Песнь мятежной любви

Размер шрифта: - +

Глава 13 - Идея

Вместе с заводилой Антоном мы уломали остальных. Хотя уговаривать особо не пришлось – отказались только Женя с Кларой. У них намечался романтический междусобойчик, и наша жалкая посиделка никак с этим не конкурировала. Я не переживала – народу и так прилично осталось. Это стало понятно, когда мы забурились в маршрутку.

Я хотела поймать Влада, чтобы поговорить в сомнительной тишине автобуса, но он упорно игнорировал мои призывные взгляды и сел с Родионом и Сашей. Мне же в компанию достались Лиза, Антон и Сима. Завязался весёлый разговор, в ходе которого я поняла, что посиделка не закончится быстро и нужно предупредить маму, что домой я вернусь не скоро.

Но только я набрала родительницу, как народ засобирался на выход. Чёрт, а вот не судьба была раньше предупредить, что подъезжаем? И отбой уже не нажать – мама взяла трубку. Коротко отрапортовать не получилось, ей понадобилось выспросить куда я, с кем и прочитать короткую лекцию по безопасности. Слушая её краем уха, я считала мелочь. И это порядком мешало. Сбившись в очередной раз, я психанула и засыпала монеты на днище сумки, схватила купюру и последней из нашей компании ломанулась через салон, умудряясь параллельно говорить по телефону. Водитель нереально «обрадовался» замешкавшейся девице и, едва отсчитав сдачу, нетерпеливо рванул с места.

Вот гад! Подумаешь, задержала расписание на пару секунд.

Сумка оттягивала предплечье, а телефон, зажатый плечом, начал соскальзывать. Чтобы не допустить грешного падения аппарата, я вцепилась в него одной рукой и зажала рассыпающуюся сдачу другой. Я окончательно запуталась в ногах и потеряла равновесие, вылетая с подножки уезжающего автобуса. Монеты со звоном покатились по асфальту, но телефон я не выпустила. Пока думала, как сгруппироваться, чтобы не расколоть ни его, ни что-либо важное в теле, чьи-то сильные руки поймали меня.

 Боже, Вселенная, неужели ты снова хохочешь мне в лицо?! Я уже говорила, что у тебя отвратительный скрипучий смех? Смажь уже какой-нибудь Вселенской смазкой!

Но фигура обхватившего меня человека не была тонкой и худощавой – я схватилась за широкие и крепкие мужские плечи. А как только земля перестала быть досадливо волнистой, я посмотрела в лицо… Владу.

Какой благородный поступок! Обида прошла?

Признаться, я на его месте позволила бы себе разквасить нос, и только потом протянула руку. Но Влад – не я. И спасибо ему за это.

Я оторопело смотрела на него, ещё не до конца сознавая всю прелесть своего спасения: мало того, что друг избавил меня от сломанных конечностей, а мой телефон – (который я ему зажала) от участи быть раскрошенным, так он ещё уберег душевное состояние сразу двух людей: меня и Родиона. Не уверена, стал бы он помогать мне или нет, скорее всего, да (души прекрасные порывы так и влекли его кого-либо спасать), но я и так уже изрядно извела нас обоих. А парень всё не понимал, что мне меньше всего нужно быть спасённой им. Или я сама не понимала, что нужно…

Но я уже дико устала от его пронзительной красоты и скрытой заботы. Просить Вселенную ограничить его влияния на меня и расширить публичную зону доступа, было бесполезно – она намеренно оставалась слепоглухонема к моим мольбам.

- Осторожнее будь, - Влад мягко отстранил меня и добавил уже с хмурым лицом: - В следующий раз.

Так, понятно. Значит, когда я буду падать снова, на тот раз он останется в стороне и  со злорадным удовольствием понаблюдает, как я братаюсь с асфальтом.

- Влад, я… - в последнее время лепетать становилось проще, чем говорить. Я шагнула к другу и вцепилась ему в предплечье так крепко, словно преждевременно смазала ладонь суперклеем. – Хотела тебе сказать…

- Не надо, Майя, - суперклей оказался хреновый – Влад легко убрал мои пальцы. – Знаю, слова благодарности даются тебе ещё тяжелее, чем извинения и признания своей вины, так что просто опустим этот фрагмент беседы, - закончил он, отходя.

Его слова сочились сарказмом, отравляя меня ядом. Всё правильно, так и должно быть, можно было даже хлеще сказать – заслужила. Но это было больно. И видимо я не скрыла своих чувств, потому что Влад вдруг остановился и вздохнул.

- Слушай, давай всё быстренько разрулим прямо сейчас и закроем тему, окей? Не парься, я не буду, как Эми, таить на тебя злобу неделями. Тем более, ничего страшного не случилось. Мне просто было неприятно, но всё прошло. Мир? – он протянул мне руку.

Вроде примирение предложил, а снова уколол упоминанием об Эми. Ещё один друг, который на меня в обиде, ещё один человек, который так часто делал первый шаг ко мне, гордячке. И вот Влад. Но ведь я хотела помириться сама, хотела…

Моя реакция оказалась непредсказуемой даже для меня. Вместо того чтобы пожать ему руку и сухо сказать: «Мир», чёрным растрепанным облаком я кинулась ему на шею, чуть ли не в слезах. Не знаю, откуда взялась эта чёртова сентиментальщина, но мне стало всё равно, что подумают ребята, пресловутый Родион, прохожие.

Каким же незначимым становился окружающий мир, когда решалось что-то важное для тебя. Мне было важно показать Владу, что я переживала, что хотела мира. И пусть не могла сказать словами, я с лихвой показала действиями.

Парень оторопел. Я почувствовала это по тому, как он напрягся, будто ждал, что за объятьем последует подлый удар под дых, стоит только расслабиться и дать слабину. Его безмолвие и неподвижность заставляли меня сомневаться в содеянном.



Регина Райль

Отредактировано: 24.02.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться