Одна из двух

Размер шрифта: - +

Глава 9. Часть 2. Лей

Лей

 

 Увидев Циту в тунике из царского шелка и в парчовом кафтане, я позабыл обо всем и от нетерпения еле смог устоять на месте.

– Из-за этой красавицы в стране творился хаос? – насмешливо поинтересовалась Нулза.

– Сестра. – Я даже не знал, хочу ли придушить назойливую родственницу или обнять. Мое сердце пело от восторга. Пройдет час-другой и Цита станет моей навсегда. Мне удалось осторожно пробраться в ее мысли и, как я мог понять, моя ненаглядная считала себя родней сенатору Брао. Хотя мысленно она обращалась к нему «отец», я решил, что такое обращение  просто дань уважения. Я кое-что знал о сенаторе. Слухи о его суровом нраве дошли до Стратту-арре. Крэн Брао чтил свою семью и боготворил жену Лаасе, родную сестру Матео Мааса. Трудно поверить, что кто-то посмел бы причинить малейший вред его дочери и остаться безнаказанным. Тем более выкинуть из рутьера на плато Архонта и скормить лиурам. Утром Дарра сообщила мне, что у моей невесты  должны быть дети.

– А если она замужем, Лей? – вкрадчиво поинтересовалась старая княгиня.

Я поморщился и резко ответил:

–  А где он, этот муж? Почему за полгода мы не получили ни единого запроса от трезов? Я не собираюсь ждать, когда они обнаружат пропажу и начнут искать девушку. Цита принадлежит мне. Ты сама знаешь, Дарра, я не шатаюсь по девкам. Если выбрал себе женщину, не отпущу ее, никогда  не позволю ей уйти. Я найду уловки в законе, но женюсь на Ците, сделаю ее своей второй женой. Мне наплевать, что скажет Совет.

Теперь я стоял посреди парадного зала, нетерпеливо поджидая, когда Дарра и Лейя подведут ко мне невесту. Нет женщины прекрасней. Жаль только Зорган не смог выбраться и восстановить ей зрение. Я начинал сердиться на брата. Чем он занят таким важным? С другой стороны, я не мог позволить Ците пропустить собственную церемонию. Поэтому, когда она подошла ко мне, я положил ей руку на затылок, передавая импульсы глазным нервам. Через минуту, другую она повернулась ко мне, улыбаясь. Я увидел, как она обвела взглядом богато украшенный зал и всех собравшихся. Гостей собралось немного. Мне хотелось подольше насладиться тихой жизнью с любимой женщиной. А ответить на вопросы совета старейшин и послушать гневные речи можно попозже. Все равно мне от этого никуда не деться. Великий князь стреттов, кровь от крови Наягны, вознамерился воссоединиться с трезарианкой, обглоданной лиурами. Я представлял ярость  Тиора, его заумные речи о величии рода Кхрато-аннов, о моей обязанности родить наследника в законном браке. Я знал заранее, что последует, как только весть о моей связи с Цитой достигнет ушей совета. Поэтому сделал все, чтобы о  церемонии не стало известно. Интуитивно я понимал, эта златокудрая красавица – моя слабость, что для правителя недопустимо. С сегодняшнего дня любая информация о Ците приравнивалась к государственной тайне. Всех обитателей дворца Кхрато-анне известили об этом, а посторонних  перестали пускать.

Церемония началась. Мойн, старый князь, в нарядной шелковой красной рубахе и в новых штанах, чрезвычайно гордый возложенной миссией, листал молитвенник в поисках нужных псалмов. Я, молча, попросил его:

– Прочти триста пятнадцатый, фра.

– Уверен? – так же молча, поинтересовался дед, на мгновение наши глаза заговорщицки встретились.

– Все равно никто не поймет, – бросил я.

– Дарра поймет, Нулза…

– Они смолчат.

– Ты точно решил?

– Да.

Никто не заметил наших тайных переговоров, и ровный голос Мойна зазвучал под сводами дворца.

После молитвы мы с Цитой принесли короткие клятвы любви и верности. Свою первую церемонию с Ренцей я считал просто праздником и, не задумываясь, пробубнил все клятвы и молитвы. Во время свадьбы с Ниньей я пренебрег клятвами, на чтении молитв обряд закончился. Сейчас же, беря в жены Циту, я искренне верил в каждое произнесенное слово, обещая любить и оберегать вечно. Мойн с Даррой благословили нас, а затем все присутствующие потянулись с поздравлениями. Посмотрев в сторону, я увидел возле колонны знакомую фигуру. Моя супруга Нинья стояла с широко распахнутыми от удивления глазами, обалдело взирая на происходящее.

Проклятье Наягны! Что здесь делает эта дрянь? Кто впустил ее в мой дворец? В два шага я оказался рядом.

– Тебе кто позволил сюда явиться? – проревел я, не скрывая гнева,  и схватил Нинью за руку.

– Как княгиня стреттов, я могу войти в любой дом княжества! – с вызовом ответила мне жена, пытаясь вырваться.

– Это право матери стреттов, а не просто княгини, – осадил я, крепко сжимая ее запястье.

– Ты мне не дал такой возможности, – зло прошипела Нинья. – Пусти, больно!

– Ты так хотела стать княгиней, дорогая, – бросил я, слегка ослабив хватку. – Тебя даже не интересовало, что у меня уже имелась семья. Я просил тебя отказаться от помолвки. Но вместо этого ты натравила на меня совет старейшин.

– Я надеялась, ты переменишься ко мне, – зло возразила Нинья. Ее глаза горели гневом и обидой.



Виктория Волкова

Отредактировано: 07.03.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться