Omega. Побочный эффект

Размер шрифта: - +

Глава 14.2

Этой ночью я спала еще меньше, чем обычно. Засыпала я дважды - обычно такого никогда не случалось. В первый раз я проснулась от кошмара, в котором безрезультатно металась по горящему дому, задыхаясь от дыма и слыша знакомый голос, который так давно не слышала. Он кричал, прося о помощи. 

    Отойдя от кошмара, я упрямо закрыла глаза, ведь спала всего два часа. В ушах звенел женский крик, но я зажимала из руками и пыталась уснуть. Мне это удалось, я смогла сбежать от преследующего меня голоса… Второй сон был не так плох, как первый, но все же привычные картины побега по мрачным коридорам от монстра отбили у меня желание пытаться заснуть.

    Я глянула на часы - всего четыре утра. Я решила заменить сон медитацией, которая еще и успокоит мои нервы. Первые несколько минут сосредоточиться не удавалось, но потом я все же поймала, как обычно, нужный ритм и углубилась в свое сознание, отстраняясь от всего вокруг.    

    Из медитации меня вывел звук открывающейся двери. Я открыла глаза, понимая, что успокоилась, охладила сознание и взяла себя в руки после ночных кошмаров.

    - Ты здесь? - спросило Феликс. - Тебе скоро на работу. Думаю, ты больше ничего не сможешь на ней узнать, но лучше не пытаться уволиться - это будет подозрительным.

    Я кивнула и встала.

    - Да, я знаю. Главное, не столкнуться с мятежниками. Думаю, после неудачного убийства на Приеме и… пропажи товарищей им не до девушки, которая хочет влиться в их ряды. Но если они свяжутся со мной, я смогу что-нибудь придумать.

    - Не сомневаюсь, - усмехнулся Феликс. - Я же попытаюсь разузнать о нашей Карине Холл все, что смогу.

    - Прекрасно. 

    Феликс собирался покинуть комнату, но я остановила его:

    - Стой! Подожди… А что… Ты ничего не знаешь про Питера?

    Нас связывали слишком сложные отношения. Его презрение и почтенный страх. Мое отчуждение и неприязнь как следствие его чувств ко мне. И ко всему этому - нас связывала общая тайна, причем очень серьезная. Мы знали, что мы в одной команде, что мы зависим друг от друга и что после убийств наших агентов практически все зависит именно от нас… Да и Питер, все же, был моим «тайным» учителем. Он тренировал меня отдельно, о чем на Базе никто не знал. Не по программе мятежников. По ИХ программе. Продолжил то, что делали мои Наставники, которые прекратили мое обучение, когда мне исполнилось десять.

    То есть когда ОНИ перестали выходить на связь.

    - Вчера я слышал, что его положение стабильное. Его жизни ничего не угрожает, он уже пришел в себя. Не беспокойся о нем.

    Я кивнула и мысленно выдохнула.

    Феликс подмигнул мне и вышел из комнаты. Я же умылась, причесала волосы, заплела в косу, уложив её на голове и надела парик. У зеркала накрасилась, слегка меняя черты лица и добавляя пару лет. В последнюю очередь надела костюм, накинула халат и всунула ноги в туфли на невысоком каблуке.

    В зале со множеством кабинок меня вновь встретили белый цвет, геометричность, четкость линий и яркий электрический свет. Амани уже стояла на своем излюбленном месте - на возвышении перед большим экраном. С этого места она могла видеть почти всех. Правда, на мое счастье, она не могла видеть то, что изображено на компьютерах многих. 

    Слежка по камерам. Отчет. Переключилась на другие камеры. Отчет. Обед, на котором, к моему облегчение, ко мне не подсел ни один мятежник и в зал не ворвался ни один гончий или гвардеец. Затем - почти тоже самое, только просматривала я не камеры видеонаблюдения, а то, что возникает на сайтах СМИ и в соцсетях.

    Я испытала практически радость, покидая стены зала аналитиков. Я любила цифры, любила логику и анализ, любила слежку. Но в таком виде эта деятельность не вызывала у меня положительных эмоций.

    Когда я вновь оказалась в кабинете Феликса, его еще не было, что неудивительно. Его рабочий график явно отличается от графика рядового аналитика, почти что стажера.

    Время до прихода гвардейца я потратила на небольшую разминку - гибкость, метание оружия и легкие упражнения на ОФП. А так же на то, чтобы просмотреть на станах СМИ в тех же соцсетях все, что смогу найти о Карине Холл.

    То, о чем я читала, удивления у меня не вызывало. Все это я уже знала. В глазах общественности Карина была почти что ангелом, особенно на фоне диктатора-отца и его приближенных гончих и гвардейцев. Об этом, конечно же, не говорилось. Но это было ясно.

    Все статьи о Карине были связаны с тем, что у неё либо день рождения, либо она устроила концерт для неимущих, посетила больницу на территории Гамма, погостила в сиротском доме, где помогала готовить обед и раздала игрушки… Благотворительность, единичные акции помощи, посты о том, как она поет или играет на скрипке. Я даже прослушала запись её выступления. Неплохо. Голос чистый, игра приятная, но ничего выдающегося.

    На всех фотографиях - добрая скромная улыбка, собранные наверх темно-русые волосы, длинная челка, платья или юбки до колена, очки в толстой оправе.

    И она - глава «Рассвета»? Она координирует действия мятежников и позволяет им пользоваться ресурсами замка и власти?

    Из размышлений меня вывел Феликс. Он сел напротив меня на кровати, где я сидела с его планшетом, и громко выдохнул:

    - Я собрал все, что смог.

    Я перевела взгляд на гвардейца. Мне он вдруг показался бледным и похудевшим, хотя он всегда был достаточно жилистым. 



Вероника Конте

Отредактировано: 01.12.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться