Охота на Химеру

Размер шрифта: - +

Глава 12. Столица, главный офис компании «Аэда», 24 августа. Зварыгин

- Что значит похитили? Прямо в здании компании? – Генеральный сидел за столом и в упор смотрел на стоящего перед ним Зварыгина. – Иван, что происходит?

- Похоже, кто-то доложил Омскому о том, что его вычислили. И о том, насколько важен Виктор. Жест отчаянья. – Зварыгин потер переносицу.

- И где он сейчас? – Андрей Васильевич откинулся в кресле. – Только не говори, что не знаешь.

- Знаю, конечно. – Зварыгин смотрел мрачно – Нулевой уровень, второй отсек.

- Что!? – Генеральный медленно поднялся, а потом так же медленно опустился в кресло, и неожиданно спокойно произнес.

- Иван, как он узнал? Как он узнал о Фениксе? От кого?

- Не знал он. – Зварыгин помолчал. – Он только о Химере знал. И о том, что Виктор – ключ к ней. Ему доложили, что нам все известно, и он решил действовать. Теперь он попытается управлять Химерой.

- Кто крыса? – лицо Андрея Васильевича казалось высеченным из мрамора.

- Ваша секретарша. Лидия.

- У нее были возможности… - Генеральный медленно кивнул. – А теперь по порядку.

- Он знал больше, чем мы думали. Знал о Химере и о том, что ключ к ней – Виктор. Знал, что он под подозрением. И когда понял, что мы все знаем, решил, что сможет уничтожить нас руками Химеры. Лидия вызвала Виктора вроде как по моему приказу – даже Вадим ничего не заподозрил. Как я ее раньше не вычислил? Но когда Вадим позвонил мне – все встало на свои места. Если хоть немного раньше… Виктор вышел, и тут Омский его и оглушил. Скорее всего, это произошло возле лифта. У Омского был допуск на нижние этажи – поэтому он просто съехал на лифте вниз, прекрасно понимая, что из здания компании ему не выбраться. Рассчитывал в бункере пересидеть, а оттуда нам условия диктовать. Не ожидал, что первый отсек окажется занят и к тому же под усиленной охраной. Но в безопасности он хорошо разбирался – просто блокировал бронированные двери между коридором и отсеками. Охранники его видели, но сделать ничего не могли. Он затащил бесчувственного Виктора во второй отсек и запер двери. Как оборудованы оба бункера, не мне вам рассказывать. Выйти он не может, но и мы подобраться к нему не в силах. Продуктов там на месяцы хватит, электричество автономно, как и доступ в сеть. Мы должны действовать немедленно. До того, как он доберется до Химеры.

- Сколько у нас времени? – Генеральный говорил по-прежнему спокойно.

- Похоже, оно уже все вышло. Мы должны действовать немедленно. – Зварыгин посмотрел Генеральному прямо в глаза и это взгляд внезапно напомнил ему прежнего Ивана – такого, каким он был шесть лет назад.

- И что ты предлагаешь? – Андрей Васильевич обдумывал варианты и теперь с легким любопытством ждал, что предложит Зварыгин.

- Связаться с Химерой. Немедленно. До того, как это сделает Омский. И рассказать ей все прямым текстом.

- Рискованно… - Генеральный потер подбородок. – Где Марк?

- Сейчас придет. Я велел разыскать его и передать, что он нужен срочно.

Двери открылись почти одновременно с его словами, и в кабинет вошел мрачный Туров.

- Такое ощущение, что у нас и полдня не может пройти без того, чтобы что-то не случилось. – Он плотно закрыл двери. – Что стряслось на этот раз?

Пока Генеральный вводил его в курс дела, Зварыгин раздумывал над своим промахом. Давно следовало вычислить эту мерзавку. Распустился он что-то, расклеился. Когда шесть лет назад он из-за несчастного случая потерял двух самых дорогих ему людей, едва не сломался. Тогда его спас Андрей. Можно сказать, с того света вытащил. А потом он с головой ушел в работу. Тогда он думал, что никогда больше ничего не сможет чувствовать. Он ничего и не чувствовал – никаких эмоций. Равнодушие стало его броней, защитой от той запредельной боли, которая когда-то почти свела его с ума. Но сейчас было такое ощущение, что его панцирь стал давать трещины. А он стал допускать ошибки.

Зварыгин уселся за компьютер и стал составлять письмо. Марк ходил туда-сюда, время от времени останавливаясь за его спиной и читая то, что он набирал. Но он не чувствовал сейчас ничего – даже привычного легкого раздражения. Зварыгин представлял лицо Химеры, ее взгляд и пытался понять, как она будет реагировать. Вот на эту фразу. А вот на эту. От того, как он напишет сейчас, зависело слишком многое. Зависело, на чьей стороне окажется опасное и непредсказуемое существо. Имя Екатерина явно ей больше не шло. Да она и сама себя называла Химерой. Что она чувствовала? Что пересилит в ней – ненависть к компании или желание спасти Виктора? Какие эмоции управляют ею сейчас?

Закончив, он перечитал еще раз.

Генеральным тоже подошел и быстро перечитал написанное. Затем кивнул. Зварыгин молча отправил – теперь оставалось только ждать. И надеяться, что они успели раньше Омского. Что подобрали верные слова. Судорожный вздох Марка заставил его резко обернуться, испытав на мгновения смесь торжества по поводу того, что он не ошибся и отчетливого чувства, что именно сейчас все висит на волоске – перед ними, неподвижно замерев в напряженной позе, стояла Химера.

В отличие от него, ни Марк, ни Андрей не видели ее раньше. Но и впечатление, произведенное на него, тоже было сильным. Химера пока молчала, а в ее абсолютно черных глазах ничего не отражалось. Лицо своей неподвижностью напоминало маску.

Похоже, направленные на нее взгляды ее отнюдь не смущали. Постояв на месте несколько секунд, она плавно шагнула вперед, обошла Марка и уселась в кресло.

Зварыгин рассматривал ее, пытаясь понять, как строить с ней разговор. Нет, внешне она почти не изменилась. А вот ее движения стали на удивление четкими и изящными. Точно выверенными. Жутковатое впечатление производила ее манера неподвижно замирать в любой позе – даже кажущейся явно неудобной. Да и в кресле она сидела не вольготно расслабившись – а напоминая взведенную пружину. И она, медленно повернув голову, обвела всех взглядом, после чего уставилась ему прямо в глаза.



Татьяна Полетаева

Отредактировано: 23.11.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться