Охота на рогоносца

Размер шрифта: - +

Новые грабли на старый лад

Новые грабли на старый лад

 

До возрождения осталось 10, 9, 8

Что за?

Я выпал прямо на копейщика, озадаченно осматривающего своё копьё. Низкоурвоневик отлетел, потеряв половину здоровья. Мелькнула системка о достижении "Гора с небес". Совсем забыл о быстрой смерти! Но я хотя бы был к этому готов, а мои мучители - не очень.

- Он блинкнул!

- Кто?

- Олень!

- Где?

- Не убивать! Принести в жертву! - хлестнул по нервам холодный голос.

Сам ты жертва!

Я зарычал и кинулся на толпу, и через секунду её прорвал, унося на рогах, как на подъёмнике чересчур храброго мечника.

- Измена! Нас предали! - закричал я, добавляя суматохи.

Что-то дёрнуло по лапам, я покатился, задёргался.

Выпутался! Мельком оглянулся на ком сетей, в который тут же врезался файербол. Но там меня уже не было.

Пусть попробуют, поймают ветер!

Хмельной вострог вдруг пробежался от кончика рогов до пяток. Я взвился в лихом прыжке, уходя от пары воткнувшихся копий. Меж деревьями, на холм!

- Вот он!

Прикладываюсь на бегу рогами к стволу, сшибая притаившегося стукача. Грамотно придумали. Ну, ничего. Главное - держать всех подальше от моей группы.

На какой-то момент я отключился, а когда пришёл в себя, то нёсся странными прыжками в сторону Чёрной Чащи. Злобные волки, пауки, Дерево пятого уровня, напускающее сон и атакующее корнями из-под земли.

- Вот он!

Сколько же по лесу Павликов Морозовых!

Проношусь мимо, как рогатый локомотив.

Вам нанесено 5 единиц колющего урона!

Паршивец ещё и лучник, но в лесу это не спасёт.

Здесь лес шёл полосами между полями, и я славно побегал между ними, таская охотников, как рогатый сусанин. Уже несколько раз я видел у загонщиков смотанные тюки вместо оружия, и ячеистые ловушки хлопались рядом с моим куцым хвостом.

Но обошлось.

Танцы, засады, без особых планов. Увернулся - и хорошо.

Редкие встречи с одиночками не приносили особого вреда сторонам. Два удара - и разбежались. Но потом я увидел впереди широкую цепь загонщиков, как раз выбравшихся из очередной рощицы. Похоже, время для новой радостной встречи.

Я выскочил на открытое место, приветственно махнул хвостом, дождался гудков и криков и нырнул обратно в заросли.

Чуть прикинув по карте, я потрусил навстречу отряду с холодноголосым, которого особенно не любил. Оно и правда, пора передохнуть. Руки ощутимо саднили от четвероногого бега, зато выносливость выросла до одиннадцати.

Хорошо, что я получил вместе с оленем картографию.

Эти меня засекли даже в кустах. Вдруг по спине полоснуло холодком, прижались уши. Обо мне узнал холодный. Я это прочувствовал. И тихо пошёл вправо. Там мне казалось безопасней.

До окончания оленьих игр оставался всего час. Надо же, как быстро пролетело время!

Спереди слышались азартные крики, сзади не менее азартная тишина. Я петлял между кустами, сводя два крыла загонщиков под встречу.

Сеть упала сверху, надёжно и основательно. И спутала руки, что совсем паршиво.

Я потянулся за подсвечником, но сапог даванул по руке, потом кто-то бросил слабенький паралич.

- Ну, наконец-то, - услышал я тот самый холодный голос.

Две цепи загонщиков выходили навстречу друг другу, мирно перекидываясь словами. Упс. Это были союзники, или вовсе соклановцы.

Вперёд выпихнули испуганного человечка в одеждах жреца жизни. Вряд ли их культ поощряет ношение верёвок на руках. Да и вид у него был не особо довольный для добровольного помощника, вышедшего с друзьями погулять.

- Давай! - приказал рейнджер, и на мгновение я испугался, что он меня узнал.

Боязливо покосившийся на командира жрец быстро выложил из палочек и листьев круг, полил из бутылочки на поясе. Потянуло лёгким колдовством, приятным и родным.

На меня смотрели, как на летающего слона. С интересом, но без уважения. Я изображал глупый вид.

- А может, копыта того, на ингридиенты? - заискивающе поинтересовался один.

- Только не пораньте! - буркнул вожак, и через пять минут недобровольного маникюра я стал чуть ниже и мягче.

- И рога бы... - вякнул разошедшийся алхимик.

- Сейчас сам по рогам получишь, - посулил рейнджер, - Готово?

Жрец испуганно кивнул над кругом.

- Богиня Жизни, прими своего зверя от нас в дар, - нараспев произнёс рейнджер, без натуги поднимая мою весьма немалую тушку, и швырнул в круг.

Я плыл в золотом облаке, не чуя ног. Кто я?

Не помню. Хорошо.

- Устал, малыш? - говорит мне золотой голос, и полный безмерной доброты взгляд пронизывает меня насквозь.

Но я больше не устал. Напротив, меня просто переполняют силы. Я стою посреди поляны с самой вкусной на свете травой. Если поваляться по ней, то становишься втрое сильнее.

Рядом бежит сладкий ручей, который залечит любую рану. На этом стебле ночью распускается цветок, дающий умение летать. В кустах перекликаются друзья-товарищи, плюшевые, ласковые, с которыми так славно играть. Лишь глупец захочет покинуть эти края добровольно.

Но откуда это беспокойство? Откуда чувства, что поляна - лишь ловушка, ясли, загон?

- Торопишься, малыш? Хорошо. Уже скоро.

Я быстро отхлёбываю из ручья, прокатываюсь на траве и захрупываю нераспустившимся цветком. Хоть немного ловкости, да добавит. Лужайка тает, теряет твёрдость. Под ней проступает белая хмарь, в которой я тону. А потом вдруг в стороны распахивается бездонное небо.

Но я смотрю вниз, на покрытую голубыми пятнами и линиями землю с зелёными пятнами лесов, ледяными пустошами, и жёлтыми пустынными точками.

Я лечу обратно. Я возвращаюсь.

И чем ближе к земле, тем больше всплывает имён и памяти.

Берегись, холодноголосый!



Константин Павлов

Отредактировано: 20.09.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться