Откройся мне (часть 1, 2)

Размер шрифта: - +

Эпилог

Девушка вышла из дома и сразу оказалась на оживленной улочке. Все прохожие куда-то спешили и практически сбивали её с ног. В то время как она размеренным и спокойным шагом направлялась к знакомому и уже ставшему частичкой утреннего ритуала газетному ларьку.

Девушка выглядела беззаботно. Её походка была лёгкой и одета она немного прохладнее, чем стоило бы в начале зимней поры в Париже. Но, кажется, она ничуть не замёрзла, а даже наоборот, судя по расстегнутому плащу.

С неба срывался легкий снег и каждая снежинка, падавшая то на руку, то на лицо или волосы девушки, заставляли её останавливаться, поднимать голову вверх и смотреть в небо. Тем самым те несчастных 50 шагов до газетного ларька растягивались на целую вечность. И каждый прохожий, кто в такие минуты мог бы хотя бы на минуту остановиться и понаблюдать за ней, воспринял бы её чудачкой, не иначе.

Но девушке абсолютно все равно, что о ней могут подумать. Она поглощена своими мыслями. Несмотря на легкость и беззаботность внешнего вида, внутри у неё открытая рана, боль от которой отражается в грустных, потускневших глазах. Её сердце осталось где-то далеко за пределами Парижа, и теперь она заново учится чувствовать.

– О, мадмуазель СамантА! – Продавец газет искренне улыбнулся при появлении девушки. Он увидел её ещё издалека и все это время заворожённо наблюдал за ней.

– Бонжур, Пьер! – Девушка говорила с явным британским акцентом, но от этого она лишь становилась еще милее.

Они обменялись парой стандартных фраз. Затем Пьер, как обычно, рассказал ей последние сплетни: "мадам Боли (та, которая покупает у него газеты уже лет 30) потеряла свою собачку сегодня утром, но оказалось, что она забыла её дома. А вот Франсуа Лорен до сих пор не пришёл за своей газетой, что совершенно на него не похоже и заставляет Пьера нервничать".

– Ну что-то я совсем заговорил Вас сегодня, мадмуазель. Держите Вашу газету и вот, – Пьер достал из-за прилавка одну красную розу и вручил ее Саманте.

– Ох, Пьер! Я уже больше месяца каждое утро прихожу к тебе за газетами, и ты мне даришь красную розу. Ты так разоришься!

– О, мадмуазель, не волнуйтесь. Я же говорил вам, что у меня есть небольшая теплица. Так что это совсем не накладно. – Пьер улыбнулся своей живой и ласковой улыбкой. Этот невысокий седой старик очень нравился Саманте и, можно сказать, был единственным её знакомым на весь Париж, не считая старого друга Патрика, который приютил девушку после побега из Лондона.

– Что на этот раз мадмуазель идёт фотографировать? – Пьер бросил взгляд на фотоаппарат, висевший на шее у Саманты.

– Сегодня никаких планов. Буду гулять и снимать все, за что зацепится глаз.

– У Вас уже столько снимков накопилось, что можно делать выставку.

Саманта улыбнулась и поднесла розу к лицу, вдыхая насыщенный цветочный аромат.

– Я побежала! Хорошего дня, Пьер!

Девушка планировала изучить не туристический Париж. Уже месяц она каждый день с самого утра отправляется на исследование колоритных двориков, заброшенных рынков, живописных домов, спрятанных глубоко от глаз миллионов туристов.

Немного отойдя от газетного ларька, девушка резко остановилась, почувствовав на себе чей-то пристальный взгляд. Кожа покрылась мурашками от внезапно нахлынувшего предчувствия. Второпях она обвела улицу взглядом, но, не обнаружив ничего подозрительного, мотнула головой и пошла дальше, сильнее укутавшись в плащ.

И если бы только её чувства не так сильно затвердели, если бы она на долю секунд приостановила свой взгляд на маленькой неприметной кофейне через дорогу, она бы уловила этот мощный разряд, который целился ей в душу. Она бы не пропустила взгляд молодого мужчины, способный сжечь все вокруг, но так и не сумевший достигнуть цели.

Мужчина сидел за столиком на летней площадке. Он был совершенно один, так как в эту пору сидеть на улице не комфортно, поэтому, как и девушка, выглядел он чудаковато.

Весь в черном он глубже на глаза натягивал свою кепку, а его взгляд был прикован только к одному объекту через дорогу.

– Ваш заказ. – Миловидная официантка пыталась привлечь внимание мужчины. – Все как обычно, американо и стакан апельсинового фреша.

Девушка ещё раз улыбнулась и, так и не дождавшись внимания гостя, разочарованно отправилась в тёплое помещение кафе.

Ни на секунду молодой мужчина не сводил глаз с девушки. Он видел, как она вышла утром из подъезда, как она наслаждалась снегом, как беседовала с Пьером и приняла от него розу, а затем, попрощавшись, отправилась на прогулку.

Его сердце замерло, когда девушка остановилась, и её взгляд скользнул по нему. Но этот взгляд показался ему настолько отрешенным, что внутри у него больно кольнуло.

Как только девушка исчезла за углом дома, он положил на стол точно такую же розу, как подарил Саманте продавец в ларьке, и взял в руки чашку с кофе.

О многом этот мужчина сожалеет сегодня, много ошибок он сделал и многое хотел бы поменять. Но главное, что он не сделал, – так и не сказал, что любит её...всем сердцем и всей душой.



SaySmth

Отредактировано: 27.09.2016

Добавить в библиотеку


Пожаловаться