Песнь мятежной любви

Глава 29 - Мятежная любовь

- Снимай футболку, иначе так и не сделаем то, что нужно, - сказала я в перерывах между поцелуями. Вместе ответа Родиона аккуратно прижал меня к себе, целуя напоследок – отрываться друг от друга становилось всё сложнее.

- Хорошо, Колючка, - он отпустил меня и стянул футболку через голову.

Кровь бросилась мне в лицо – я не могла спокойно смотреть на его худощавую фигуру. Хотелось касаться, целовать, сжимать в объятьях. Но вместо этого я отошла к шкафу, успокаивая дыхание.

- И бандаж снимай, чего ждёшь? - я взяла аптечку и вытащила её на кровать.

Парень обречённо вздохнул и расстегнул липучки поддерживающего корсета.

- Знаю, что надоело, - кивнула я. - Но ведь становится лучше.

- От того, что ты ухаживаешь за мной – да, - он наклонился, чтобы поцеловать, но я выставила перед собой тюбик:

- Отставить! Всё потом, дай сделать дело или я тебя от ушей до пят измажу.

Родион покорился, и я занялась его травмой. Я добровольно приняла на себя заботу о нём. Припухлости спали, синяки остались едва заметным воспоминанием. Всё выглядело гораздо лучше, чем в первый день, бок усиленно заживал, хоть рёбра по-прежнему побаливали. А сердце у меня замирало теперь по-другому поводу.

Дыхание сбивалось, когда я касалась его обнажённого тела, пусть и по такому неромантичному поводу. Хотелось не сдерживаться в проявлении чувств, но, к сожалению, приходилось умерять пыл, чтобы ненароком не причинить ему боль. Это вынужденное воздержание сводило с ума обоих, ведь с каждым днём нам становилось мало поцелуев.

Я на удивление быстро привыкла к тому, что Родион – мой парень. Мы встречались уже почти неделю, и никогда прежде я не была счастливее. Мы проводили вместе всё свободное время, и разлука на сон казалась расточительством. Я изводилась, проживая несколько часов без него, просыпалась после сновидений о нём и тут же бежала на встречу. Мы гуляли по городу, вместе ели и отдыхали, даже занимались своими делами, только бы находиться рядом и видеть друг друга. А один раз рванули на целый день в соседний город, просто так.

Мы часами зависали друг у друга дома. Мои родители спокойно отнеслись к факту наших отношений. Приняли без вопросов, словно так и должно быть. Мама уже знала Родиона, а папа наслушался от нас обеих. Я была рада, что они одобрили мой выбор.

За выбор Родиона я не переживала, больше не сомневаясь ни в его, ни в своих чувствах, но показываться на глаза его родителям смущалась, поэтому оставалась у него, только когда их не было дома. Я очень волновалась, что не понравлюсь им и, хоть Родион и уговаривал расслабиться и не бояться испортить впечатление, я отказывалась.

А вот Злата приняла нашу пару с восторгом. Её поддержка была мне приятна.

- Вот и всё, - я распределила мазь и взялась за эластичный бинт, - сильно больно?

- Уже меньше. Твои прикосновения целебны, - ответил он.

- Тогда может мне пойти сиделкой к какому-нибудь симпатичному музыканту, а? - ухмыльнулась я, накладывая нетугую повязку.

- Я этого не допущу, - нахмурился Родион. – Сломаю рёбра намеренно, чтобы ты  ухаживала только за мной.

- С ума сошёл, - засмеялась я, обвивая его шею руками. - Не нужен мне никто, кроме тебя.

- Другой разговор, - он привлёк меня к себе и поцеловал, а я мягко притиснулась к нему грудью и скользнула ладонями по плечам.

- Тебе нужно лечь, - я оторвалась от Родиона и потянула его на кровать. – Обещаю согревающий компресс, - я уложила его на спину и забралась сверху. Я старалась сильно не давить и опиралась на локти. - Удобно?

- Ещё бы, - от его низкого голоса у меня защекотало в самых чувствительных местах.

Его руки спустились мне на поясницу, сжимая сильнее, чем следовало при травме. Я отклонилась и прикрыла глаза, жадно ожидая следующего прикосновения. До моих бёдер он не дотягивался, зато на талии пробрался под футболку. Родион нежно гладил мою спину, а я таяла в ласке его ладоней. Кошмар! Возбудил меня до предела целомудренными прикосновениями, даже без поцелуев. Но себя он тоже завёл. Я это чувствовала, когда Родион прижимал меня к себе. Приятно, что он хотел меня так сильно.

Я наклонилась, чтобы спрятать свою глупую радостную улыбку, а заодно поцеловать его грудь и торчащие ключицы. После посмотрела в подёрнутые страстью глаза. От его взгляда становилось жарче. Я продолжила целовать его плечи, медленно перемещаясь и уплывая в дурманящем аромате его кожи. И сама не заметила, как прикусила нос вытатуированного клоуна.

- Кусаться вздумала? - удивлённо воскликнул Родион.

- Я тебя всего съела бы, - призналась я хриплым голосом. Пришлось прокашляться, но следующая фраза прозвучала вообще жалостливо: - Поправляйся уже скорее.

- Куда-то спешишь? - засмеялся он, и вибрация его смеха прошла по позвоночнику.

- Надоело осторожничать, хочу обнимать тебя крепко.

- Ах, вот оно что! А я думал, почему ты такая робкая?

- Робкая? - мой взгляд полыхнул. - Вот как ты всё повернул?! Да я тебе сейчас так
поцелую, что ты своё имя забудешь!



Регина Райль

Отредактировано: 24.02.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться