Папаня и доча

Размер шрифта: - +

Папаня и доча

— О Великий Повелитель Преисподней, я же ничего не делала, ни в чем не виновата! Простите меня, грешную, если провинилась в чем перед вашим царским задом, и сваливайте в Ваш Ад восвояси!

— Са-а-ата! — шипел Люцифер за тяжелой металлической дверью. Натурально так шипел, как змей.

— Что Сата? — буркнула девочка. — Выметайся, а? Ну, пошалила я немножечко перед уходом, никто ведь и не заметит?

— Немножечко? — прорычал Дьявол и стукнул по двери. Резкий стук и шипение из-за боли.

— Ну да, — и Люцифер готов поклясться, Сата выразительно захлопала большими синими глазами, якобы притворяясь глупой дурочкой. — А что такого, папуль?

— Сата! — взревел Дьявол. — Сейчас же открыла! Немедленно!

Девочка в умоляющем жесте возвела руки к потолку, мысленно пожаловалась на отца Богу и качнула головой. Только бы нерадивый родственничек ушел, только бы ушел…

— Прости, папуль, — с притворной грустью сказала Сата. — Сегодня совсем нет настроения для разговора.

С этими словами она поставила на дверь полог тишины. Простенькое ведьминское заклинание, которое Дьявол, будучи на Земле простым смертным без малейшего резерва магии, сломать не мог.

Сата босыми ногами прошлепала на кухню, где ее ждал небезызвестный своими разгильдяйством и нелепостью ангел Рузиэль, а за спиной — просто Рузик.

Рузя быстренько налил кипяточку в кружку, кинул туда пакетик чая и протянул дочери Дьявола:

— Так странно, когда в квартиру, где я живу без малого две недели, стучится сам Дьявол, — благовейным шепотом проговорил он.

Рузя — ангел простой, больших чиновников и сильных мира сего и того видел редко.

— Папа мой что ли? — удивленно спросила девочка. — Так родственник всё-таки, как-никак. Должен обо мне иногда заботится.

Рузя выпучил глаза и картинно замахал руками, расплескивая в своей чашке остывший чай:

— Диавол, Сатана, Князь Тьмы, Повелитель Преисподней, Король Ада, Отец Лжи и Мракобесия, Червонный Змий…

— Червонный Змий? — насмешливо фыркнула Сата, перебив ангела. — Отныне буду называть его только так.

Рузя скорчил недовольную рожицу и замотал головой.

— Вот любишь ты имена коверкать и над людьми издеваться, — обиженно протянул ангел и напыжился, как недовольный воробушек. — Семья всё-таки.

Как быстро ангелы меняют свои решения, однако.

— Безбашенная семья, — согласилась Сата. — Папа не только Змий, но еще и ярый осеменитель глупых русских ведьм.

— Ярый осеменитель? Ты до сих пор зла на мать?

Сата пожала плечами и буркнула себе под нос нечто вроде «Надо выбирать себе партнеров на ночь тщательнее».

— Зла, — вздохнула девочка после недолгого молчания. — И на маму, и на папу. Но семейка у меня та еще, согласись. Сумасшедшая мамаша-ведьма, помешанная на жучках и ядах, и папа — Первый Сын Бога, который заправляет Адом.

— Тебе повезло: у тебя хотя бы семья есть.

Родители, которые редко вспоминают дочь — это не семья. Но Сата благоразумно смолчала, лишь грустно опустив глаза на своё отражение в чае.



Александра Денница

Отредактировано: 25.05.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться




Books language: