Одна беременность на двоих

Размер шрифта: - +

Глава 57 «Цена ответственности»

Весь понедельник я прятала за экраном ноутбука захлестнувшие разум ощущения и свой стыд за них, придавший лицу подозрительную красноту. Календарь с ночи лежал в почте преподавателя, и я тыкала в старую версию файла, чтобы не испортить то, что могло украсить моё портфолио. Если Аманда и раскусила такую нехитрую игру, то не подала вида и не попросила помощи с флаерами для фирмы по недвижимости, которые надлежало закончить к среде. Пусть корпит над ними одна. Может, тогда вечером попросит массаж спины, вместо...

Я вновь почувствовала, что краснею. Мысли действовали не хуже сауны. Я даже уловила неприятный кисло-сладкий запах и с трудом поняла, что его источник вовсе не я, а лежащие в мешке апельсины. Их давно следовало перебрать. Замотав руку в бумажное полотенце, я принялась кидать в мусорку гниль, а лишь покрывшиеся мхом апельсины в раковину.

– Мы не выпьем столько сока, – подала голос Аманда.

– Я сварю мармелад, – ответила я, хотя не представляла вообще, как его варить. Наверняка знала лишь одно – долго. Мама иногда губила целые дни, спасая урожай. В общем-то это ещё один предлог не общаться с Амандой. Иногда даже хорошо, что язык опережает мысли.

Пакет слишком вонял, и я быстро собралась на улицу и от мусорных баков свернула к почте. Аманде пришла очередная кипа журналов и рекламных предложений. Теперь, когда она разделалась с учёбой, у неё будет предостаточно времени, чтобы прочитать всё от корки до корки и потом вынести мне мозг очередным массажем. Я со злости шарахнула дверцей почтового ящика и потом, будто извиняясь, погладила его. Только прикосновение к железу отозвалось в теле болезненным спазмом, и мозг в очередной раз проклял массаж.

Я поспешила укрыться от жутких ощущений на кухне, но потолок будто опустился, расплющивая мне голову, да и нос продолжало щекотать от запаха гнили.

– Если ты занята, – защебетала я, – я могу одна выгулять собаку. Ей пробежка тоже не помешает.

Я вновь надеялась, что фраза окажется спасительной. Аманда из солидарности к моей видимой работе пропустила аквайогу, а я так мечтала получить днём два часа свободы. Думала, растянусь на диване и побарабаню ногами, чтобы спустить адреналин. Теперь мне хотелось отвоевать хотя бы получасовую пробежку. Может, с настоящим потом от меня уйдут бешеные мысли.

Аманда поднялась слишком стремительно, чтобы усомниться в её ответе.

– Пойдём вместе, как в прошлый раз. Я буду на площадке, а ты на дорожке.

Ничего, не так всё плохо. Хотя бы на время окажемся в разных концах воображаемой планеты, а потом я найду спасение в апельсинах. Бег, однако, не принёс желаемой лёгкости, хотя всё же переместил мои терзания с головы на ноги. Да ещё в боку закололо.

– Я хотела испечь для Стива фокаччу. Но если тебе придётся из-за неё бежать лишний круг...

Трудно было понять, говорит Аманда серьёзно или издевается, любуясь моим взмыленным видом. Однако ж мысль о среде сжала сердце, и я забыла про бок.

– Или с фокаччей мармелад не очень?

Я заскрежетала зубами:

– Я не собираюсь предлагать Стиву мармелад! Я даже думать про него забыла.

И тут я не врала, потому что дурацкий массаж растопил снег ледяной зимы, но Аманда, конечно же, мне не поверила, но всё же не пустилась в рассуждения и лишь многозначительно хмыкнула. Но этого мимолётного пренебрежения оказалось достаточно, чтобы передать мне заряд уверенности, что ни одна струна моей души не дрогнет при встрече. Я докажу Аманде свою силу. Впрочем, со всей этой историей с миссис О’Коннер, Стиву явно будет не до меня. И эта мысль смахнула последнюю обиду на Аманду – я её пожалела, пожалела заранее. Как же тяжело ей будет во время визита матери, и я ничего, ничего не смогу сделать, чтобы помочь.

– Может, завтра утром я начну рисовать твой живот?

Слишком долго я тянула с художественным подарком – а после модель может и отказаться позировать. Не фотографии же Логана брать! А так, своим художеством я сумею внести хоть немного радости в оставшиеся до приезда матери дни.

Говорила я уже ровным голосом. Будто только что и не пробежала мили три.

– Завтра не получится, – опустила меня на землю Аманда. – Я всё хотела тебе сказать, но...

Ну что же это за манера накалять атмосферу перед обыкновенной просьбой! Небось собралась наконец за покупками. У нас ведь нет ещё ни одной пелёнки, даже автокресло нечем будет прикрыть.

– Ты не подумай, что я заболела нарциссизмом.

Сколько патетики! Тебе не в дизайнеры, а в артистки надо было идти!

– В общем, я согласилась, чтобы Логан сделал ещё и студийные фотографии. И надо именно завтра. Пока у него есть возможность воспользоваться учебной студией. Это не для курса, а для личного портфолио, но он договорился с учителем.

– Хорошо, я займусь чем-нибудь дома. Прибраться, кстати, не мешает к среде…

«К среде» прозвучало совсем спокойно – будто за ней просто шёл четверг...

– Нет, – Аманда даже натянула поводок, будто Лесси тоже должна была услышать её фразу. – Я хочу, чтобы ты пошла со мной. Для моральной поддержки. Это не совсем обычные фотографии. Они... Ну, они почти ню…

– Что? – я даже руки уронила вдоль тела.

– Почти. Я сказала – почти. Грудь прикрою вуалькой или игрушкой. Но в промежутках между съёмками... В общем, я не очень хочу оставаться с ним наедине.

– А Бьянка? Разве она не будет там?

– Она не знает об этом. Логан ей не сказал. Боялся, что она не поймёт. Но он прислал мне некоторые фотографии из сети, на которые хочет равняться. Там нет ничего непристойного…

– Это была твоя идея?

– Нет, его, – отрезала Аманда. – О чём ты думаешь? Он просто хочет расширить клиентскую базу, – и тут же добавила: – Я ему и младенца разрешила снимать?



Ольга Горышина

Отредактировано: 20.12.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться