Отчаяние

Размер шрифта: - +

Пролог

   Глубокой ночью, в кромешной тьме в голову приходят лишь мрачные мысли. И Райан О’Коннор был бы рад зажечь свечу, осветить своё бедное жилище, пускай и ненадолго, но впустить в свою жизнь хоть каплю света, разогнать все гнетущие думы. Но когда ты беден и вынужден целыми днями работать, чтобы у тебя и твоей семьи было самое необходимое, чтобы не умереть с голоду и не замёрзнуть, жечь свечи во время ночных раздумий – непозволительная роскошь.

   Но не тьма печалила его, вовсе не тьма. Ведь любая ночь кончается, и в небе появляется предрассветная заря, а первые лучи солнца прогоняют мрак, пророча новый день. Но когда твоя жизнь превращена в вечный бой, когда каждый новый день – новое сражение за шанс прожить ещё сутки, когда ты не видишь на горизонте того самого проблеска, но не зари, а надежды, как не поддаться думам, полным горького отчаянья?

   Всю жизнь, сколько Райан себя помнил, он слышал об одном, что он и его народ – презренные рабы, безвольные, бесправные. И видел изо дня в день сплошные подтвержденья этому – изматывающий труд на благо господ-захватчиков, голодных и всеми оставленных сирот, бедных вдов и стариков, до сих пор не забывших зверств в родных им городах. Он видел, как в ответ на все просьбы и мольбы эти люди получали лишь презрение, кнут и тюрьму. Он видел, как отчаянье брало верх над всеми и над всем. И измученные, ожесточенные, озлобленные и обиженные на захватчиков и судьбу люди поддавались охватившему их отчаянью. Они вставали, брали в руки своё старое, ни на что не годное оружие и шли вперёд. Шли на врага, имея лишь пару пуль, горсть пороха и злость. Они шли на изумрудные поля, заливать их своей и вражеской кровью. Они шли умирать.

   Коли свобода от рожденья дана каждому, не страшно ли то, что за неё нужно бороться? Коли она – дар свыше, дар Божий, не ужасает ли то, что за неё нужно убивать?

   Райан не мог не замечать тех мятежных настроений, что стали охватывать Дублин. Видать, отчаянье заполняло чашу терпения народа, так и грозясь переполнить её и излиться восстаньям на головы английских господ. Райан слышал отовсюду призывы к новой борьбе, к новому восстанию. Призывы, поначалу тихие, робкие, несмелые, словно искры, упавшие на трут, быстро разгорелись пламенем. Уже ни у кого не было сомнений – в любой день горожане выйдут из своих нищих жилищ, пойдут на городскую площадь и восстанут.

   Но Райан колебался. Картины битв и залитых кровью улиц, неравные силы, оставленные вдовами жены и сиротами дети – всё это вносило в душу человека, всем сердцем желавшего свободы, массу сомнений. И всё же, сегодняшние раздумья давались Райану с особым трудом. Отчаянье накапливалось в его душе, грозясь перевесить все опасения. Райан жутко боялся, но вовсе не за себя и собственную жизнь. Его жена, Марта, ждала ребёнка.

   Рожденье новой жизни – всегда праздник, ведь на свет появляется новый человек, пред которым открыто множество дорог. Он может стать великим исследователем, учёным, писателем, политиком, дельцом, воином иль просто добрым малым. И Райан был рад, что скоро станет отцом, но его радость смешалась с тревогой. Тревога мучает каждого родителя, ведь пред ребёнком открыты и пагубные пути. Он может стать жестоким, бесчестными и злым человеком, разбойником, лжецом и жалким трусом и предателем. И всё же, Райан страшился другого. Судьба его не родившегося ребёнка давно определилась чередой завоеваний и бед ирландского народа, и это худший из путей – он будет рабом.

   От одной мысли об этом Райана охватила злость, и он сжал руки в кулаки, борясь с порывом сейчас же, хоть в одиночку идти на городскую площадь и протестовать. Каждый день, проходя по улицам Дублина и видя голодных детей, их матерей, мечущихся в поисках любой возможности прокормить своих малюток, Райан пускался в новую борьбу с собственными сомненьями. Вчера, возвращаясь к себе домой, он видел картину, от которой сжалось сердце – худую, измученную и изголодавшуюся женщину, рыдающую над телом мёртвой маленькой девочки. И проходившие мимо английские солдаты не просто остались равнодушны к горю несчастной ирландки – они обвинили её в нарушении порядка. Их грозные голоса, смешавшись с причитаниями женщины, повергли Райана в оцепенение. Ему казалось, будто бы там была Марта, оплакивавшая их дочь. Гораздо позже за оцепенением пришла злость – перед его глазами мелькала та ярко-рыжая копна волос, залитая горькими слезами матери, а в голове эхом отдался горький плач и жестокие обвинения. Отчаянье с новой силой накрыло Райана, приведя за собой страх за судьбу ещё не родившегося ребёнка.

   Этой ночью его мучил вопрос, по-настоящему определявший судьбу всей его семьи – решиться ль на восстания и мятежи, пойти ли вслед за бойкими товарищами, вооружившись справедливым гневом уставшего страдать народа? Страх и отчаянье были сильны, но сомненья не покидали Райана. В его разуме шла борьба, жестокая война. Может, всё-таки не стоит пускаться в омут мятежных идей? Или всё же пойти в бой? Но что, если все попытки заранее неудачны и бесполезны? Рискнуть ли жизнью, ради Марты, их ребёнка и всей Ирландии? Или сидеть спокойно, продолжать изводить себя целыми днями, работая на своих господ, чтобы прокормить семью? Что если он погибнет, и Марта останется вдовой с ребёнком на руках? А может, надежда на свободу всё же стоит риска? Но их провал – их гибель… И всё же, смогут ли они долго трепеть это рабство?

   Множество вопросов и терзаний мучили и изводили хуже самого тяжелого труда. И полный отчаянья стон сорвался с губ Райана. Он опустил голову и закрыл лицо руками, почувствовав, как на глазах выступили слёзы. Одна из них крупной каплей упала на старые гнилые доски. Легкий ветер, подувший за окном нарушил тишину, показавшись Райану громче любой картечи. Он поднял голову, печально, затуманенным взглядом оглянувшись вокруг. Скромное, бедное жилище открылось его взору. Ветхие стены, такие же ветхие полы, и пустота вокруг. Едва живая дверь, скрипящая и никогда не закрывавшаяся до конца, отделяла комнату, в которой спала Марта и из которой доносились тихие всхлипы, от которых становилось всё больней.



Anna O'Connell

Отредактировано: 25.08.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться