Планета Хэсед и ее неучтенный фактор

Размер шрифта: - +

Глава 4. Память предков

Яркие обрывки. Красочные короткие кадры, быстро сменяющие друг друга, настолько реальные, что трудно отличить от яви. Сон? Видение?  Мозг перестал видеть разницу.

Перед Гаяной раскинулось чистое светло-желтое небо. Ввысь к перистым облакам рвались башни, шпили, монолиты удивительных строений, которые соединялись друг с другом замысловатым узором мостов. Расходясь в стороны, изогнутые улицы образовывали филигранный узор кварталов и парков. По небу чуть выше зданий, не спеша, плавали летательные аппараты. Мирная идиллия.

Потом кадр резко меняется. Увеличиваясь из маленькой серо-черной тучи, с небес спускается целая эскадра чудовищных кораблей. Огромные темно-синие глыбы с изрезанной обшивкой медленно входили в атмосферу планеты, замедляя ход. Вот, они остановились черным массивом над городом, и от каждого из четырех космических кораблей начинает отделяться множество маленьких объектов. Истребители. Зловещим роем, они спешат вниз к сказочному городу. Мирные жители, точно, не ждут агрессивных «визитеров». Как в растревоженном муравейнике, люди бегают по улицам и мостам. Запоздалой реакцией поднимаются ввысь патрульные серебристые челноки, выпуская на неожиданных врагов сгустки смертоносной плазмы. Все же их пугающая малочисленность казалась слабой тенью на фоне жуткого количества атакующих одноместных истребителей. Бой был слабым и безнадежным. Победа «визитеров» очевидна.

Вдруг кадр снова меняется и Гаяна, задыхаясь, бежит по широкому проспекту. Бросает в небо испуганные взгляды, потрясенно осознавая, что кровавая развязка неминуема. Лишь жгучее желание выжить продолжало гнать ее дальше. Вот, впереди завиднелся узкий поворот в проулок. Она резко поворачивает и бежит в него и застывает на месте. Чуть дальше меж коричневых глухих стен на фоне желтого просвета стоит пришелец. Высокий, два метра роста, одетый в стального цвета скафандр, инопланетянин смотрел на Гаяну через стекло шлема. Овальное, вытянутое к низу лицо с выдвинутой зубастой нижней челюстью, венчало замысловатое роговое нагромождение. Над большими фасетчатыми глазами, чуть выше двух черных щелей, прикрытых волнующейся перепонкой, возвышался широкий лоб, над которым медленно шевелились змеевидные шесть отростков. Он направил на нее странное прутообразное оружие.

Сердце болезненно сжалось, и Гаяна инстинктивно шагнула назад, возвращаясь на проспект. Она еще никогда не видела такого страшного монстра. Вверху раздавались громоподобные взрывы, со всех сторон доносились дикие вопли ужаса и крики предсмертной агонии. Выла аварийная сирена города. Вдруг, прямо над головой послышался звук взрыва. Гаяна задрала голову. Вниз, прямо в ее сторону летел подбитый городской челнок охраны. Черный дым вперемешку с языками пламени вырывался с правой гондолы. Его вращала дикая инерция, и безумная скорость несла его к быстрой погибели на камне проспекта.

Гаяна ринулась в сторону и от оторвавшейся части обшивки челнока, летящей со свистом, ее спас лишь сантиметр. Упав на камень тротуара, она обхватила голову руками. Ужасный грохот рядом сообщил о гибельном приземлении челнока. Жар опалил спину, и запахло горелым пером. А в голове возник образ космического корабля, что находится на орбите. На него можно добраться, если попасть на космодром, что на окраине города. Надо бежать туда! Еще есть шанс спастись. Судя по устаревшим технологиям нападающих, они не смогут обнаружить этот комплекс. Оттуда ее подберут транспортным лучом прямо на орбиту. Главное – добежать.

Потом снова меняется кадр. Теперь Гаяна стоит возле иллюминатора, обхватив зябко плечи, и смотрит на уменьшающийся шар голубой планеты. Десятки серебристых овальных звездолетов спешно отдаляются от него так же, как и ее корабль, оставляя на орбите и в атмосфере жуткие монстры-корабли пришельцев. Сердце обливается кровью при виде оставляемой навсегда Родной земли. Навсегда? Да. Навсегда. Потому что уже через миг, когда все дружественные корабли достигли безопасного предела, ее Колыбель навсегда ушла из истории этой солнечной системы. Сначала она покрылась широкими оранжевыми трещинами, а потом разлетелась на куски, унося из жизни кровожадных и алчных к технологиям «визитеров»…

– Гаяна! Гаяна!!! – тормошила спящую подругу Рогнеда.

Но она не отзывалась. Ее лоб покрыл холодный пот, грудная клетка лихорадочно вздымалась вверх, с шумом загоняя прохладный воздух казармы. Стоны срывались с ее искусанных губ, а руки безжалостно комкали простынь. Тело постоянно прогибалось в спине и с глухим стуком падало снова на постель.

Уже битый час Рогнеда стояла над постелью подруги и старалась вывести ее из сна. Но она не отзывалась. Лихорадка метала ее в постели. Кто-то догадался побежать к дежурному медику. Урилка Нерона стояла с другой стороны и держала Гаяну. Все переполошились в спальной комнате и обступили постель девушки.

Вот, наконец, прибежал дежурный медик, Максим Павлов.

– Почему так долго?! – сердито прошипела Рогнеда.

Тот не ответил, растолкав толпу и склонившись над пациенткой. Проверил пульс, температуру, реакцию зрачков. Видно было, что парень недоумевал.

– Что с ней? – не унималась Рогнеда, до глубины души встревоженная состоянием подруги.

– Не знаю… - хмуря брови, бросил медик, и достал из небольшой медицинской сумки ампулу и инъектор. – Придется будить насильно, - сказал и ввел препарат под кожу.

Гаяна в очередной раз прогнулась, с всхлипом вогнав в легкие воздух, и резко распахнула глаза. Максим тут же поднес к лицу тонкий стержень медицинского фонарика и проверил реакцию зрачков. Она невольно дернула головой.



Лу Энн

Отредактировано: 11.09.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться