Пламя Океана

Размер шрифта: - +

Глава 1

Свет молодого утра мягко разливался по синему зеркалу молочной воды. Тихие волны едва шевелили мелкий, ещё не успевший раскалиться песок. Океан спал. Он ждал ту, что приходит каждый день. Не важно когда — она приходила, рано или поздно. Ну а пока тёплый августовский штиль мягким одеялом укрывал небольшой дикий пляж, скрытый от человеческих глаз высокими утёсами и густым лесом.
По склону меж кустов и деревьев вилась тонкая каменистая тропка, давно покрытая только песком и пылью. Корни деревьев, пересекавшие её, складывались в лесенку, на ступеньках которой после дождя собирались мутные лужи. Но сейчас мягкая коричневатая пыль едва поднималась вслед за торопливыми шагами. На тёплый от утреннего солнца песок босиком выбежала девушка. Оставив балетки у кромки леса и там же сбросив свободное платье, она подбежала к воде и опустила руки в волны.
— Здравствуй, Княже, — ласково позвала она. Прилив радостно лизнул её ладони, вода потеплела. Девушка рассмеялась и побежала, кружась, вдоль берега, раскинув руки подобно крыльям. Проснувшийся ветер развевал длинные, вызолоченные солнцем волосы, повеселевший прилив слизывал с песка следы тёплыми языками. Океан приветствовал гостью.
Пробежав от одного утёса до другого и обратно, девушка шагнула в море. Вода ринулась ей на встречу, будто старалась обнять, а вокруг ног завертелись стайки маленьких рыбок. Девушка покружилась, разгоняя пугливых мальков и, зажмурившись, упала на спину, подняв тучи мелких брызг, бриллиантами сверкнувших на солнце. Океан поддерживал её тонкую фигурку, медленно унося дальше от берега, и девушка лежала, как на надувном матрасе. Её волосы, каштановые от воды, мерно колыхались, словно кто-то перебирал их невидимыми пальцами. Через несколько минут, когда прилив поднял со дна холодные потоки, девушка открыла глаза и повернулась, погружаясь. Её отнесло метров на семь, но даже здесь её ноги уже не доставали до дна. Она легко проплыла ещё пару метров и встала на песчаную отмель, что поясом тянулась через всю бухту. Там, за порогом, в голубой глубине начиналась настоящая жизнь океанского берега.
Прикрыв сверкающие тёмным янтарём глаза, девушка сделала несколько глубоких быстрых вдохов и нырнула в прохладную синь. Морские волны обволакивали её, и девушка нежилась в них, так похожих на тёплые, ласковые объятия. Опустившись ещё чуть ниже, она открыла глаза. На мягком морском песке были разбросаны тёмные пятна камней, а на зеленоватой поверхности играло серебристыми бликами яркое солнце, и свет его прорезал воду белёсыми лучами. Девушка выпустила небольшую бурю из пузырьков, серебристыми медузами устремившихся к небу. Ловко всплыв, она наполнила грудь новой порцией морского воздуха и вновь нырнула в глубину.
Каменный риф, закрывший собой узкий вход в бухту, как всегда жил своей жизнью. Меж обточенных водой валунов сновали маленькие рыбки, играющие на солнце всеми цветами радуги, в зарослях зелёных и бурых водорослей прятались моллюски, в песке копошились креветки и маленькие крабы-отшельники. На тёмных булыжниках яркими пятнами росли кораллы, висели морские ежи и звёзды, цвели бледными точками актинии. Каменная гряда, оставшаяся, вероятно, от соединявшей утёсы стены, не пускала в бухту мусор, и даже после зимних штормов вода в этом маленьком раю оставалась кристально-чистой. За этим рифом, как за щитом пряталась целая страна, за жизнью которой девушка так любила наблюдать. А Князь Воды с удовольствием показывал ей свои владения.
Девушка вышла на берег, когда солнце почти добралось до зенита. Но даже тогда она не спешила прощаться с океаном. Пока волосы медленно возвращали свой огненно-рыжий цвет, она бродила по берегу, собирая ракушки. Волны то выбрасывали их почти ей под ноги, то игриво утаскивали обратно, то закапывали в песок, на что девушка лишь легко смеялась, морща усыпанный веснушками носик, и ласкала тёплые потоки, как котят. К полудню девушка, снова надев платье и спрятав ракушки в сумку, подошла к океану попрощаться.
— Ну, ну, Княже, тише, — ласково говорила она, когда солёные воды тоскливо лизали её ладони. — Я завтра снова приду, ты же знаешь.
Вскоре, когда тонкая фигурка скрылась от полуденного зноя под сенью деревьев, тишину маленького дикого пляжа нарушал только зовущий плеск волн.

— Вот и лето заканчивается, опять с нашими оболтусами встретимся... — протянула темноволосая девушка, откинувшись на руки под одним из деревьев.
— Да ладно тебе, Марка, не ной, — беззлобно осадила её вторая, отрываясь от книги и поправляя длинную русую косу. — Может, к вам новенький придёт, или кто из старшеклассников на тебя глаз положит, а? Или вон на Ярку.
— Ага, разбежались прям, — вздохнула Мара, поднимаясь и кивая на рыжеволосую подругу. — Нас с Яркой такими именами наградили, что некоторые до сих пор бесятся. Это тебе, Анка, бессмертная ты наша, с именем повезло. Ярку вон, до сих пор овечкой кличат. К тому же не забывай, что старшеклассники теперь мы.
— Правда что ли, Марья-Моревна, мёртвая царевна? — засмеялась та. — Зато знаешь сколько простора для фантазии даёт фамилия? И я не виновата, что Настя звучит так по-дурацки. Уж лучше как ты, Мара. Ты хоть богиня.
— Ага, славянская богиня смерти. Перестарались родители. Хотя у чародейки нашей тоже вроде имя славянское.
— Эй, ведьмочка Яролика, чего грустишь? — повернулась к третьей девушке Ана. — Прозвище, небось, вспомнила?
— Я не ведьма, а травница. — Рыжая, до тех пор сидевшая на поваленном дереве над ручьём, приблизилась к подругам. — И я предпочитаю думать, что Ярка от слова яркий. В конце концов, полные имена произносить ужасно долго. Не так ли, Морана, Анастасия?
— А свечки взглядом ты от какой травы подпаливаешь? — подколола русоволосая, на что Ярка только пожала плечами.
— Ана, а тебе обязательно завтра уезжать?
— Боюсь, что да, — печально кивнула та, — билеты-то уже куплены. Да и всё равно в город перебираться, так уж лучше сейчас, чем в середине года.
— Это верно, — вздохнула Мара. — Жаль только, что не увидимся с тобой, не соберёмся вот так в лесу после школы, и домашку всю теперь самим делать.
— Есть ведь интернет, я ж не на луну уезжаю!
Задумчиво молчавшая до этого Ярка вдруг встрепенулась и подала голос. Её тёмные, как шоколад, глаза наполнились янтарными искрами.
— Кстати, про луну, сегодня же полнолуние! Пик женской магии!
— Предлагаешь снова сбежать ночью из дома и развести костёр? — недоверчиво покосилась на подругу Мара. — Заметят дым и сразу поймают. Тебе-то, может, и ничего, а нам потом нагоняи выслушивать.
Ярка, улыбаясь, замахала руками.
— Нет-нет, никаких костров! Сегодня, всё-таки, не солнцеворот. Я хочу провести один обряд, так сказать на прощание. Там нужно будет трав собрать и свечки. Травы я беру на себя, всё равно нужно на заготовки, вы только скажите, пойдёте или нет.
— Звучит неплохо, — согласилась Ана. — А что за обряд?
— Так, общий приворот на всех стихиях — пожала плечами травница.
— Приворот? — возмутилась Мара. — Это же опасно! Это ставится воля человека против воли судьбы! Уж тебе ли не знать, ведьмочка!
— Против судьбы — это когда кого-то определённого привораживают, — спокойно объяснила Ярка, — а этот обряд как раз судьбой предсказанного зовёт, да и просто на красоту и внимание парней заряжен. Настоящий приворот, как ты заметила, опасен, так что я бы и сама не стала его проводить, а уж тем более вас втягивать. Уж тебе ли не знать!
— Не знаю, как ты, Марка, а я за, — после недолгих раздумий, сказала Ана. — Я нашей ведьме доверяю, ни во что опасное она нас не втянет.
Мара ещё немного постояла молча, но под перекрёстным огнём двух взглядов сдалась.
— Ладно, хорошо. Я в деле. Только скажи, когда и что нужно.
— Отлично! — Почти подпрыгнула от радости Ярка. — Помните те льняные обережные рубашки?..



Яника Лоя

Отредактировано: 06.04.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться