Пленник. Борис Тюрин и Ольга Коротаева

Font size: - +

ГЛАВА 18

ГЛАВА 18

Всюду, куда достигал взгляд, колыхалось людское  море. Но не сильно, не так, как в шторм, а еле-еле, будто при вечернем бризе. Там и сям, между походных шатров, курились костры. Люди большей частью сидели вокруг, и лишь отдельные фигуры шатались без дела…

– Караулы расставлены грамотно, – доложил барону егерь, вернувшийся из разведки. – Есть посты вокруг лагеря, есть патрули внутри, поэтому дальше второго круга я идти не рискнул, тем более, что такого приказа вы не давали.

– Правильно! Кто есть в лагере?

– Наёмников нет, только насадчане. Тех разослали по ударным направлениям, вокруг столицы, а эти выжидают, чтобы безопасно снять пенки с варенья.

– Здесь нам пока делать нечего, силы не те, – Эрг вопросительно глянул на принца и добавил: – А вот с наёмниками можно попробовать… Карту!

Несколько минут барон совещался с разведчиком, а принц тихонько отошёл в сторону и наблюдал из-за кустов за Белкой, которая гоняла Софию, как капрал новобранца. Та, впрочем, не возражала, понимая, что шатранка следует приказу и одновременно старается облегчить себе его выполнение. Кроме того, за милю было видно – Белка увидела в ней конкурентку и по-своему мстит, ревнуя к вниманию принца. София это тоже понимала и в подруги Белке не навязывалась. Сейчас их связывает общее дело, а пройдёт время – разбегутся.

– Общий сбор, уходим! – скомандовал барон.

Действия группы были отработаны до автоматизма. Пара дозорных впереди, столько же прикрывают фланги и арьергард. Барон с принцем и Белка со своей подопечной неизменно оказывались в ядре, надёжно прикрытые остальными егерями. Передвигалась летучая команда довольно быстро, но размеренно. Барон успевал следить, не устали ли его подопечные, при необходимости командовал либо краткий отдых, либо продолжительную остановку. София уже знала, что первой целью был избран отряд, сформированный из гедзейских горцев. Обсудив ситуацию, она согласилась, что заставить воевать этих горячих, но мирных пастухов можно не иначе, как с помощью колдовства. И сейчас они представляли собой реальную опасность, поскольку ближе прочих наёмников приблизились к родному городку Софии – Арлейну, где миндцы сформировали временный штаб.

Гедзейский отряд не пришлось искать долго. Те ломились через лес подобно взбешённому стаду. Как отметил барон – ни одному военачальнику в здравом уме  не пришло бы в голову заставлять воевать в лесах людей, чья жизнь прошла в горах, где деревья выше человеческого роста считаются просто огромными. Егеря нашли удачную позицию и через некоторое время смогли во всех подробностях разглядеть горцев, бредущих по лесу с решительными лицами и совершенно пустыми глазами. Циоан первым разглядел «пастуха» этого стада и, толкнув Софию под локоть, указал на насадского мага. Закутавшись в длинный черный плащ, словно отгораживаясь от плебеев, тот мрачно шагал среди горцев. Барон подал знак, и егеря незаметно рассредоточились по позициям.

Эрг здраво рассудил, что в положении летучий команды будет лучше, если прольется как можно меньше крови. Впрочем, огнестрельным оружием егеря себя не отягощали. Маленькие мощные арбалеты, снаряжённые специальными свистящими болтами, внесли полную сумятицу в нестройные ряды горцев. Лес огласили истерические вопли, и гедзейцы ломанулись по кустам в надежде спрятаться от неведомой опасности. И тогда вперёд выступила София.

Уже пролилась первая кровь в этой схватке, и парочка смелых горцев, вооружённых пращами, попытались использовать против неё своё оружие. Одного упокоила Белка, строго выполняющая приказы своего командира, а другого Циоан, доказав, что обучение у барона не прошло бесследно.

София и насадчанин стояли друг напротив друга шагах в двадцати. Маг бормотал заклинания, и чёрный дым длинными плетями потянулся к девушке. Будь маг посообразительнее, то может и догадался бы, что главная опасность таится не в ней, а в её спутниках, умело владеющих оружием. Так или иначе, ему пришлось прерваться, чтобы остановить болт, летящий ему в лоб. Действие магии прервалось, и дымные плети рассеял ветерок, а тут вступила в бой София.

Впрочем, «бой» – сильно сказано про человека, отличающегося редкостным миролюбием, хотя и перенесшего уже немало страданий. И сейчас, в родном лесу, ей вспомнился Замок. Вид из окон на море и каменная стена, увитая плющом… Мгновение – и густая сеть вьющегося растения опутала мага с ног до головы. Несколько жёстких стеблей перетянули рот насадчанина, и по выпученным глазам стало было догадаться, что творить магию он более не в силах. Белка посмотрела на девушку расширившимися глазами, полными суеверного ужаса, и попятилась. София вздрогнула и на мгновение отвлеклась на неё. Поэтому не увидела, как несколько метко брошенных ножей прекратили существование насадчанина. Маг – не Хозяин, бессмертия ему не дано.

Барон вышел вперёд. Гедзейцы, освобождённые от влияния мага, стали приходить в себя, словно после глубокого и долгого сна. Хотя они ещё не вполне понимали, где и как оказались, события последних минут сохранились в памяти у всех. Высокий бородатый горец смело встал перед Эргом.

– Кто из вас убил моего брата? – спросил он, указывая на одного из убитых пращников.

– Ты и твой брат пришли туда, куда их не звали, чтобы творить зло. Если ты сейчас уведёшь своих людей домой – твоего зла не вспомнят и трусом не назовут, – барон одной фразой показал, что ему хорошо знакомы нравы и понятия гедзейских горцев.



Olga Korotaeva

Edited: 08.01.2018

Add to Library


Complain