Песнь кровавой Луны. Одиночка

Пролог

Кровь была ещё тёплой и казалась солоноватой на вкус. Она толчками выплёскивалась из разорванного горла, и вместе с ней уходила жизнь. Зверь лакал кровь. Жадно, смачно, неторопливо, словно растягивая удовольствие. Куда спешить? Ночь будет долгой. Долгой и лунной. Нежной.

Лес пах вчерашним дождём. Ветер обещал грозу. Где-то далеко, в темноте ухнул филин. Зашелестели крылья, в высокой траве пискнула полёвка, торопясь скрыться от ночного охотника - тщетно.

Он тоже убегал, глупый человек. Кричал. Звал на помощь. Пытался спрятаться. Глупый, глупый человек. От него разило страхом так, что другие запахи померкли. А Зверь был голоден. Зверь без труда настиг жертву, повалил, и жёлтые клыки впились в сочную, мягкую плоть.

Как хорошо. Как сладко...

Другие уже ждали. Ждали терпеливо: они боялись подойти. Они боялись Зверя. И это правильно: Зверь крупнее, сильнее и умнее всех их вместе взятых. Зверь знает человечьи повадки и понимает человечьи слова: "Пистолет", "Ружьё", "Тварь", "Спасите", "Нет" и ещё целую кучу.

Другие смотрели опасливо, но никто не скалился. Зверь мог бы стать их вожаком. Но...

Они не нужны мне, - думал Зверь, вгрызаясь в ароматные потроха. - Они не такие как я. Таких, как я, больше нет.

Насытившись, он вскинул окровавленную морду и завыл. Хрипло, громко, жутко. Вой разнёсся над лесом и растворился в ночи. В наступившей после густой тишине одиночество ощущалось ярче и имело привкус пепла.

Таких, как я, больше нет.

 

Но что это?

 

Долгим эхом вой отразился от рваных облаков и, слившись с клубами сизого предрассветного тумана, прокатился над кронами.

 

Кто-то ответил...

 

Шерсть на загривке встала дыбом: кто-то ответил! Хрипло, громко, жутко... Кто же? Один из других? Волк? Но нет, это не волк. Точно не волк.

 

Так выть мог только...



Леока Хабарова

Отредактировано: 28.11.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться