"Отзвуки серебряного ветра. Мы - были! Призыв"

Font size: - +

Глава 8

Глава 8

 

Казалось, играла какая-то тихая музыка, играла где-то на грани слышимости, играла и звала куда-то вдаль. Туда, где не было ничего злого и нечистого, ничего, что несло бы боль и горе. Что-то настолько светлое и радостное поднималось в душе девушки, что она тихонько рассмеялась, еще не открывая глаз. Она попыталась вспомнить свое имя, но не смогла. Но это почему-то не имело никакого значения. Воспоминания о какой-то страшной боли, каком-то кошмаре мельтешили в памяти, но не хотелось даже думать об этом.

Прекрасная музыка продолжала обнимать ее всю, нежно и ласково обнимать, смывая малейшие следы боли и горя. Ей казалось, что откуда-то на нее падают лепестки цветов, хотелось смеяться, открыться навстречу этим лепесткам, этой музыке. С каждым мгновением девушка чувствовала себя все сильнее и сильнее, она ощущала себя способной создать что-то великое, помочь любому. А музыка набирала силу, она звучала уже торжествующе и вела за собой в звенящую и чистую пустоту. И девушка вдруг вспомнила свое имя! Ее зовут Касра... Касра Ла Онег.

Вспомнив все, Касра резко распахнула глаза и рывком села. Но музыка не прекращалась, все больше и больше радости звучало в ней, торжествующей и уверенной в себе радости. Значит, она была права – палачи лгали, ее не ждет после смерти новая боль! Небеса простили ее, даже если она и была в чем-то перед ними виновата! Касра прислушалась к себе и радостно рассмеялась – ничего не болело, так прекрасно она себя не чувствовала с детства. Впрочем, откуда кому знать, что здесь, за порогом смерти, правильно, а что нет? И как она должна здесь себя чувствовать.

Девушка оглянулась – да, в реальном мире, оставшемся позади, таких странных комнат нет и быть не может. Неровные стены, влажно блестящие розовые наросты на них, весь потолок покрыт каким-то шевелящимся ковром растений. Или не растений? Касра не знала, но продолжала осматриваться с искренним любопытством. Сама она сидела в неглубокой яме, наполненной медленно волнующейся вязкой розовой жидкостью. Эта жидкость нежно ласкала ее тело. Какое странное и приятное ощущение...

– Наша девочка проснулась! – донесся сбоку ласковый женский голос, в нем ощущался какой-то акцент, ни разу до того не слышанный Касрой.

Девушка обернулась и увидела красивую женщину с белыми волосами, почти круглыми глазами и узким, треугольным лицом. Какая она странная... Но все равно очень красивая. Кто она? Один из ангелов небес? А женщина присела рядом и улыбнулась. Потом погладила Касру по щеке, и девушка доверчиво потянулась навстречу ласке. Она сама не знала, почему, но была уверена, что ей хотят добра и любят. Иссушающих душу страха и ненависти, которые не давали спать внизу, она не ощущала. Их здесь не было! Мягкой волной накатывались любовь и нежность, желание помочь, поддержать, отдать другому всего себя. Касра радостно засмеялась – как же тут, на небесах, хорошо! Какое счастье, что она уже умерла!

– Меня зовут Ниит, сестренка, – улыбнулась женщина. – Я – Целитель! А за дверью тебя ждет кое-кто, кто под этой дверью чуть ли не спит, настолько тебя увидеть жаждет. Но пусть подождет, я сначала удостоверюсь, что с тобой все в порядке. Встать можешь?

Касра кивнула и встала. Она посмотрела на свое совершенно здоровое, сильное тело и улыбка раздвинула губы. У нее снова есть грудь! И все остальное! И язык. Да, она на небесах! Жаль только, что больше никогда не увидеть Кера... Грусть по любимому стояла в душе – но пусть он живет подольше, а она подождет его здесь.

– Ты говорить-то можешь, милая? – с тревогой спросила женщина.

– Могу... – неуверенно ответила Касра и снова радостно рассмеялась – она могла!

– Вот и хорошо. Сейчас мы искупаемся, нельзя же тому, кто тебя так ждет, некрасивой показываться.

Девушка с удивлением посмотрела на Целительницу. Кто, интересно, может ждать ее здесь? Может, отец? Вряд ли, отец всегда был к дочери безразличен – ведьма в семье была всего лишь разменной монетой в играх с Синклитом Двенадцати. Разве что мама. Только от нее девушка видела в раннем детстве любовь и нежность. Но мама так рано умерла, Касре исполнилось всего лишь немногим больше ста лет, когда мамы не стало. Да, наверное, мама здесь.

Девушка послушно пошла за доброй женщиной в странную маленькую комнатку, и та сама вымыла ее под теплой водой каким-то душистым мылом. Струйки воды брызгали со всех сторон, Касра жмурилась, взвизгивала и счастливо смеялась. Странно, она почти не помнила кошмара, который творили с ней палачи Синклита. И была так рада, что не помнила! Целительница зачем-то смазала ей кожу белесой мазью и положила рядом черно-серебристый мужской костюм, похожий на военную форму.

Касра с недоумением глянула на костюм и только тут обратила внимание, что Целительница одета в такой же. А на плече... Эльфийка вздрогнула от внезапно вспыхнувшего страха. На плече пылала багровым огнем пугающая эмблема – когтистая рука, как бы не рука самого Светоносного<1>, поддерживающая горящее багровым адским пламенем Око Бездны. На плече костюма, положенного перед ней, была такая же... Только тусклая.

 

 

**<1> Светоносный – Люцифер (лат. Lucifer, Несущий Свет, Светоносный), Сатана

 

– Не бойся, девочка! – перехватила ее испуганный взгляд женщина. – Бездна любит своих детей и не несет им зла. И эта не та Бездна, куда был низвергнут Несущий Зло. Эта включает в себя все сущее - миры, людей, вселенные. Ты пока не понимаешь, но скоро, очень скоро все поймешь и почувствуешь сама.

Она так по-доброму улыбалась Касре, что девушка поверила и натянула на себя комбинезон. Странно, ни в одном платье, даже самом дорогом и красивом, никогда не было так удобно. Костюм сидел, как влитой, и Касра даже почувствовала себя неловко из-за того, что ее женские прелести так подчеркиваются. Это ведь постыдно... Но что это она, она же на небесах, как можно судить о том, что здесь постыдно, а что – нет?



Иар Эльтеррус

#3384 at Fantasy
#9413 at Fantasy

Text includes: космос, магия

Edited: 28.10.2015

Add to Library


Complain




Books language: