Осколки надежды. Книга 3: Последний осколок

Размер шрифта: - +

Глава 16 Объединенная армия

 

 

Если на кону судьба народа – ошибаться не имеешь права.

Если судьба мира – никто не будет помнить твоей ошибки.

 

 

 

На восточном поле боя стояла непривычная тишина. Бой остановился сам собой, когда из портала выскочил табун из сотни разномастных жеребцов. Волколаки застыли на месте и, скалясь, отчего верхняя губа сильно задиралась наверх, попятились назад. Реакция упырей была не менее впечатляющей. И так острые когти удлинились до предела, а мертвые глотки зашипели с удвоенной силой. Отступление вражеской армии было внезапным и одновременным. Но кельпи это не заботило. Когда поддержка в лице водных духов достигла края фронта, вперед выступила сотня стройных мощных мужчин. Момент смены ипостаси даже стоявшие вплотную к кельпи гоблины не смогли уловить. Ошарашенные как союзники, так и враги не сразу поняли, что вот уже несколько вар накрапывает мелкий дождь. Появление водных духов было столь фееричным, что моросячка просто осталась в стороне. Зря. Очень зря никто не воспринял слезы небес за угрозу.

- Отступайте, - сребровласый кельпи лишь взглянул на вождя гоблинов и тот беспрекословно подчинился.

Было что-то в этих чарующих существах, что заставляло кровь в жилах застывать и испытывать священный ужас.

Ведущий кельпи что-то рыкнул, и вся колонна мгновенно сорвалась с места. Да уж, такая скорость гоблинам и не снилась. Кельпи не уступали упырям, от чего последним было явно туго уклоняться. Водные духи рвали врага на клочки, но их численность все еще была много меньше вражеской. Вот тут-то и оценили проклятые всю опасность дождя.

Когда кельпи достигли середины вражеского войска, и были полностью окружены, разумные уже праздновали победу. Их мертвые лица растянулись в жутких улыбках, за которыми клубилась тьма, а фигуры оставались неподвижными. Смерть водного народа была неизбежна, это осознали все. Миг, когда на каждого коня было по десять врагов, ознаменовал конец боя. Упыри замахнулись крючковатыми руками, волколаки бросились с раззявленными пастями и… И вспороли пустоту!

Осознание не успело наступить, когда позади проклятых появилось пятьдесят мокрых, абсолютно невредимых кельпи. Уже сращивая оторванные в момент головы, проклятые поняли -  Galad Isilme. Отражение лунного света. Они дрались с копиями. Но с какого момента нападавшие разделились и смогли подменить себя, было загадкой.

Когда водные духи добились своего, сорвали волосы с каждого разумного, воины мгновенно отступили. Те две дюжины, что остались от второй полусотни, и дрались на поле боя, прикрывая своих скрывшихся товарищей, так же продвигались назад в тыл, попутно добивая врага.

Раненным соплеменникам передали трофеи сорванные с голов проклятых и отправили к плетуньям, в то время как не воевавшая половина осталась отбиваться от наступающего противника. Каратели осознали всю степень угрозы и уже не скалились в улыбках. Теперь они полноценно атаковали наравне с упырями и волколаками.

- Вот, - огненноволосый кельпи, весь в собственной синеватой крови, протянул клок волос одной из плетуний.

- Грахе[1], - выдохнула гоблиана и приняла так необходимый для заговора на смерть предмет. Кельпи явно не знал аргшианг, но смысл понял и улыбнулся в ответ. Такая не уместная на войне вещь, как улыбка, сейчас была как нельзя кстати и ободрила юную девушку, только недавно ставшую полноценной плетуньей своего племени.

Увы, но обстановка требовала действий, и гоблиана вся с головой ушла в работу.

Только получив частицу проклятых, плетуньи тут же начали плести свое проклятие. Ведь от их скорости и профессионализма зависело, сколько еще погибнет союзников.

Украдкой поглядывая на все еще стоящего рядом молодого кельпи, гоблиана, тем не менее, шустро заканчивала свое плетение. Почему мужчина не ушел подлечиться к жрецам, как все остальные пострадавшие, девушка не знала.

- Рух варг[2] - не отрываясь от своего занятия, заметила плетунья. Однако сейчас ее не поняли, и гоблиана попыталась объяснить, - рухка, - и провела поперек своего плеча, - пьергелом.

Кельпи растерялся, но почти сразу переспросил:

- Перелом руки?

Плетунья кивнула и завязала последний узел в плетении. Удивительно, закончила она одна из первых. Когда же все плетения были завершены, поле боя огласил громкий напев заговора. Плетуньи на одном дыхании закончили проговаривать проклятие, и волна их силы незамедлительно рванула к разумным. В прах каратели превратились одновременно. Какое влияние проклятие оказало на некроманта, неизвестно, но то, что навредить плетуньи смогли, никто не сомневался.

- Молодец, - раненный кельпи так и не покинул плетунью, - Райга, - и он указал пальцем здоровой руки на себя.

- Згула, - смутилась гоблиана, но имя, все же, сказала.

Рыжеволосый конь широко улыбнулся, чем привел свою собеседницу в ужас. Ярко салатовые глаза удивленно расширились, смотря в испуганные рыже-карие. Мужчина явно не понимал, чем вызвал такой страх у зеленовласой девушки.

- А-а-а-а, - спохватился кельпи и перестал скалиться, - такие вот мы клыкастые, - и виноватая улыбка лишь губами. А потом водный дух решил за лучшее и вовсе отвернуться, стараясь не пугать девушку.

- Изгвени, - голос гоблианы прервал предсмертное скуление волколаков и вой упырей, которых теперь с легкостью добивали кельпи вместе с гоблинами. Она явно смутилась собственной реакции на молодого кельпи.

Когда Райга снова повернулся к плетунье, девушки уже там не было. Растерянно мотая головой, кельпи не сразу понял, что его рыжие волнистые волосы что-то оттягивает.

- Охр[3] - раздалось из-за спины.

Кое-как извернувшись, водный дух смог увидеть плетунью. Но что она делала с его волосами, оставалось для него загадкой.



Анастасия Сиалана

Отредактировано: 07.09.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться