Оксюморон. Часть 1. Темная сказка

Размер шрифта: - +

Глава 3

-Я не буду есть за одним столом с этим...
-Попрошу не выражаться, - предостерег Лео Таниту, переступая через порог, - и вообще-то вы все едите на мои деньги. Так что жуй, глотай, а главное - молчи!
Парень прошел в комнату, протиснулся между кроватями и поставил на широкий деревянный подоконник тарелки с едой. Мы с Танитой сидели, каждая думая о своем, а вот Юнера уже приступила к своим спагетти и, медленно накручивая их на вилку, осторожно подносила ко рту. Лео метнул в нее злобным взглядом, потому что, как оказалось, это была его порция. Парень просто принес ее раньше других и оставил на подоконнике, когда отправлялся за нашими тарелками. Но Юля лишь непонимающе моргнула в ответ и как ни в чем не бывало проглотила очередную дозу аппетитных макарошек. Девушка сидела рядом с Танитой, сложив ноги по-турецки, и теперь уже окончательно забыла о возникшей проблемке, наслаждаясь возможностью отдохнуть и набраться сил. Все понимали: путь предстоит нам нелегкий. Но думать об этом сейчас не хотел никто. Лео тяжело вздохнул, с явным недовольством взял другую тарелку и сел на диван, где расположилась я. Юнера переглянулась с Танитой: та похоже понимала, в чем дело, но ничего не сказала, лишь попросила себе свою порцию и приступила к еде.
Лео уже успел привести себя в порядок. Когда в него полетел ботинок Таниты, он ловко увернулся, засмеялся и вышел в коридор. Я думала, что больше мы его никогда не увидим, но парень вернулся через полчаса с мокрыми волосами. Он постирал рубашку, и теперь, хоть она и не стала идеально белой, она выглядела вполне опрятно: на ней перестали висеть комья грязи, а аромат помоев из свинарника и алкоголя больше не сопровождал каждое движение ее хозяина.
Белая рубашка была излюбленной одеждой Лео, и сейчас она красовалась на нем. Рубашка была мокрой, обтягивала тело... Поэтому, когда он вошел, мой взгляд быстро изучил кубики на его теле, которые выделяла мокрая ткань. Похоже, Лео совсем не изменился с тех пор, как я встретила его впервые. Все те же волосы, доходящие до плеч, все та же одежда, все те же привычки и манеры. Он мог быть любезен и строг одновременно.
Лео не был похож на других. Его сложно было понять. Иногда его решения вызывали множество вопросов,а ответы на некоторые из них я до сих пор пыталась найти. И, хоть я и заставляла себя не думать о нем, в моих мыслях часто проскальзывал образ человека - некана, что сидел сейчас рядом со мной. Я пыталась понять, о чем он думал, чего хотел, чего ждал от этой нашей неожиданной встречи. Хотя с таким же успехом эти самые вопросы я могла задать самой себе.
Все ели молча. Видимо каждый пытался обдумать ситуацию. И каждый, естественно, обдумывал ее по-своему. Я, например, думала о том, на какие средства устроен весь этот пир. Уже в тот момент, когда Лео предложил нам поесть, эта мысль пронеслась в моей голове. Именно из-за этого парень удостоился моего косого взгляда. Лео тогда лишь пожал плечами, словно говоря: "Ну, надо же на что-то жить". Я понимала: он жил на чужие средства, добытые, скорее всего, не самыми законными в Оксюмороне методами. Мне очень хотелось упрекнуть его, но я решила придерживаться другой тактики. Между нами только деловые отношения: "вернуть моих подруг" - вот наша общая цель. И учить Лео жизни я не собираюсь. Наши пути вскоре вновь разойдутся, поэтому не стоит мне лезть в его дела и пытаться решить его проблемы.
-Сколько у тебя лошадей? - доев свою порцию и поставив пустую тарелку на подоконник, Лео, наконец, нарушил долгое молчание.
-Двое: Лис и Бенчик, - ответила я.
-На двоих до Логова мы быстро не доберемся, - отметил он и призадумался. - Можно заехать в Элгод, там сейчас ярмарка… Найдем лошадей и все необходимое для нашего похода, а то ночи сейчас не такие теплые...
-Да, я тоже об этом думала, - согласилась я, отставляя тарелку на тумбочке, что стояла рядом с моей кроватью. - Ты не знаешь, когда Блэр собирается уезжать из города? И сколько с ним человек?
Я спросила это как бы невзначай, словно меня вовсе и не волновал этот вопрос, и я так, между прочим, интересуюсь местоположением короля волков. Однако Лео мой спокойный голос не провел, и парень растянулся в улыбке. Он знал о моих отношениях с вожаком стаи и понимал, что я явно не желала попасться тому на глаза, а Элгод - совсем небольшой городок, да и к тому же лежал как раз на пути Блэра, если король решит вдруг вернуться в столицу. Да и многие из королевской стражи знали меня. В общем, мне очень не хотелось встретиться со всеми этими людьми лицом к лицу, ведь Льюиса рядом не было, и мы так далеко от королевства орлов…
-С ним общался только представитель городничего, значит, встреча с главой будет или сегодня, или в ближайшие дни. Хм… Людей с ним не так много. Точно знаю, что моего брата здесь определенно нет! Вчера лично проверил, - Лео потер затылок, видимо, он сильно приложился об пол, если еще до этого его хорошенько не избили.
  Странно, но сегодня на нем почти не было следов вчерашних побоев. Видать, еще легко отделался.
-Отлично, уедем сегодня ночью, - решила я. - Народу будет много, сможем быстренько улизнуть из Шторхола. К утру прибудем в Элгод, закупимся всем необходимым и в путь!
Мне нравился наш новый план. У нас была четкая и вполне выполнимая цель. До Логова мы доберемся достаточно быстро, а потом найдем там карту и отправим девчонок назад. Затем я вернусь к Льюису, а Лео...
Я посмотрела на него: парень сидел рядом, облокотившись на стену, и что-то пил. Ох, я была уверена, что это не сок. Он выглядел вполне спокойным, что было редкостью для того Лео, которого я знала раньше. Насколько же он изменился? Или не изменился вовсе, и это лишь мое воображение? Казалось, прежний он умер, и сейчас передо мной его отличная копия, а может, это та его копия умерла, и он показывал свою истинную личность. Кем был настоящий Лео? Героем или предателем, воином или вором? Я изучала его взглядом и не могла понять, кто этот человек. Я чувствовала, что в нем многое поменялось и при этом не изменилось ничего.
Я знала, как это бывает. Знала, каково это - умереть, потерять себя. Знала, что однажды утром можно проснуться и понять, что ты уже не та, кем была раньше. Эти размышления часто пугали меня, бросали в холодный пот… Я пыталась вернуться к прежней жизни после войны, забыть об Оксюмороне, забыть о шрамах на той мне, что сейчас уже исчезла, потонула в потоке времени… Оксюморон втянул меня в свои передряги вновь, словно не хотел отпускать. И я поддалась, продолжая думать о том, какой же я была тогда, три года назад, когда только попала в этот мир. Но сколько бы я об этом ни размышляла, я не могла вспомнить. И сейчас, смотря на Лео, я словно понимала, что он думает о том же, о тех днях, что мы проводили в Логове. Может быть, он тоже пытается решить: кто он?
-А что это за место? - Юнера, хоть и начала есть первой, но доела последней. - Логово это?
Лео взглянул на меня и сложил руки на груди, словно отгораживаясь от этого вопроса и предоставляя слово мне. Так же иногда делал Льюис, когда не хотел говорить сам. Наверное, оба они не хотели брать ответственность за произнесенные слова.
-Раньше, - я начала издалека, чтобы получше ввести девчонок в курс дела, - Лео командовал разведкой волков, как сейчас Льюис командует разведкой орлов. Сейчас у волков уже нет такого подразделения, но во время войны было. Логово находилось на границе территории волков, и никто не знал, где его место. Там собирались разведчики...
-Вас была целая рота, а Логово это дворец? - усмехнулась Танита.
-Нет, - я настолько ушла в себя, что то место предстало перед моими глазами, - это был небольшой дом, амбар, конюшня... Он стоял у подножия гор и скрывался в густом лесу, но чуть дальше было чистое поле, с высокой травой. Хм... - я моргнула, словно сбрасывая с себя наваждение. - А было нас там всего шестеро...
-Немного для супер-пупер разведки, - Танита встала и собрала все тарелки в одно место.
-Это были лучшие войны Оксюморона, - я улыбнулась. - Не считая меня, конечно.
-Зато сейчас ты один из лучших воинов Оксюморона, Кай.
Лео взглянул на меня, и в его глазах я увидела все то же, что видела перед собой: домик, лес, друзей, собравшихся за столом, словно наши мысли переплелись и мы оказались в Логове - в доме, что скрывался в тени высоких гор.
 -Значит, мы идем туда… - Таня села на кровать рядом со мной и призадумалась. - И насколько далек и опасен наш путь в этот раз? Надеюсь, нам никого не придется вновь искать и шастать за ним по барам? - Лео на это замечание закатил глаза. - А то мне не очень нравится, как развлекаются неканы! Слишком уж по-человечески...
-Если пойдем напрямую, - прикинул парень, - то доберемся где-то за неделю.
-Отлично, - выдохнула недовольно Танита, - опять две недели в грязной одежде и в седле... Господи, как же я хочу полежать в горячей ванне и свежей мягкой постели, - она подняла глаза к потолку. - И это твое испытание?!.. - рыкнула она недовольно на "бога".
Повисла тишина. Лео взглянул на потолок: слишком уж долго и внимательно Танита смотрела на длинные доски, словно видела там какой-то ответ от того, чья воля не распространялась на этот мир. Сам мир был богом, сам мир правил здесь, и просить его помощи было бессмысленно. Лучше уж заключить сделку с дьяволом, чем ждать милости от Оксюморона. И такой дьявол в свое время существовал...
-О, монетка! - Юнера нагнулась вниз и подняла с пола коричневый металлический диск размером с орешек.
-Эй, это моя, - Лео соскочил с подоконника и протянул руку. - Отдай, это сдача...
-Где растяпа да тетеря, там не прибыль, а потеря!
Танита засмеялась. А Юнера сжала монету в кулаке.
-Так тебе и надо, Лео, - прокомментировала Таня. - Знай наших! Все, что нашли, все наше.
-Предлагаю обмен! - усмехнулся Лео. - Ты мне отдашь эту монету, а я тебе другую.
Он протянул Юнере монетку побольше. Она была серебряной, и мои глаза тут же расширились, стоило мне увидеть блестящий новенький "хистерик". Я хотела вставить слово, но тут Юнера произнесла "согласна" и обмен свершился. Еще бы! Эта монетка явно была покрасивей той, что держала в руках Юнера.
-Эй, Лео… - я наблюдала за тем, как Юнера рассматривает новую находку. - Ты ничего не перепутал?
-А что такое? - Юля с любопытством уставилась на нас двоих.
-Ох… Ну, та монетка, что он тебе дал, гораздо дороже той, что ты нашла на полу… - попыталась объяснить я.
Тогда и Танита и Юнера, не веря услышанному, уставились уже на одного Лео. Наверное, думали, где же он собирался схитрить. А парень просто торжественно ухмылялся.Даже нарочно выдержал скромную паузу перед тем, как объяснить свою "уловку". А все ожидали его ответа. В этот миг он стал просто центром вселенной, ведь даже я удивленно вскинула брови.
-Я просто подумал, что на один "гринд" тебе ничего не купить. А на "хистерик" ты себе хоть одежду получше прикупишь - твоя никуда не годится. Я, конечно, понимаю, что вы хотели не выделяться, но, знаете. Вы все наоборот привлекаете лишь еще больше внимания, потому что так и хочется вам деньжат подкинуть.
-Погоди, - Танита придвинулась ближе к Юнере и посмотрела на ее ладонь с столь неожиданным сокровищем. - И что еще на эту вот монетку можно купить?
Лео тяжело вздохнул, а я растянулась в улыбке. В моих мыслях моментально проплыли воспоминания прошлых лет. Точно так же он делал три года назад, когда пытался объяснить мне традиции, законы и всякие другие вещи в Оксюмороне. Я только попала сюда и ничегошеньки не знала. Он же и остальные ребята из разведки волков периодически объясняли мне детально каждую мелочь повседневной жизни в Оксюмороне. Надо сказать, те длинные ночные разговоры у костра, когда все собирались, чтобы поделиться своим опытом и знаниями, были очень поучительны. Я постоянно останавливала рассказчиков, переспрашивала, а Лео то и дело вздыхал и пытался пояснить мне тот или иной вопрос. Похоже, парень вновь принял на себя роль учителя. И от этого мне стало смешно. Лео порылся в кармане и высунул оттуда горстку монет. Я сразу же приметила, сколько денег у него имеется.
-Итак, начнем, - Лео выбрал из кучки серебряную монету. - Это серебряный "хистерик", такой же я дал тебе, - он кивком указал на руку Юнеры. - Это самая дорогая монета в Оксюмороне. Серебро тут металл редкий, как и золото. Но золотых монет у нас нет в принципе. Из золота у нас делают разве что украшения, и их себе может позволить только какой-нибудь Льюис.
Танита оценила его шутку широкой улыбкой. Похоже, Танита и Лео начинали находить что-то общее - оба недолюбливали принца орлов.
-"Хистерик" можно узнать по кресту, что изображен на одной из сторон, - продолжил Лео, - на другой ты можешь увидеть герб четырех королевств. Это гербы нашего мира. По вашим деньгам это где-то… тысяч двадцать.
Я тут же зацепилась за последнюю фразу. Торговля с людьми была запрещена, но раз он знал валюту в человеческих мерках... Неужели Лео начал заниматься контрабандой? Этот факт меня насторожил. Однако я постаралась не подать вида и продолжила слушать лекцию.
-Так, - продолжил Лео и, высыпав монеты на подоконник, отобрал нужную, - это бронзовый "хистерик", иногда его называют "волчьей ягодой", потому что ее выпускает королевство волков. У нее с одной стороны крест, - он покрутил монету в руках, - с другой морда волка. Ну да, с гербом волки не заморачивались, - парень усмехнулся и передал монету девчонкам. - Пять таких монет покроют серебряную, если сторговаться.
Я пересела к девчонкам на кровать, наблюдая за рассказом со стороны.
-Это тоже бронзовая монета, но она поменьше, это бронзовая "сайна". Монета пум - на их территории она самая распространенная. Фантазии и у этих нет, так что, - он перевернул монету другой стороной, - вот вам герб пум, - затем повернул другой, - и герб оксюморона.
Лео кинул монетку мне, и я ловко словила ее.
- Чтобы поменять бронзовую "сайну" на серебряный "хистерик" вам понадобиться шесть-семь таких монеток. Ну и то, что ты нашла на полу, это "гринд". Они самые дешевые, их на "хистерики"и вовсе не меняют, а если и меняют, тебе нужно их штук двадцать, а то и больше, - он сделал паузу, чтобы информация уложилась в головах слушателей. - Есть еще пара монет… Но у меня их нет сейчас с собой. Это "тулоны" - они тоже серебряные, но маленькие, как "гринды". На них изображен меч. По цене - примерно как "сайны", - Лео собрал горстку монет в руку и засунул обратно в карман. - И еще "кидики". Это железные монетки, по цене меньше, чем "гринды". Ими пользуются в основном на нейтральной территории. Там изображена оксюморонская "кахта" - буква такая, на греческую "бету" похожа.
-Господи, у меня мозг кипит, - Танита схватилась за голову, рассматривая все монеты, что одолжил им Лео. - Скажите мне, что в вашем мире сложностей больше нет, а то я пойду и повешусь!
Я промолчала. Они еще столько не знали, что я даже понятия не имела с чего начать. А как рассказать им обо всем, что со мной произошло? Приходилось рассказывать все по порядку, чтобы информация хотя бы немного укладывалась в голове. Помнится, Лео тоже каждый день утром рассказывал мне что-то новое, а вечером мы обсуждали все за костром с остальными моими товарищами, что жили в Логове. И просыпалась я обычно с удовольствием, потому что знала: меня ждет увлекательная история об Оксюмороне. О мире, который таил в себе столько неразгаданных тайн, который влек меня этой своей таинственностью. Словно приманкой, манил и порой не давал заснуть звездными ночами, оставляя в размышлениях над предложенными мне в очередной день загадками.
Слишком поздно я поняла, что этот мир не даст мне ничего хорошего, что я для него лишь кукла, с помощью которой он исполняет свою торжественную пьесу.
В конце любого пути нас ждала смерть. И многие жили только ради нее. Мир часто отгонял старушку с косой, но лишь для того, чтобы помучить тебя, искусить запретным плодом, а потом, наконец, отдать его тебе - отдать, чтобы было чем давиться.
Приближался вечер. Я вышла на улицу, чтобы проверить лошадей, но задержалась во дворе. Под ногами лежала брусчатка, сквозь которую пробивалась мелкая зеленая трава. Ворота были распахнуты, и я видела улицу за пределами постоялого двора. Оттуда доносился шум, кто-то кричал, скрипели колеса, фырчали лошади, идя на рыси под своими всадниками. Я закрыла глаза и попыталась отгородиться от всего мира, стать каменной стеной, что окружала город - холодной, черной...
Щебет птиц резко вернул меня обратно, и я почувствовала на себе чей-то взгляд. Я выдохнула, и, сделав вид, что ничего не заметила, направилась в конюшню - обошла дом и попала на задний двор, где была хоть какая-то растительность. Там раскинулся во всей красе раннего лета сад. Яблони уже отцвели, и на их ветках появились маленькие зеленые зародыши, ростки овощей колосились из черной, прополотой земли.
Не оборачиваясь в сторону того, кто следовал за мной, я вошла в небольшой сарай, который внутри был разделен на несколько стойл. В нос тут же ударил аромат сена, протухшей на солнце воды и конского навоза. Я вошла в одно из них. Там мирно стояли Лис и Бенчик. Второй лениво жевал сено.
-Я просила остаться с девчонками, - проговорила я, даже не посмотрев на Лео, который вошел следом и прикрыл дверцу.
-Я им не нянька, - буркнул парень и сделал шаг ко мне.
-Не надо, - я резко обернулась.
-Кай, - Лео плотно закрыл глаза и опустил голову, - почему ты решила найти меня?
-Мне понадобилась твоя помощь...
Я решила выйти. Здесь я чувствовала себя загнанным в ловушку оленем. Я быстро обогнула Лео, но парень схватил меня за плечо и развернул к себе. Я вздрогнула, оказавшись слишком уж близко к нему. Я почувствовала, как билось его сердце, когда моя рука уперлась в его плечо. Я пыталась хоть так задержать его на расстоянии.
-Помощь? - на его губах появилась легкая усмешка. - Ты сама прекрасно справилась бы и без меня. Ты уже не та наивная девочка, которую я встретил в городе три года назад. Ты повзрослела, Кай. И я слишком хорошо тебя знаю. Ты бы не отправилась на мои поиски просто так, - я не собиралась отвечать, и Лео быстро сменил тему. - А еще я заметил рану на твоем плече…
Я опустила взгляд, теперь настала моя очередь прятать глаза. Лео действительно многое знал обо мне. Он был моим первым учителем и, к сожалению, знал все мои слабости. Ему было уже двадцать четыре, и он был всего лишь на четыре года старше меня, хотя казалось, на целую вечность. Его изумрудные глаза видели меня насквозь. И сейчас между нами происходила немая схватка - не только из-за того, что я попросила Лео о помощи. Мы продолжали старые поединки, начатые когда-то давно.
-От кого вы скрываетесь? - чуть ли не шепотом спросил Лео.
-Николай, - быстро ответила я, взглянув ему прямо в глаза. - Теперь на него работают неканы. Они нас и преследуют.
Лео казался слегка удивленным. Он прекрасно знал Николая, все-таки он с ним вместе служил Колдуну.
-Тебе что-нибудь об этом известно? - спросила я.
-Нет, - он помотал головой и призадумался. - Что ему понадобилось от тебя? Разве этим делом занималась не "Служба Доставки"...
-Не от меня, - перебила я.
-Что? - он осмотрел конюшню и убедился, что в ней, кроме нас, никого нет, затем вновь сосредоточился на услышанном. - Зачем Николаю понадобились Юнера и Танита?
-Я не знаю, - я мотнула головой. - И вообще это лишь мои предположения. Льюис полетел к Ломарку, - когда я упомянула это имя, Лео слегка передернуло. - То, что теперь на Николая работают неканы, большая проблема. Мне приказано доставить Юнеру и Таниту обратно в человеческий мир...
-А Льюис знает, что ты сначала отправилась на мои поиски? - парень вопросительно посмотрел на меня, на его лице появилась ироническая улыбка.
Я сделала шаг назад. Попытка вырваться из рук Лео удалась. Я взяла ведро и налила лошадям воды, чтобы не стоять на одном месте.
-Да, он знает, - твердо ответила я.
-Да уж... Вляпалась ты, Кай, по самое не хочу, - Лео вздохнул. - Чего так смотришь? Помогу я тебе, куда денусь, дал ведь слово.
Кончики моих губ дрогнули в улыбке. Слова-то он не давал...
Город накрывали сумерки. Дома начинали просыпаться, оживать, тени на улицах двигались, изменяли формы. Они пугали птиц, что торопились скрыться в своих гнездах на острых крышах. Шторхол зажигал свои первые фонари, торговцы выползали на улицы и выкладывали свой товар. Где-то на заднем дворе дома залаяла собака, я насторожилась и оглянулась на звук, но было тихо. Было очень тихо. Ветер не раскачивал высоких яблонь. Когда я выводила из конюшни лошадей, ни листика на них не шелохнулось.
Я осмотрелась, но ничего кроме небольшого сада, дома и высокой черной стены не увидела. Зацокали кони по брусчатке во дворе, и я, придержав коней, остановила Лиса и Бенчика у ворот. Меч был прикреплен к седлу, и я постаралась сделать так, чтобы он не мешал Таните, когда она сядет на лошадь. Я поправила вальтрап, подтянула подпругу. При этом меня чуть не укусил за пятую точку Лис. Я отскочила от коня как раз в тот момент, когда из дома вышли остальные.
-Я с ним не поеду, - заявила Юнера, пальцем указывая на Лео, который сейчас умывал лицо в ведре на дворе и, похоже, совсем не ожидал услышать подобного заявления. - Нет, ни за что! Пусть идет пешком!
Лео фыркнул и забрался на Лиса, даже не спросив моего разрешения. Я закатила глаза и закинула повод на шею коня. Похоже, мне придется ехать с Лео...
-О! А я поеду! - Танита коварно поглядела на Лео.
Парень показательно сглотнул. Однако, когда Танита подошла к рыжему мерину, Лео подал ей руку, и та, запрыгнув на лошадь, устроилась за спиной парня.
Я пожала плечами. Похоже, Танита и Лео действительно нашли общий язык. Я подошла к своему коню, даже не став спорить, кто на ком поедет. Мне-то и лучше, Бенчик был моим любимым послушным мальчиком. Посмотрим, как Лео управится с упрямым Лисом, который слушался только Льюиса. Конь, конечно, подчинялся обычно командам всадника, но если ему вдруг хотелось поесть, он ел; если ему приспичивало поскакать, он скакал, и эти его неожиданные выкрутасы часто заставали меня врасплох при том, что я была неплохим всадником.
Я подсадила Юнеру на спину Бенчика и, когда та подвинулась, уселась в седло. Белый жеребец зашагал в сторону ворот, следом за ним, лениво опустив шею, потащился Лис. Лео дал ему полную волю и лишь слегка придерживал повод. Мы выехали с постоялого двора и оказались на одной из улиц города, которая постепенно погружалась во мрак.
Мы проезжали мимо людей, залезающих на фонари и зажигающих огни. Те медленно разгорались и дарили теплый свет ночному городу. Где-то друг за дружкой бегали дети, шли домой или выходили за его пределы люди. Торговцы кричали наименования своих товаров, на их голоса отзывались люди, то и дело спрашивая цену. Звучала музыка. Я вслушивалась в негромкую мелодию, и она эхом отзывалась в моем сердце. Не то, чтобы она была мне знакома, но воспоминания, нахлынувшие на меня, слишком хорошо ложились на плавные, лирические ноктюрны и так и подбивали помечтать. Я вспоминала, как три года назад оказалась в старой небольшой деревне, как была взволнованна всем происходящим в то время, как много надежд заселяло тогда мою душу…

Воспоминания 1

Хотелось бы здесь поставить точку. Или многоточие. Потому что до этих слов были еще слова, были целые предложения и даже множество абзацев жизни простой девочки, которая жила в самом обыкновенном мире. Хотелось бы рассказать о трудностях, с которыми она сталкивалась, о ее детстве, о первой школьной любви… Но эти истории совсем не связаны с той, что происходит сейчас. Они совсем не повлияли на ее взросление, на прощание с детством. А прощание это произошло внезапно. В один миг беззаботность и наивное детское любопытство оставили ее. Ей было семнадцать лет. Был август. Было страшно…
Но прошло много времени. Поэтому мы опустим все лишние слова и дадим слово той Кай, которую знаем сейчас. Но стоит запомнить рассказанные ею события минувших дней, стоит запомнить этот отрывок ее жизни, ведь сама она уже и не помнит ту себя, что была ее участником.
Тогда, три года назад, я уже знала, что могу обращаться в волка. Я обнаружила эту способность впервые в пятнадцать лет. Естественно, никому не рассказала. Не поймут, заподозрят… Да и что мог сделать пятнадцатилетний подросток? Я боялась. Я боялась этой своей сущности, этого дикого образа, и поначалу долго отрицала действительность. Убеждала себя, что это просто дурной сон, что вот-вот я должна проснуться…
Но "сны" не прекращались, и я смирилась - решила покориться судьбе. Раз мне дана возможность бывать в шкуре зверя, осознавать, каково это - стоять на четырех ногах… Значит, так и должно быть.
Я полностью отдалась своей стихии. Мои лапы с легкостью набирали скорость, преодолевали самые высокие препятствия; уши улавливали недоступные ранее звуки; зрение стало просто невероятным… Я бегала и бегала по лесу, когда оказывалась на даче, наслаждаясь моментом и обретенной свободой. Только там, среди высоких деревьев, я могла быть собой. Именно тогда, в пятнадцать лет, меня впервые посетила мысль: вот она я, белая волчица, что беспечно преодолевает огромные расстояния в безуспешных и бесконечных попытках обогнать свою собственную тень. Я соревновалась с потоками ветра, с течением реки, я бежала, словно стремилась к чему-то недосягаемому.
Я убегала на целый день. Бежала куда глаза глядят. А волчье зрение помогало мне видеть больше, чем человеческое. Я останавливалась и вслушивалась в далекие звуки: вот где-то бежит ручей, вот ветер волнует воду в озере. Я опускалась на траву в поле и долго лежала, смотря на плывущие в небе белые облака. Иногда я думала, кто же я все-таки на самом деле: человек или волк? И почему судьба дала мне эту силу? Тогда я еще не знала о существовании второго мира - мира Оксюморон.
Моя сила заставляла меня чувствовать себя другой - не такой, как все. И часто это не давало мне покоя. Я редко бродила в волчьем облике по ночам. Ночью лес становился пристанищем потусторонних сил. Лешие и ведьмы колдовали на лесных опушках. Рыбы в воде начинали творить свою магию, птицы щебетали тише, зловеще, а неосторожный зверь шел по веткам, которые ломались под его лапами, словно кости. Хотя иногда я находила в себе силы преодолеть этот страх и выходила на поляну, поднималась на холм и долгими часами смотрела в ночное небо, усыпанное белыми звездами. Словно пыталась найти ответ на вопрос: "кто же я?".
Однажды, когда мне было уже семнадцать и стоял конец августа, я возвращалась домой со стороны болот. Приближался рассвет, и я торопилась, неосторожно ступая по тропе. Вдруг передо мной встала глубокая канава, наполненная водой. Вокруг был подозрительный мокрый мох, и я побоялась ступать на него. Возможно, если я сойду с тропы, меня затянет в трясину. Зверь внутри меня гнал вперед, словно подначивал: прыгай, ну же, давай… Я замялась, но инстинкт взял верх, и я, отойдя немного назад, разбежалась… и прыгнула. Мои лапы оторвались от сырой земли, я полетела вперед. Мой образ запечатлела в себе грязная вода, и в тот же миг я почувствовала, как что-то вокруг изменилось. Словно переключили канал телевизора, на мгновение все потемнело и столь же внезапно появилось вновь. Я оказалась на другой стороне и, не в полной мере это осознав, не придав этому значения, побежала вперед, к дому.
Я прошла километр, другой… Но домик с острой красной крышей так и не появлялся. Уже светало, а я со страхом осознавала, что лес вокруг мне совсем не знаком. Я начала поддаваться панике, но тут же услышала чьи-то голоса и быстро обратилась обратно - в человека. Белую волчицу окутал голубоватый свет, такой яркий и необычно нежный, что практически невозможно было разглядеть силуэт человека, который представал на месте зверя. Люди приближались, а я, в свою очередь, направилась к ним, чтобы узнать дорогу. Я думала, что это могут быть рыбаки, так рано идущие на рыбалку. Или грибники, в конце концов. Но застала я весьма чудную картину...
Мне навстречу по тропе шагали три девушки в длинных сарафанах. Они были похожи на русских крестьянок века этак девятнадцатого. Рядом с ними, смеясь и поддакивая в слух, шли серый волк и пума, по голосу тоже женского пола. И тут я слегка растерялась. Однако уже было поздно прятаться, потому что компания меня заметила.
-Похоже, кто-то заблудился! - одна из девушек взглянула на меня. - Если ты ищешь Чарли, то он на берегу реки. Если ты хочешь просто отдохнуть, то кабак "Адам" открыт и находится там же неподалеку.
Другая девушка громко расхохоталась и воскликнула, что там-то я и найду Чарли. Сейчас уже смеялись даже звери. А я стояла, ничуть не разделяя общего веселья и не зная, что ответить.
-Я ищу поселок… - попыталась выговорить я.
-А! Так это туда, по тропе и направо! - ответила мне пума. - Кстати, Чарли может быть и там!
Я кивнула, беззвучно поблагодарив их. Компания зашагала мимо, уже не обращая на меня внимания. Я же, проводив их взглядом, бросилась бегом в том направлении, что мне указали. Буквально через пару минут я достигла вершины холма, окутанного лесом. В горку я бежала не останавливаясь и поэтому, когда забралась, уперлась руками в колени, чтобы отдышаться.
Внизу, в окружении густого леса и белого прозрачного тумана, стояла ярко освещенная взошедшим солнцем деревня. Я стояла и смотрела на лес, что раскинулся у подножия, стояла и смотрела на деревню, которая тянула меня своей тайной, манила, звала... Мне было семнадцать... Стоял конец августа...
Оказалось, что канава была вратами во второй мир - секретными вратами, расположенными на нейтральной в то время территории и о которых мало кто знал. Шла война, но даже в военное время жители деревни все же пытались вести себя так, как и всегда. Когда я обратила на это внимание, то никак не могла понять, как они это делают; почему закрывают глаза на весь тот ужас, что творится вокруг. Они словно не замечали войны. Хотя часто на улицах деревни проходили битвы, все просто ждали их окончания, убирали тела и расходились, словно это их не касалось. Лишь лужи крови еще долго пропитывали землю. Их, как и все остальное, старались не замечать…
Я не знала тогда о войне и часто посещала эту деревню. Несколько раз натыкалась на ту группу девушек, что повстречались мне в первый день. Они нисколько не удивились тому, что я не местная, и даже не стали спрашивать, откуда и каким ветром меня сюда занесло. Спустя несколько дней, они позвали меня на небольшой праздник. Отмечали день рождения одной из девушек - серой волчицы. Именинница - Адена - была старше всех остальных, но добродушного, беззаботного веселья, которое пусть и не было уместно в то время, в ней было не меньше, чем в молодых.
Горел огонь. Стояла лунная и звездная ночь. Сначала мы устроили небольшой пикник, разложив множество самых разнообразных закусок на тонком пледе. Девушки болтали, а я завороженно слушала. Теперь, когда я обнаружила подобных себе, мне стало легче. Я уже не считала себя изгоем, не боялась своей силы - теперь я отдавалась ей целиком. Я помню, Адена прекрасно пела в тот вечер. Кто-то ловко играл на лютне, а она распевала чудесную песню, звучание которой запало мне в душу. Это было что-то родное, приятное, божественное. Остальные потянули меня танцевать, на что я, конечно же, пыталась ответить отказом. Но девушки упорствовали, и я все же оказалась на сцене. Они научили меня какому-то быстрому, задорному, деревенскому танцу, основная идея которого состояла в том, чтобы менять партнера в ходе движений, кружится в сторону другого. Я хорошо запомнила ту ночь. Она была одной из самых ярких, что осталась в моей памяти,.. и одной из последних подобных ночей. Она была подобна последним лучам заходящего солнца, которые дарят напоследок ослепительно яркий свет, чтобы затем уйти, уступить ночи и уже не повернуть назад.
В следующий раз деревня встретила меня глухим одиночеством. Я нигде не могла найти своих новых друзей, и поэтому просто бродила по переулкам, осматриваясь вокруг и изучая каждый дом, каждую лавку, каждую вывеску с надписями на непонятном мне языке. Мне нравился здешний ночной пейзаж. Днем тут было слишком спокойно, вся таинственность, даримая ночным приходом, пропадала, и уже не так выглядели эти деревянные стены домов, эти длинные узкие переулки…
Вдруг до моих ушей донеслись звуки музыки. Я тут же побежала на главную площадь, так как знала: все праздники устраивались на ней. Кто-то разливал напитки, собрался народ, зазвучали музыкальные инструменты, и некоторые пустились в пляс, напевая в такт звучащей мелодии. Я заметила Адену. Девушка сидела на бочке и раздавала всем выпивку. Судя по всему, это было пиво. Я попыталась приблизиться так, чтобы она заметила меня, но в окружившей нас толпе, не смогла подобраться достаточно близко - девушка явно не узнала меня.
Фонари заливали светом площадь, и ночь становилась днем. Я пыталась отыскать остальных девчонок, но никого так и не обнаружила. Тут заиграла знакомая мелодия, и мои ноги как-то сами по себе начали повторять выученные недавно движения. Я кружила в танце одна, без партнера. Мне было достаточно того, что я просто кружусь посреди площади на свободном от толпы месте, отдаваясь танцу. Я закрыла глаза и слегка откинула голову назад, как вдруг мои руки кто-то перехватил. Музыка сделала паузу, но я была уверена, что вот-вот она заиграет вновь.
-Не подобает девушке танцевать одной...
Я распахнула глаза. Мои руки держал незнакомец. Ростом гораздо выше меня, его длинные волосы тонкими струйками ниспадали на плечи, а из-под них на меня внимательно смотрели темно-зеленого цвета глаза. Кинжал в кожаных ножнах сильно выделялся на фоне белой рубашки. Я сделала шаг назад. Он повторил. Я отыскала взглядом Адену. Теперь девушка явно заметила меня и на ее лице отразилась какая-то непонятная для меня усмешка.
Пар больше не было, и изображать "смену" партнера приходилось мысленно. "Просто отдайся танцу" - это единственное, о чем я успела подумать перед тем, как музыка вновь ударила по ушам и зазвучал второй куплет.Я знала его на зубок, даже напевала слова про себя. Так что быстрый темп танца нисколько не смутил меня.
Парень не отставал и успевал ловить мои руки, когда я их подавала. Смотрел мне прямо в глаза, широко улыбался. К концу танца он ловко словил меня в прыжке, и я замерла на мгновение в его руках. Мое сердце бешено колотилось и я, тяжело дыша, смотрела на своего партнера. Его руки медленно опустили меня на землю. Музыканты продолжили играть. Зазвучала следующая песня.
-Лео, - представился он, подав мне руку.
Я заправила локон волос, что выбился из косы, за ухо, и растянулась в улыбке.
-Кай, - я пожала его руку.
Тогда я уже знала свое "оксюморонское" имя. И для того, чтобы выяснить его, мне понадобилось всего лишь раз представиться. Когда я при знакомстве с подругами назвала свое человеческое имя, те вдруг рассмеялись и "догадались", что кто-то из моих родственников человек. Из их слов несложно было догадаться, что подобное в Оксюмороне не приветствуется, да и не догадывались они к тому же, откуда я такая взялась. Поэтому этот случай я взяла себе на заметку и пыталась больше себя не выдавать. Да и научилась в какой-то мере подражать их манере речи и походке.
-Откуда ты? - вдруг спросил он, и моя улыбка мгновенно исчезла. Я не ожидала этого вопроса и сейчас судорожно размышляла, что же ответить. До этого никто не спрашивал, откуда я, где живу и подобные вещи. Вот я и не была готова к такому разговору, не знала, что можно сказать на этот счет. А ведь следовало об этом подумать! Хотя бы названия улиц в деревне узнать… Если таковые были вообще.
-Я просто хотел предложить проводить тебя, - быстро проговорил парень, заметив мое замешательство.
-Да нет, не стоит, - я попыталась как можно вежливей улыбнуться и отступила назад, однако в этот момент кто-то из толпы толкнул меня, и я столь же стремительно полетела обратно.
-Осторожней! - парень ловко словил меня и поставил на ноги. - Мне не сложно, пойдем! - он улыбнулся, и его рука схватила мое запястье. - Сначала выберемся отсюда. Слишком тут много людей!
Он потянул меня за собой, и я не могла сопротивляться. Спотыкаясь, я последовала за ним. Мы вышли из толпы. Я пыталась найти Адену, но на бочке девушки уже не было, а толпа становилась все меньше. В итоге через пару минут мы оказались в пустом переулке. Я испуганно озиралась по сторонам, не понимая, что делать дальше, а внутренний голос отчаянно вопил: "беги!".
-Кай, значит, - парень усмехнулся, и с его лица тут же пропала вся та любезность, которой он одаривал меня на площади. - Слушай, не появляйся больше в Оксюмороне, - он строго посмотрел на меня.
-Что? - я попыталась включить дурочку, но на всякий случая сделала шаг назад, пытаясь увеличить расстояние между нами.
-Я не знаю, через какие врата ты сюда попала, или кто тебя отправил… - он сделал паузу на последних словах и грозно взглянул на меня. - Но, если ты не хочешь нажить себе неприятностей, то лучше уходи отсюда.
-Я не понимаю… - я не оставляла попыток убедить его в своей невиновности.
-Кай, - перебил он, не оставляя мне ни шанса. - Уходи, пока я не заподозрил тебя в сговоре с врагом. Ведь если это раскроется, я убью тебя. Даже глазом не моргну, убью.
Он намеренно дважды повторил это слово, и я уже не на шутку испугалась. Теперь я точно не понимала, о чем говорит этот парень и что такого плохого я сделала. Отчего он мне стал угрожать?..
-Ну что? - тут из ниоткуда появилась Адена.
Девушка бесшумно возникла из темноты, и, судя по всему, слышала весь разговор. Она поймала мой испуганный взгляд и спокойно подошла к Лео. Похоже, они отлично друг друга знали.
-Она невиновна, - вынес Лео свой вердикт. - Ты зря волновалась.
Девушка вздохнула. Но снова перевела взгляд на меня.
-Кто же ты? И откуда? Кому служишь?
Я тяжело задышала. Этими вопросами они загоняли меня в тупик. Я не знала, что ответить, как вдруг послышался взрыв. Все вокруг сотряслось, окна соседних домов зазвенели. Я уперлась в стену, чтобы не потерять равновесие. Мы все обернулись в сторону взрыва.
-Найди Алека и Артура! - Лео дал команду Адене и девушка, обратившись в серую волчицу, скрылась за поворотом.
Парень же шагнул ко мне и прижал к стенке, видимо, для убедительности, схватив при этом за воротник надетого свитера.
-А ты, если тебе дорога жизнь, возвращайся в человеческий мир!
Мне не надо было объяснять дважды. Я моментально обернулась в белую волчицу и скрылась в темноте узких переулков. Лишь когда я завернула за угол, смогла избавиться от пристального взгляда, преследующего меня. Мои лапы несли меня через лес прямо к холму, на котором располагались врата. Толь они могли сейчас спасти меня. Лишь они могли отвести меня в спокойный мир - мой мир, без войн и катастрофических сюрпризов. Уже там, за этой канавой, совсем близко… меня ждала тихая жизнь без приключений, без угроз, без смертей. И почему я не послушалась совета Лео тогда? Все ведь могло сложиться совершенно иначе…
В тот день я обдумала все, что случилось со мной. Пыталась забыть, выкинуть все эти события из головы, честно пыталась... Но меня лишь еще сильнее влекло обратно - обратно в Оксюморон.



Кай Миронова

Отредактировано: 10.11.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться