл нервно вспыхивал. В лабиринте граней мелькала бородатая физиономия законника Фарингса.  Надо ответить. Но вначале отпустить Айну.

  – Только помни – хочешь остаться рыцарем – не пей вина. Тебе нельзя. Никогда. Иначе…

- Благодарю за совет, великий магистр,  -  поднявшись, Айна попрощалась с ним кивком головы и двинулась к свободному столику. Проследив за ней взглядом, Райан убедился, что направившийся к ней трактирщик принёс кувшин с соком корней ноа. Напиток, укрепляющий дух и дающий силу. Что же, неплохо. Совсем неплохо.

Наскоро разобравшись с законником, Райан  завернул рубин и сунул в суму, вытащив из неё другой камень – маленький, чёрный, похожий на оникс. Поднёс к губам, шепнув несколько слов. Теперь его послание  полетит к ученикам. А он, Райан, будет лишь следить за исполнением своего приказа.

Поднявшись,  быстрым шагом направился к выходу. У нибелийского дуба его ждал осёдланный конь. Чёрный, как лицо Айны. И такой же норовистый, как она.  Вскочив в седло, прикрепил оникс к сбруе и дал коню шпоры. Конь, заржав, рванулся вперёд бешеным аллюром. Ветер ударил в лицо…

Вскоре Райан выехал на лесную дорогу. Весна обдавала пряными ароматами. Набухшие почки на ветвях подёрнулись свежей зеленью. Лес возрождался к жизни. И эта жизнь била его по щекам, пульсировала в висках и заставляла сердце щемить от непонятной тоски. Айна. Опять она. Похоже, сама судьба вызвала его на поединок. Поединок с собственной слабостью, которую он должен преодолеть. Непременно должен. Иначе он не сможет оставаться великим магистром Ордена. Завтра же он обратиться к Совету с просьбой отпустить его в странствие. Так будет лучше и для него, и для Айны.

Вновь вибрация у пояса. Остановиться. Осадив коня, устроился на ближайшей опушки. Впитав солнечный свет, рубин ярким огнём вспыхивал изнутри, освещая длинный извилистый коридор. В середине его виднелась тропа. Знак странствия. Всё одно к одному.

Вспышки утихли, сменившись ровным сиянием, среди которого белым пятном виднелось раздражённое лицо Нейтина.

  - Свяжись с Верховными.  Мне нужен приказ. Распоряжение об утверждении регуляций о вступлении в Орден.  Похоже, они снова всё усложняют. Или гонец перепутал со страху, нарвавшись на отряд титхов. Вместо выпускного турнира – состязание в умении владеть магией и смотр выправки. В комиссию ввести представителей всех сословий. Титхи угрожают нам, а сила Веллиона – в единстве всех жителей.

- И кто их только…! – выругавшись, Райан вскочил в седло.  Верховные… Их мир  столь запутан  и полон интриг, что невдомёк ни простому рыцарю, ни даже великому магистру Ордена. Но ведь он не раз встречался с ними – и во время выездов в город по делам школы, и на турнирах. Большинство из них ничем не отличаются от него и Нейтина. Правда, в последнее время среди Верховных почти нет настоящих рыцарей. Тех, кто прошли и турниры, и странствия. Несущих отметины вражьих мечей и стрел титхов.  Даже турниры среди них проводится лишь для виду, а в Совет Верховных всё чаще попадают  родственников прежних владык.  И всюду господство вежливых крылатых сильвианнов, опекающих тех, кто  близок к ним. А может, нужен им для осуществления их планов? Мысль ужалила ядовитой змеёй. Планы сильвианнов… Никто из рыцарей прежде не интересовался ими. Что могут эти лёгкие беспечные существа, способные лишь распространять слухи и плести интриги? А может, именно в этом их сила…  

К полудню вдали замелькали жёлтые башни Валлиона. Райан натянул поводья. Конь привычно перешёл на шаг. По обеим сторонам дороги тускло желтели вечнозелёные крупнолистые ральвы. Между ними – чаши с цветами.  Каждую весну их умело пробуждали к жизни руки хранительницы Кариан Мэй. Она заботливо высаживала в ещё окоченевшую после холодов землю  ростки, согревая их своим волшебством. И каждый раз напевала одну и ту же мелодию. Райан вспомнил её взгляд - тёплый, доверчивый. Он знал, что нравился ей, но никогда всерьёз не думал о женитьбе, не мысля расставание с Валлионом – обет великого магистра строг  и нерушим. Но теперь… На мгновение он перенёсся мыслями в замок предков. Старое кресло, огонь в камине… Он и…  Айна…

Встряхнул головой, отгоняя опутавшие его липкие тенета наваждения. Уехать. Теперь уже непременно. Но как он оставит Айну? И пусть она – хороший боец, но она нуждается в нём. В его защите перед Советом, впервые согласившимся на присутствие женщины среди рыцарей Валлиана…

Привычно кивнув страже, въехал в ворота. Трое рыцарей-магистрантов дожидались его  у входа в замок. Отдав им распоряжения, Райан отворил дверь и вошёл внутрь.  Пахло каминным дымом, кожей, книжной пылью. А ещё домом. Привычным ему домом, в котором он провёл  более ста двадцати вёсен. Подавив сожаление, направился по коридору с узкими стрельчатыми окнами. Дверь вице-канцлера была открыта. Вход во внутренние апартаменты охранял юноша-секретарь из старших учеников. 

Нейтин сидел в  кресле, облокотившись на стол.  Стену над головой в украшали герб ордена, два меча, кинжал и алебарда. Оружие… Райан с трудом сдержал кривую ухмылку. Несмотря на успехи в магии, Нейтин так и не смог овладеть искусством настоящего боя. Он не любил турниры и старался держаться в стороне – среди почтенных старцев и дам. Даже сейчас, несмотря на возросшую магическую силу Нейтина Райан был уверен – он легко бы одолел его в бою. 

- Где регуляции? – брови бывшего друга сдвинулись над наморщенной переносицей. В глазах сверкнули искры.

- Прошу, - Райан достал из-за пазухи свиток. Пробежав документ глазами, Нейтин отложил его в сторону.  Он выглядел расстроенным и озабоченным.

- Верховные опять воду в реке мутят, - недовольно пробормотал он. – Хотят поменять всё –  регуляции Ордена, приём. Отменить выпускной турнир – в первый раз за тысячу двести лет!

С ними невозможно договориться. Да разве я…

Многословная тирада из грубой брани вырывалась из груди Нейтина подобно лаве из жерла  вулкана, пробуждая ответное раздражение в душе Райана.  Он устал от него – от его многословия и мнительности. От закрытости планов и плотной незримой простому глазу толпы окружавших его сильвианнов.  Лишь те, кто достиг степени великого магистра, мог видеть этих крылатых остроносых существ ростом с рыцарскую ладонь. Но вред, наносимый ими намного превосходил их размеры. И именно они сыграли главную роль в их с Нейтином последней ссоре. Той, что случилась в прошлую весну. Тогда Нейтин натравил на Райана наиболее влиятельных членов Совета, обвинив его в нарушении устава Ордена.  Лишь помощь некоторых Верховных, да незапятнанная репутация помогли Райану избежать изгнания.  И вот теперь он сам хочет покинуть школу. Правда, ненадолго и с сохранением прежнего звания.

- Нам надо поговорить, - начал было он. Но похоже, сильвианны не зря кормились в покоях у вице-канцлера. Райану вдруг показалось, что он знает всё – и про его отношение к Айне, и про желание покинуть Валлиан.

- Ты нужен Валлиану,  - по лицу Нейтина пробежала судорога. – Сейчас трудное время…

 

Райана защемило в груди.  Отчего-то вспомнился мальчишка. И тот день, когда они с Нейтиным пытались сбежать из Валлиона. От старой Гризеллы, что охаживала их палкой за хулиганство.

Нет, всё же Нейтин не так уж плох. И они пока ещё вместе. К тому же дело истинного рыцаря - сохранить честь, а грязные игры – удел сильвианнов.

- Мы справимся, - ободрительно улыбнулся Райан . Если надо, я сам встречусь с Верховными.

Вскоре в помещение вошли ещё несколько рыцарей. Всплеснувшая было горечь забылась, сменившись делами. Затем был разговор с законником Фарингсом, распекание младших рыцарей и возвращение к себе…   
 



Нелли Искандерова

Отредактировано: 29.11.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться