Первое правило ведьмы

Размер шрифта: - +

Прода

 

Я обняла себя за плечи, стараясь не дрожать. Перед глазами стояло тело женщины, из которого вырастали цветы. Бессмертные. Безумные. Они до сих пор не оставили надежды захватить весь мир. Теперь действуют более слажено. Теперь работают сообща.

Страшно представить, что было бы, если бы мы не узнали об этом случае. Сколько ведьм бы погибло в результате диверсии? Сколько детей, которые недавно лишились родителей.

— Мари...— Супруг обнял меня, прижал к груди, позволяя использовать свою рубашку в качестве жилетки для слез. Он шептал что-то про полное уничтожение всех, кто это сделал, говорил, что найдёт их, что мне ничто не угрожает. Но это было не так. Ведьмы знали. Было пророчество о том, кто уничтожит Орден. И мы просто ждали появления этой ведьмы. Ждали и верили, что не будет слишком поздно. — Не дрожи так, прошу. Ну хочешь мы тебе купим ещё одну лавку? Или построим свою академию? Ведьминскую? Я договорюсь с императором, только не плачь, пожалуйста…

Всё мужчины таковы. Не выносят женских слез. Я улыбнулась, прерывая поток, тёплые шершавые пальцы стёрли дорожки влаги с моего лица. Муж легко поцеловал меня в уголок губ и хотел отстраниться, но я не позволила, обняла за шею, притянула ближе и поцеловала по-настоящему. Только сейчас поняла, что испугалась в том числе и за себя. И за сына. Если со мной что-то случится, Ильгерт не выживет. Я нужна ему.

Тёплые и жёсткие мужские губы целовал мои так, что сразу стало понятно, кому здесь ещё необходима одна не особо умная ведьма. Поцелуй больше походил на обещание, клятву с привкусом моих слез.

А потом я отстранилась, тяжело дыша и раздумывая над тем, что сейчас идеальный момент для скандала по поводу неумеренного количества любовниц в прошлом супруга. Вспомнила, что и сама не краснеющей девицей мужу досталась, и передумала.

— Ты та самая Мара из первого Круга Верховной?

— Ложь, — я хмыкнула. Быстро он, ой быстро со всем разобрался.

— Марииии… Ты действительно беглая преступница?

— Поклеп!

— Ты уже попалась, я нашёл и обезвредил всех, кто помог тебе с документами и легендой. Всё сидят сейчас в камерах.

— Клевета,—не сдавалась я. Просто потому что первое правило ведьмы гласит: "Не пались!"

Но второе: "Если спалилась, то все отрицай!" И оно как-то, видимо, надёжнее.

— Я же отведу тебя к ним, проведу очную ставку, — начал вещать супруг, на что я только фыркнула и насмешливо приподняла одну бровь. — Что?

— Это, конечно, все ложь, поклеп и клевета, я никакая не сестра Верховной и никогда ею не была. У меня вообще круга нет, а связь круга нерушима, если ты забыл. Но леди Тень Фитоллии свое дело знает, потому пока ты тут со мной говоришь, твоих то ли свидетелей, то ли обвиняемых уже либо убили, либо отпустили и вывезли из города.

Супруг молчал. Хмурил брови и молчал. Я решила осваивать роль супруги в полной мере, поэтому поцеловала его в подбородок, в щеку, за ушком. Осваивание пошло успешно, мужчина расслабился. Мой расслабился, а вот Иегархат психанул, да так, что хлопнул дверью и ушёл, оставив на столике ключи от мобиля.

— Что это было?

— Известное ведьминское обаяние - раз. Влюбленный наёмник, который должен был тебя охранять - два. И приговор наёмнику, который не туда все это время, видимо, смотрел - три!

— Охранять? — Я попыталась сделать удивленное лицо, но Урил на это только усмехнулся и головой покачал.

— Тебе не идёт роль дурочки, с умными глазами не сочетается.

Я улыбнулась в ответ, но продолжать спор мы не стали. Стана вышла через полчаса, протянула мне склянку с кровянистой жижей и отправила на кухню, а сама продолжила работать с больной.

Я же собрала волосы в пучок и начала работу. Кропотливую, сложную и очень важную. Предстояло вывести из этой жижи несвойственные человеку вещества. Определить тот самый яд, если говорить совсем грубо. Помогал мне Урил лично. Отсчитывал ингредиенты, мыл посуду, вытирал со лба пот, который периодически проступал, а после зажёг свет, потому что я на это была не способна.

Я сумела вывести то самое вещество, разделила его на три части и приступила к эксперименту. Три пробы было катастрофически мало, но больше взять мы не могли, потому пришлось работать с тем, что есть. Мы со Станой закончили одновременно. Она почти вывалилась из соседней комнаты как раз в тот момент, когда я собиралась отнести противоядие. Не тестированное. Не было возможности проверить его действие, потому что та жижа уже была лишена яда, а само вещество я извела на определение состава и реакций с теми или иными ядами.

— Все органы заново пришлось вырастить, — пояснила Верховная на встревоженный взгляд мужа, но улыбнулась. — Мар… Мари?

— Я его не проверила. Это рискованно.

— Выбора нет, вывести яд из организма нужно, он уже запускает тот процесс заново, я чувствую. Второй раз вырастить органы с нуля не смогу. У нас нет времени на безопасное тестирование.

Вперёд выступил Лайс. Он жалобно всхлипнул, но посмотрел на меня серьёзным взрослым взглядом.

— Надо попробовать, — тихо выдохнул он. — Если не получится… ВыВы пытались…

Я отдала стакан Стане, она забрала и снова скрылась за дверью. Хотелось бы сказать, что все прошло гладко, но это было не так. Новое сердце женщины сначала не выдержало, оно остановилось, отчего магесса снова умерла. Но никто её не спрашивал, хочет она жить или нет. Верховная вновь взяла её тело под контроль и буквально силой заставила сердце нашей пациентки биться. Мне казалось, я слышала его стук из другой комнаты.

А потом её рвало. Долго, болезненно, странной желтоватой субстанцией, которую я не побрезговала забрать для экспериментов и доработки противоядия. Когда это закончилось, уже светало. Урил принёс мне Ильгерта, я быстренько напитала его магией и велела вернуть домой, чтобы сын, не дай Лилит, не подцепил эту заразу.



София Мещерская, Мишель Лафф

Отредактировано: 17.05.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться