Плюс сайз. Охота на миллионера

Глава 6

Глава 6

— Мы произвели фурор, — весело сказал Захар, помогая мне сесть в машину. — Можете себе представить, сколько разговоров теперь будет?

— Это меня и пугает, — честно ответила, покосившись на его руку, придерживавшую меня за талию, — и вообще, я сама в состоянии сесть в вашу колымагу. Совсем не обязательно меня трогать.

— За нами наблюдают, между прочим, — обиженно прогудел он, — и в вашем возрасте пора бы научиться воспринимать правильно проявления этикета со стороны мужчины. А колымага, как вы изволили изящно выразиться, сделана на заказ.

Я дернулась, когда его пальцы скользнули по моей спине, и, потеряв равновесие, обрушилась всей массой на сиденье. Дорогой автомобиль вздрогнул и заскрипел рессорами, а я с трудом сдержала рыдания. Гадские балетки все же не выдержали испытаний дождевой водой и развалились. Подошва одной из туфлишек так и осталась лежать на грязном тротуаре. Блин, сто раз зарекалась покупать дешевую обувь, но почему-то всегда наступаю на одни и те же грабли.

— Вы прям Золушка. Только она, делая ноги с королевского бала, теряла туфлю, а не ее часть. Вы бьете все рекорды. За последние два дня умудрились лишиться двух пар обуви и брюк. Я такого чуда в своей жизни еще не видел! — захохотал Завьялов и, к моему ужасу, выковырял из грязи предательскую подметку.

— Слушайте, — зло прошипела я, — просто отвезите меня домой, и все. Я страшно устала от вашего общества.

— Там, в багажнике, есть резиновые калоши, — подал голос Сева.

Твою мать! Я совсем забыла, что у этого сноба есть водитель. Нет, ну надо же так опрофаниться.

— И какого черта они делают в моем автомобиле? — приподнял бровь Захар, раздраженно посмотрев на своего телохранителя.

Вот тебе, получи фашист гранату! Калоши в сделанном на заказ лимузине — это даже покруче, чем мамулин палантин. Всем расскажу на работе.

— Так я их маме купил, а отдать все забываю, — хмыкнул Сева, — размер, правда, маленький — тридцать пятый, а так они модные даже, с камушками.

Я закатила глаза. Боже, этот день, наверное, никогда не закончится! А размер мой, кстати. Создатель здорово пошутил, наградив меня размером ноги, как у ребенка. Видимо, когда все стояли в очереди за красивым телом, я умудрилась встать туда, где раздавали миниатюрные копытца.

— Давай свои чувяки, — приказала я. А что, все лучше, чем схватить воспаление легких.

Завьялов отвернулся, и по его затрясшимся плечам я поняла, что калоши на моих ногах — это настоящий аттракцион. Страшно захотелось выпить. Да что там — нахрюкаться до поросячьего визга.

В тепле машины меня разморило, потому ехала молча. Захар тоже не проявлял желания поговорить, и я, расслабившись, смотрела в окно.

— Тут останови, — приказала, увидев вывеску любимого бара, расположенного в непосредственной близости от моего жилища.

Вывеска сияла и переливалась неоновыми огоньками, маня обещанием алкогольной расслабленности.

— Что вы задумали? — спросил Завьялов. — Это не очень хорошая идея. Не думаю, что данное заведение — место для порядочной девицы.

— А кто вам сказал, что я порядочная? — обиделась.

И чем ему не угодил этот бар, который, к слову, очень мне нравился? И бармен Славка, и официантки Леночка и Танюшка, и даже посетители, считающие себя местной элитой рок-музыки, больше похожие на свору бомжей, относились ко мне тепло и по-дружески. Нельзя сказать, конечно, что я завсегдатай, но мы с Катькой часто здесь расслабляемся после трудовых будней.

— Плохой идеей было идти на мамину вечеринку, — фыркнула я, глядя в вытянувшееся лицо начальника, — если бы знала, что придется терпеть ваше присутствие, бежала бы оттуда, как от чумы. Да милые парни рокеры в сравнении с этой мукой — агнцы божьи! И вообще, не имеете права мне запрещать.

Сева припарковал лимузин возле входа, и я под ошалевшими взглядами вышедших покурить хануриков элегантно выставила ножку, обутую в блестящую калошу.

— О, Юлек, ничего себе ты папика отхватила! — восторженно присвистнул Червь — огромный парень, затянутый в кожу.

Откровенно говоря, ему этот наряд не шел, делая похожим на садомазохиста, отбившегося от стада рабов какой-нибудь властной госпожи.

— Боже, за что? — простонал Захар, проигнорировав восторг Червя, и поплелся за мной.

— Какого черта вы творите? — зашипела я. В мои планы его компания ну никак не входила.

— Знаете, Юля, вы совершенно сумасшедшая особа. И я бы в эту обитель порока и шага не сделал, но не могу оставить вас одну. Тетя Изольда с меня спустит шкуру, если с вами что-то случится.

— О, так вы тетю боитесь?! — я издевательски захохотала и едва не упала, запнувшись ногой за ступеньку. Калоша противно скрипнула, доведя меня до белого каления. — Такой всемогущий, крутой весь из себя. Вы меня разочаровываете.

— Не говорите о том, чего не знаете, — рассердился Завьялов. Я ехидно улыбнулась, радуясь, что все же смогла вывести из себя этого сноба. — И вообще, идите к черту! Я и вправду не нанимался сиделкой к сумасшедшей.

Начальник развернулся и пошел к машине. Я облегченно вздохнула и вошла в наполненное гремящей музыкой и дымной кисеей помещение. Не говорить же этому ненормальному, что правая калоша на моей ноге приказала долго жить после соприкосновения с дурацкой ступенькой. Ладно, до дома как-нибудь доковыляю. Но сначала поздороваюсь с парой порций текилы. А Завьялов пусть катится колбаской. Вот честно, такого раздражения во мне не вызывал ни один мужчина. И что с ним не так?

— Ты прекрасна, как всегда, — поприветствовал меня Славик, окинув взглядом розовое платьишко и блестящие калоши, — красота.

— Текилы, и прибери эти наперстки. Три в одну посуду и огурец.

— Юлька, ну когда ты уже научишься пить? Текилу надо солью и лаймом заедать, что за плебейство? — недовольно проворчал бармен, выполняя мой заказ.

— Я себя лосем чувствую, когда соль лижу, — пожаловалась, — и вообще, не учи меня жить.



Инга Максимовская

Отредактировано: 10.10.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться