Оставаясь человеком

Размер шрифта: - +

10 глава

8 лет спустя…

Мой взгляд был прикован к тяжелым позолоченным настенным часам, безжалостно отсчитывавшим секунды, минуты, часы. В их едва слышном щелканье слышалась насмешка, будто они знали что-то, недоступное мне. Тик-так…

Обоняния коснулся тонкий аромат крови, заставив встрепенуться. И лишь несколько мгновений спустя до меня дошло, что это моя кровь – слишком сильно стиснула заколку, когда-то давно подаренную Дамианом. Сейчас уже и не вспомню, по какому поводу.

Медленно разжала ладонь, любуясь потертым металлом и влажно поблескивавшими алыми от моей крови камнями. Острая кромка пропорола кожу, врезавшись почти до самой кости. Несколько капели сорвались вниз, бесшумно упав на темно-зеленый ворсистый ковер. Но и здесь мне почудился ненавистный звук сухих щелчков. Тик-так…

Магия из этого украшения уже давным-давно выветрилась, сделав его простой безделушкой. Что не помешало мне наточить заколку и носить как еще одно оружие. В ход еще ни разу не пустила, да и не уверена, что пущу, но продолжала носить, как постоянное напоминание о Дамиане. Вот и сейчас небрежным жестом заколола ею волосы, чувствуя, как едва заметно потеплело в груди.

Как быстротечно время. Особенно это заметно в моменты, когда тебя переполняет счастье. Кажется, что секунды стремительно утекают сквозь пальцы, а вместе с ними и часы, дни, года… И эти же мгновения длятся целую вечность, когда случается что-то крайне паршивое, будто издеваясь, бесконечно растягиваются, погружая душу в пучину отчаяния. Тик-так…

Судорожно вздохнув, прошла к окну и решительным жестом распахнула его, впуская в комнату свежий воздух с легкими нотками цветущих яблонь. Если прислушаться, можно было даже услышать тихое жужжание пчел. Но этот звук перекрывала ругань соседей, их громкие голоса сопровождались звоном посуды и натужным плачем ребенка. Чуть дальше по улице торговец бранил своего помощника, перепутавшего цены на товары и потерявшего прибыль…

Скрип отворившейся двери заставил меня молниеносно обернуться, с надеждой глядя на высокого мужчину в зеленой накидке с вышитым деревом, отдаленно напоминавшим кровеносную систему человека – эмблемой любого лекаря.

- Ну? Вы в состоянии его вылечить?! – мое раздражение и беспокойство тут же выплеснулось резким вопросом наружу.

Мужчина удивленно округлил глаза и даже закашлялся от неожиданности. Но я оставалась на месте и неотрывно смотрела на него, ожидая ответа.

- Юная леди, могу я поговорить с кем-либо из взрослых? Помимо вашего отца? – ответил он, прокашлявшись, и тут же отвел взгляд, избегая смотреть мне в глаза.

- Нет здесь никого, мы живем вдвоем. Так что с ним?

- Боюсь, ситуация серьезная. Есть кто-то из родственников, кто сможет переехать к вам и жить здесь, пока не…? Простите, - лекарь осекся, покачав головой, и потер переносицу двумя пальцами. Отошел к окну и, без особого интереса глянув во двор, закрыл его с глухим хлопком.

- Мне сказали, что вы – лучший лекарь в этом городе. Потому к вам и обратилась. Я гораздо старше, чем выгляжу, говорите правду. Что с моим отцом и как его лечить?! – отчеканила, едва сдерживалась, чтобы не свернуть шею этому докторишке, тянущему резину.

- Он болен…

- Да вы издеваетесь?! Сама знаю, что с ним не все в порядке, иначе я бы вас не позвала! – взорвалась я, за неимением оружия выхватывая из волос острую заколку.

В последний момент сдержалась, просто крепко стиснув ее в руках, чувствуя, как острая кромка вновь пропарывает кожу, отрезвляя знакомой болью. Но, видимо, в моих глазах что-то отразилось, заставив мужчину нервно передернуть плечами.

- Он неизлечимо болен. Возможно, если бы обратились ко мне вовремя, при первых признаках, еще как-то можно было бы остановить процесс. Сейчас же… - лекарь сочувственно развел руками. Но его ответ меня ни капли не удовлетворил.

- Еще вчера все было в порядке, а сегодня у него внезапно отказали ноги. Когда же подвижность вернулась – он просто не смог вспомнить где находится, и кто я такая! – я едва сдерживалась, чтоб не сбиться в откровенную истерику. Боль в порезанной ладони отошла на второй план и слабо помогала держать себя в руках.

- Не было все в порядке, - тяжело вздохнул лекарь, прямо встретив мой взгляд. - Видимо, он вам просто не говорил. Эта болезнь может развиваться годами. И если изначально это не совсем заметно: подумаешь, забыл какое-то событие или рука, державшая кружку, внезапно ослабла, то затем провалы в памяти все больше, а паралич охватывает понемногу все тело, и держит все дольше. Судя по всему, ваш отец уже давно понял, что к чему, но вам не хотел этого говорить. Простите, мне нечем вас утешить.

Жестокая правда ударила по мне, словно огромным молотом, стиснула тяжелыми тисками, не позволяя сделать и вдоха.

- Вы мне врете! – воскликнула в отчаянии, понимая, насколько жалко звучит мой голос.

- Увы. И я бы советовал вам также обследоваться. Возможно, ваш отец уже был болен, когда вы появились на свет.

Я на миг зажмурилась, судорожно переведя дыхание. Открыв глаза, уже по-другому взглянула на лекаря. Что ж, приговор оглашен, осталось узнать, как ему помешать исполниться.



Екатерина Скибинских, Рина Ских

Отредактировано: 05.04.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться