Плановая эволюция

Размер шрифта: - +

Точка бифуркации. Часть 2

Стоило в деталях рассказать как все было. Я действительно видел светящуюся сферу, а затем вспышка света, яркого, ослепляющего. На боль в глазах не обратил внимание, подумаешь, ослеп на мгновение...мгновение...оно меняет многое, из-за него не повернуть назад и не исправить наши с вами 'геройские' поступки в жизни...

  Вот еще какая интересная деталь, себя я 'нашел' на полу после этой самой вспышки, астро-трубу обнаружил поблизости в весьма неприглядном положении презренной рухляди, словно прямо в нее врезался этот инопланетный корабль (это я уже сам домыслил, что, мол, это точно некий разум! Вот голова моя треклятая, вечно что-то придумывает!).

  Мама моя примчалась, чтобы оценить происшествие здравым сознанием. Мы любители астрономии таковыми явно не считаемся, хоть мама этим не увлекается. В семье хватает и двоих безумцев.

  Папа, конечно, сидел со мной на полу, собирал стекла, но так бережно, словно из этих самых обломков еще можно было что-то смастерить.

  - Неужто ты думаешь, что из этого крошева будет толк? - сам от себя не ожидал, что стану критиковать, в моем положении это было весьма опрометчиво.

  - Кто ж сомневался, что Мишка пропустит хотя бы один вечер, чтобы не сделать эдакую гадость, - вердикт мамы прям как нож по сердцу. Весьма и весьма больнючий 'укол'.

  - Не трогай его! У всех бывают ошибки! - заступился отец. - А я завтра съезжу и привезу новые линзы, еще более четкие. Мне как раз казалось, что нынешняя наша оптика - главный недостаток в конструкции.

  Ленка даже не успела вякнуть из-за спины мамы. Так ведь и ушла к столу, словесно не укусив меня какой-нибудь фразочкой из фильмов типа: интеллектом явно не изуродован! Эволюция обошла брата стороной! Она то умеет запоминать глупости.

  На здоровье я не пожаловался. Чего же портить вечер окончательно. Все же сестре шестнадцать исполняется. Противная она по характеру, но что ж поделать?! Можно было бы сходить в магазин и поменять на другую, я бы с удовольствием совершил эту сделку, но не продаются другие. А жаль.

  В голове творился бедлам, все кружилось, взрывалось, болело. Я натужно вытягивал из себя радость. Никто и не заметил перемен. Я так надеюсь.

  За вечер успел поиздеваться над сестрой. Ехидничал насчет ее парня. Был ли он?! Она уверяла, что он придет. Я стал делать ставки, причем вслух: даю тысячу, что никто не придет! И вот когда я, уверенный на сто один процент из ста, предложил аж пять тысяч, раздался звонок в дверь!

  - Кажется, в твоей хрюшке-копилке пять тысяч, больше ты ее не увидишь, она моя! - тут же отреагировала Лена, направляясь к входной двери.

  Я ожидал кого угодно, но не Виктора. Этого дурня - соседа. Сколько учились в школе, столько и дрались. Хоть успел я отужинать, посему я сорвался с насиженного стула в гостиной и умчался к себе в спальню.

  Не помню, как отключился, рухнув в кровать. Сны не подвели и сменяли друг друга, как слайды в диафильме. Не трудно догадаться, что такому безумцу как я снятся космические панорамы, далекие планеты, квазары, кометы и другие 'ингредиенты' 'внешнего мира'. Может, именно поэтому я с нетерпением жду ночи, чтобы погрузиться в сказку, свою сказку, где я сам себе хозяин.



Александр Пташкин

Отредактировано: 25.04.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться