Ordertale. Книга первая: Осколки прошлого. Картина будущего

Размер шрифта: - +

Бухта «Темная длань»

Крепость - штаб повстанцев называлась Храпсендрун, по крайней мере так говорилось в некоторых чудом сохранившихся глиняных табличках ранее жившего тут народа. Это место находилось на высоте порядка двух тысяч девятисот километров, можно даже округлить до трех тысяч, и поражало не только самим фактом своего существования, но и удивительно развитой архитектурой. Никто не может точно установить причину, заставившую местных покинуть свои жилища, но это произошло явно не одну тысячу лет назад, среди повстанцев, как уже говорилось ранее, были хорошие ученые, которые установили не только возраст крепости по кладке и табличкам, но и по самому языку на них. Он встречался за пределами Лонгеуса в древности, но все находки с ним были примерно одного возраста, как и эти таблички, что несомненно служило указателем на время примерной гибели этой горной цивилизации. Тем не менее, она была весьма развита: и в крепости, и в городе имелись водопровод и даже некое подобие отопления в виде труб. Принцип действия этой системы был таков: рядом с домами, а иногда и в них самих, строилась большая отопительная печь, горячий воздух из этой печи через систему подземных глиняных труб поступал в жилище, под которым трубы продолжались, и обогревал не только полы, но и специальные каменные диваны, которые, предположительно, служили кроватями. Нужно было только положить матрас да подушку с одеялом, и все, можно спать как на печи.

 

Эти находки и открытия помогли повстанцам на первых порах тут обжиться и обустроиться, ведь в горах была вечная зима и температура никогда не поднималась выше нуля. Можно было бы провести параллель со Сноудином, но если там воздух был нормальный, то тут довольно разреженный, впрочем, в пределах допустимого. Можно было спокойно жить и дышать без опаски и респираторов, как и без опаски быть замеченными, ведь Беневия и слыхом ни слыхивала об этом месте и не отправляла географические экспедиции на этот хребет. Сегодня в крепости было волнительнее обычного.

 

 

***

 

 

Мятежники с радостью и некой гордостью поглядывали на наших героев, особенно на Фриск и Чару, ведь первая была уже довольно известна в их рядах и в ней видели добрый знак к успеху восстания, а второй был знаменит как один из самых храбрых и хитрых повстанческих полевых командиров. На монстров смотрели несколько подозрительно и удивленно, но без всякого недовольства. Все же раз две расы после всего снова объединились против общего врага, то это тоже добрый знак. Даже на Первого смотрели без злобы, хоть и были наслышаны о его проделках во время службы на Орден. До этого повстанцы не раз получали сообщения от своих товарищей и шпионов о неком " белом ассасине ", что работает на Магистра, поэтому имели немало оснований не доверять ему, но ситуация сложилась иначе. Многие из повстанцев сами в прошлом работали на Беневию, кто - то творил ужасные вещи и больше просто не смог этого вынести, кто - то лишился по ее вине всего и хотел отомстить, кто - то просто понимал необходимость восстания и свержения этого поистине " людоедского " режима, поэтому на Азриэля все же смотрели со снисхождением, как на прозревшего. Он сам не ожидал такой реакции и после воссоединения с братом и остальными тихонько шел за остальными, стараясь не поднимать головы и не встречаться ни с кем взглядом. До тех пор пока его не подбодрили.

 

- Эй, ну ты чего такой зашибленный? На свободе же!

 

Чара был очень рад случившемуся. Он первый обнял Азриэля после его ответа и познакомил со всеми. Монстры тоже были рады, хотя все еще приглядывались к нему. Фриск же была рада почти так же, как и Чара, все же после всего пережитого в Подземелье и встречи с повстанцами она давно уже зауважала и полюбила монстров, а в Первом не видела чудовище, а просто нуждающегося в поддержке " человека ", ведь как уже говорилось ранее, участи попасть в лапы к Магистру не пожелаешь никому.

 

- Да я это...просто как - то неловко после всего сотворенного мной ради вашего уничтожения идти вот так по самой повстанческой твердыне.

 

- Брось, все прошлое теперь не важно, оно и должно остаться в прошлом - включилась в разговор девушка. - Все мы разные, но судьба привела нас сюда ради одной цели. Каждому сначала неловко, но потом, уверена, втянешься.

 

- агась. нам всем тоже стремно было решиться пойти против ордена, но хей, мы здесь и готовы работать дальше.

 

- ТАК ПРИЯТНО ЭТО СЛЫШАТЬ, САНС. ТЫ НАКОНЕЦ - ТО ГОТОВ РАБОТАТЬ. ПО СОБСТВЕННОЙ ВОЛЕ, ДА ЕЩЕ И С ЭНТУЗИАЗМОМ.

 

- мне тоже от этого радостно, бро. мне тоже. кстати, Чара, как там продвигается вопрос о трудоустройстве моего брата?

 

- Он решен. К нам на базу прибывают новые люди из Кондовии и других материков, нужно больше поваров для их обеспечения. Я поговорил, Папайруса возьмут в помощники.

 

- ВАУИ! КАК ЗДОРОВО!! Я НЕ ПОДВЕДУ ВАШЕ ДОВЕРИЕ, ХРАБРЫЕ ЛЮДИ!

 

- отлично. с таким боевым настроем тебе и море по колено. дерзай.

 

- Да, кстати об этом. Напомню, что здесь наши пути разделяются - Чара встал посередине развилки из двух коридоров и сказал: - Нам, как вы помните, нужно в главный штаб, это левый коридор, а тебе, костяшка, надо в правый, он ведет прямиком в столовую. Просто скажешь что пришел работать, и все будет как надо.

 

- ДА, Я ПОМНЮ. ХОРОШО ВАМ ВАМ ПРОВЕСТИ ВРЕМЯ, РЕБЯТА, Я ПОШЕЛ ГОТОВИТЬ.

 

- Ага, давай - все помахали вслед радостно убежавшему Папайрусу и зашли в соседний коридор, после чего прошли еще немного и вышли к большим стальным дверям, что защищали штаб. Все как и в самый первый раз. Охрана открыла двери, и наши герои вошли внутрь, где уже собралось немало повстанцев всех рангов.



Автор с глубоким смыслом

Отредактировано: 13.10.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться