Песнь мятежной любви

Размер шрифта: - +

Глава 25 - Несчастный и святой

Наконец, мы рассортировались в правильном порядке: каждая группа в своей гримёрке, так что «Хаотические» со «Спиритами» больше не пересекались, и несколько финальных минут перед выходом в спокойствии мне было обеспечено.

Все вопросы по организации взял на себя Влад, периодически пропадая и возвращаясь с новостями, уточняя перенос времени и прочее. Эмилия, как и обещала, ушла занимать первый ряд, а парни расчехлили виски, чтобы тяпнуть немного для храбрости. Меня колотило, живот подводило от страха, успокоиться бы не помешало, но я уклонилась от предложения, предпочтя ясность пусть и издёрганного сознания.

Я заставила себя думать только о выступлении, прокручивала в голове музыкальные партии, продумывала, какими элементами можно их усложнить и украсить, но только в мыслях – на деле так спонтанно ничего менять не собиралась. Честно говоря, это лишь сильнее сбивало – иногда я забывала ноты, и, хоть убей, не могла вспомнить, что дальше. Тогда переносила отрезок мелодии на кончики пальцев, проходилась по невидимому грифу и нажимала то, что нужно — механика работала. Мозг мог отказать, но руки помнили.

Вскоре волнение за концерт вытеснило всё остальное. И когда я повесила гитару через плечо, мандражировала только, как отыграю. Я не знала, был ли у других групп какой-нибудь ритуал перед выходом, мы просто встали в круг и посмотрели друг на друга, передавая энергию, делясь решимостью и сметая сомнения. Мы – команда, мы чертов Культ Хаоса! Обменялись парой фраз, глубоко вдохнули и потопали гуськом на сцену.

«Hurricane» - одно из новых заведений в городе. Гораздо больше, чем клуб, но меньше полноценного концертного зала. В некотором смысле помещение напоминало театр, особенно если выставить партер на обширном танцполе. В нишах на трёх этажах приютились балконы со столиками, а на самом верху располагалась галёрка.

Сцена невысокая, но интересной конструкции: металлическое возвышение-подножка перед зрителями, оборудование на разных уровнях для лучшего распространения звука, лестница с обеих сторон, ведущая на ярус, где размещалась ударка. С боков сцену обхватывали вычурные построения, похожие на узкие ступенчатые платформы, тянущиеся к самому потолку и осветительному балкону над сценой. Отделка в синих тонах: шторы кулис, сидения в нишах, прочие элементы декора. Окантовочный металл двух видов: темный матовый и сверкающий хромированный.

Сказать по совести, я не думала, что зал забьётся почти полностью. Вряд ли сыграли роль звучные имена, скорее дешевизна билетов. Да и многие приходили просто время провести и посидеть в баре, который утонул в дальней стене в этом же помещении. Но когда я вышла на сцену, то чуть не оглохла от свиста и криков. Неужели это нас встречали? Или народ просто заскучал и обрадовался движухе? Уж мы-то её обеспечим.

Из-за яркого света прожекторов, освещающих сцену, я сначала не различила людей в толпе, но, когда привыкла, тени в первых рядах обрели лица. Я могла долго искать Эми, но она облегчила мне задачу: крикнула и помахала. Они с Симой и, правда, пробились вперёд.

- Майя, позируй на камеру, ты теперь звезда! – услышала я, но только усмехнулась.

Хорошо, что я всё-таки не надела платье, выходя, я точно его порвала бы, наступила, покатилась или ещё как-нибудь опозорилась. Снова заныл живот, и я запретила себе панику. Буду представлять, что я на репетиции. Только под вопли толпы самообман работал плохо.

За пару минут мы подключились и быстро отстроили звук. Предварительно чекаться нас не пустили, но оборудование в клубе оказалось отличным, настроились мы быстро, и через несколько минут уже заиграли первую песню. Сбоку, из штор кулис высунули любопытные носы Антон и Марс. Я решила не оборачиваться, чтобы не сбивать собственную настройку. Но я будто знала, что Родион не появится, не будет смотреть и слушать, как мы играем. Не заслужила я его поддержку. Ладно, сама справлюсь.

Было больно, но я нашла источник силы. Я вплелась в мелодию песни, завибрировала ударами барабанов, задрожала струнами гитары, возвысилась бэлтингом Влада. Музыка – моё естество, она стала им или была им всегда. Я не могла существовать без неё. Я склонила голову к грифу гитары, чтобы сморгнуть навернувшиеся слёзы.

И страхи меня, наконец-то, отпустили.

Стало комфортно так, будто я всю жизнь выступала на сцене, люди показались родными, как по эту сторону заграждения, так и по ту. Невероятное чувство. Это не описать. Я словно оказалась даже не на репетиции, а дома с друзьями. Не важно, кто я и какие ошибки совершала, сейчас, в этот самый миг мне зачлись все грехи, я стала святой и невинной.

Я счастливо улыбалась. Боже, что это за магия такая? Или кто-то распылил наркотик в воздухе? Тогда я, пожалуй, вдохну поглубже, чтобы передоз затанцевал на нервных окончаниях, обострил чувства до пика и разорвал оболочку, впуская внутрь музыку. Или выпуская её оттуда. Господи, какая разница?

Я не была одна. Никогда. Всегда чувствовала чьё-то плечо, меня любили и поддерживали, но я принимала это как должное, а не как дар. Неправильно это. Поздно я поняла, но лучше поздно, чем никогда, верно?

Я навсегда запомню этот дивный вечер. Песни, которые стали родными. Моменты, которые мы разделили со зрителями. Я сблизилась с ними, со всем миром. Он был чёрным, шумным, мятежным, бряцал металлом, пах дымом и мотоциклетными выхлопами, но дышал, жил, чувствовал. И я сама дышала музыкой. Песня пролетала за песней, и каждая резонировала, пробуждая то, что я любила. Мне хотелось продлить этот вечер на вечность.



Регина Райль

Отредактировано: 24.02.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться