Пленник. Борис Тюрин и Ольга Коротаева

Font size: - +

ГЛАВА 22

ГЛАВА 22

Кошчи медленно прохаживался по двору Замка. Этой ночью он совсем не спал. Легкая дремота в последнее время лишь изредка набрасывала на него свое мутное покрывало, сотканное из теней и шорохов. Все возвращалось на круги своя: крестьяне перестали ежедневно ломиться в ворота с глупыми просьбами, и страх перед Хозяином вновь заполнял округу. Жизнь городка Арлейн тоже потихоньку возвращалась в свое русло. По разбитым дорогам потекли пока что легкие ручейки вчерашних воинов, а сегодня – мирных торговцев.

Конечно, товары еще не отличались разнообразием, а цены – скромностью. Но сам факт уже настраивал жителей на мирный лад. Лето принесет новый урожай, голод отступит, дети вырастут, заменив погибших родителей. Все это Кошчи уже наблюдал не раз. Жизнь всегда продолжается. Везде: рядом, далеко, вокруг, в небе и в земле… но не внутри Замка. И так будет продолжаться вечность, ибо изменчиво все, а смерть навсегда. И все было бы так же, как и раньше… если бы не жгучая боль, разрывающая грудь.

Мучительная, тупая, отравляющая видимость жизни, боль стала его существованием. Конечно, Кошчи убедил себя в том, что живая вода не воскресила его, и старательно использовал Силу, чтобы избавиться от нечаянного подарка Старца. Но боль уходила слишком медленно. Живой мертвец! Кошчи усмехнулся: народ оказался совершенно прав. Впрочем, как всегда. Человек сам по себе недалек и ограничен, но люди в массе своей обладают некой таинственной силой, ничуть не уступающей его, Хозяина, могуществу. Когда они вместе, они видят без глаз и понимают без слов. Вот только объединяются они лишь в самых крайних случаях. Например, при угрозе полного уничтожения целого королевства…

Хозяин вздохнул, привычным пинком прогнал вечно-бормочущего лешего. Это существо, безотчетно влюбленное в русалку, постоянно крутилось под ногами. Даже вездесущий Черныш не раздражал Кошчи так сильно. Но уничтожить лешего рука не поднималась. Кошчи словно стал ценить каждую кроху Живой воды, покинувшую его тело. Это было еще одно подтверждение, что страдания его не вечны… в отличие от него самого. Когда-нибудь все закончится. И он уже не поддастся опасному порыву, не шагнет назад, в прошлое, не вдохнет жизнь в тело вечного стражника неведомой силы мертвой воды… Не растает под нежным взглядом голубых глаз!

Под утренними лучами солнышка воздушное облако над прудиком заиграло разноцветной пляской радуги. Многочисленные отражения небесного светила сверкали в каждой капельке, переливались в золотых боках проснувшихся рыбок, звенели заливистым смехом шумного водопада. Кошчи поморщился и недовольно щелкнул пальцами. Вмиг на небе заструились легкие облака, заслоняя не в меру радостное солнышко.

– Какой ты мрачный, – иронично хмыкнуло радужное отражение, которое, невзирая на отсутствие ярких лучей, продолжало играть в гуще водяных брызг. – Даже немного завидно… Именно так и должен выглядеть настоящий Хозяин! Вот только мне никогда не удавалось долго удерживать такое выражение лица. Может, поэтому, я и избегаю встреч с людьми. Не оценят ведь!

– Жаль, что ты не избегаешь встреч со мной, – буркнул Кошчи, тщательно скрывая радость. – Ни днем от тебя покоя нет, ни ночью! Нет бы раньше приходил, когда я изнывал от скуки в темных пещерах.

– С тем существом у меня не нашлось бы ни одной общей темы для разговора, – мягко усмехнулся Старик. – Ну, скажи о чем можно говорить со смертным?..

– С тем, кто ни разу еще не умирал? – с сарказмом в голосе уточнил Кошчи. – И правда, о чем… – Шутливо хлопнул себя по лбу: – Ну вот, разве что, о жизни!

– Поражаешь ты меня, – проворчал Старик. – Сам уже сколько столетий как мертв, а все еще веришь в жизнь… и в людей.

– Можно подумать, что ты не веришь, – недоверчиво хмыкнул Кошчи.

Старик лишь устало вздохнул. Тучки на небе давно уже рассеялись, вместе с недовольством Хозяина мертвой воды, и теперь, рядом с колдовской, красовалась настоящая радуга.

– Странно, – наконец произнес Старик. – Ты утратил жизнь, но не потерял к ней интереса… А вот у меня все совсем наоборот. И это удручает. И одновременно подстегивает к изучению такого оригинального существа, как ты. Конечно, если бы ты не пришел ко мне, то мир не был бы на грани выживания… Но я невероятно счастлив, что ты все-таки отважился на такой отчаянный шаг. Иначе, я так и остался бы навеки умирающим, ускользающим от жизни.

– Рад, что помог, – невесело ответил Кошчи. – Но сам я так и останусь навеки живым мертвецом. И жизнь для меня – лишь красивая картинка, сотканная солнечными лучами и нитями дождя на небосводе. Любоваться ей можно сколько угодно… а вот ощутить – уже никогда.

– Разве капля живой воды уже покинула тебя? – удивленно спросил Старик.

– Нет, – скривился Кошчи. – Видишь ли, я понял, что Живая вода не дарует жизнь. А суррогат мне не нужен.

– Какой ты стал мудрый, – печально покачнул головой собеседник. – Мне жаль…

– А я ни о чем не жалею, – тихо ответил Кошчи. – Я вообще никогда ни о чем не жалею, не в моих привычках. А об этом – и подавно. Пусть иллюзия, но на какое-то время я действительно поверил, что жизнь наполнила меня. А это дорогого стоит…



Olga Korotaeva

Edited: 08.01.2018

Add to Library


Complain