Партизанка или как достать начальство

Размер шрифта: - +

Глава 4

Глава 4

Утро следующего дня началось для меня очень странно. Прозвонил треклятый будильник, который я завела на пять утра. Моя мстительная рука его благополучно заткнула, запихнув под матрас. Только я стала уплывать обратно в объятия Морфея, как под окнами заорали кошки.  Ну что за жизнь! Затем я вспомнила, что сегодня у меня по плану картошка.

Открыла глаза, хмуро уставилась в потолок и тут же скривилась от боли в затылке. Утро и похмелье. Что за дрянь мы вчера пили с Андрюхой?

Еще немного полежала. Собрала всю свою богатырскую волю в кулак и встала. Зеркало отразило неумытое, нечесаное зомби, которого забыли упокоить. Хорошо, хоть косметикой почти не пользуюсь, а то вообще бы было страшно смотреться. 

Тут с кухни донеслись чудные ароматы, и желудок громко напомнил мне, что вчера кроме кофе и  трех кусочков сыра из кавказского кафе в нем ничего не было. Пора кормиться.

Трусцой проскакала на кухню. Баб Валя пекла блинчики. Меня уже перестало удивлять ее раннее пробуждение. У дедов был четкий режим. Если встали в пять утра – это уже проспали.

 Я шкодливо обогнула старушку и стащила один блинчик. Старушка запричитала и стала разливать чай. Я бы помогла ей честно, если бы руки не тряслись после вчерашнего. Да напились мы вчера знатно. 

Пока я отпивалась чаем и отъедалась блинчиками, к калитке подъехал белый внедорожник. Сначала я удивилась. Чего это Васек с утра пораньше забыл? Тут вспомнился наш вчерашний разговор и моя зомбированная тушка застонала. 

Если честно не думала, что Луганский снизойдет, до того, что бы прибыть лично. Такого директора нужно занести в красную книгу. Обычно они жуткие лентяи.

 - Валюшка! – раздался голос деда Сени от двери, - К нам гости!

Я обернулась, и блинчик так и застыл на полпути ко рту.   Не думаю, что увижу более шокирующее зрелище, как Луганский в шортах и майке. Стоит заметить выглядел он очень даже неплохо, если абстрагировать образ от начальника.  Правда на мой вкус сбросить бы ему с десяток килограмм и пресс подкачать.

 - Здравствуйте, - вежливо поздоровался Васек, сияя улыбкой.

 - Зд-д-драсте, - немного заторможено отозвалась я.

Баб Валя стала суетиться вокруг знатного гостя. Усадила его за стол. Выдала кружку с чаем. Наложила гору блинчиков. Налила сметанки, варенья. Что-то я ревновать уже начинаю.

Сидим. Едим. Думаем. Вернее думаю я. На кой черт я этого гамадрила, пригласила на совместную прополку. Если б знала, что он столько ест, никогда б не позвала.  Тоскливо вспомнила о замоченных шашлычках в холодильнике. Вечером жарить собрались. Делиться придется.

За столом велась занимательная светская беседа. Дед с бабкой все охали да ахали, обрадованные, внезапно заделавшемуся в помощники Ваську. Меня же только грела мысль о том, как Васек с высунутым языком будет ползать по полю с тяпкой. 

Наконец мужчины пошли на улицу. 

 - Жень, ты бы пошла, причесалась что ли. К ней жених в гости приехал, а ей хоть бы хны. Сидит тут лахудра лахудрой, - укоризненно сказала баб Валя.

 - Жених? Пф-ф-ф, - фыркнула я, - Он не ко мне приехал. Это он отрабатывает.

Баб Валя непонимающе уставилась на меня.

 - Он попросил одну работу срочную сделать, - усмехнулась я, глядя в окно, как дед Сеня Ваську выдает свою лучшую тяпку, - Вот он и отрабатывает.   

Глаза у старушки стали круглые как блюдца.

 - Сильна девка над мужиком издеваться, - пораженно прошелестела она,  но тут, же улыбнулась, - Молодец!

Я рассеянно взлохматила косую челку и поплелась умываться. Зомби потихоньку становиться человеком.

Ровно через пятнадцать минут бодрая и причесанная я в коротеньких шортиках, майке и бабушкиной панамке шла в сторону огорода. Быстрее начнем – быстрее кончим. Пока еще солнце сильно не припекает. Ближе к обеду можно будет и заняться с проектом.  

Чуть позже с некоторым отчаянием осознала, что ни к обеду, ни после обеда, ни даже к вечеру проектом не займусь, потому, что проклятой картошки конца и края видно не было.  Тяжело вздыхая и пыхтя, тоскливо рубила сорняки тяпкой и поглядывала на своих собратьев по несчастью. А они были бодры, словно и не работали последние пять часов под палящим солнцем. Дед Сеня немного прихрамывал, видно больная нога устала, но в целом полол с неплохой скоростью. Васек и вовсе походил на огромный мотоблок с культиватором. Шел напролом, почти не делая перерывов. Локомотив у него вместо сердца что ли? Лишь изредка прикуривал легкие сигареты и тыльной стороной ладони утирал со лба пот.

К слову, Васек работал вдвое быстрее меня. Его широкая, потная спина так и маячила впереди, немного отвлекая от процесса. Признаюсь честно, что если бы ни Васек, то я бы давно смоталась от сюда. Но я ж гордая. Потому тихо поминая недобрым словом картошку, сорняки и изверга, что придумал огород, медленно коптила вслед за мужчинами.   

Вскоре моей персональной каторге пришел ели ни конец, то небольшой перерыв – пришла баб Валя и позвала всех на обед. После холодненькой окрошки на домашнем квасу я почувствовала себя заметно лучше и даже поспорила с Луганским на одну грядку, что быстрее управлюсь, чем он с уже начатой полоской.  

Кто проиграл догадаться несложно. Конечно я. Локомотив имени Василия Михайловича  разгромил в пух и прах дохлую кобылку, которой я себя начала чувствовать к вечеру. Каюсь – отрабатывать не стала и позорно попросила пощады.

 - Я как истинный джентльмен не могу отказать прекрасной даме, - с мальчишеской улыбкой сказал мне Васек.

Я облегченно вздохнула, покосилась на последнюю грядку. Как хорошо. А то уже ни рук ни ног не чувствую. Солнышко уже плавно катилось к горизонту, и небо окрасилось в багряно-красные тона. Наслаждаясь моментом, улыбнулась и присела на травку с намерением и вовсе растянуться на земле. Спина просто отваливается. Прикрыла глаза от блаженства и …



Ярослава А

Отредактировано: 24.08.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться