По ту сторону пирамиды Иос-13

07

 

 

Он ушел. Взял и ушел. Оставил ее одну. И слова о том, что он вернется, не дарили даже слабой надежды. Бросил? Испугался? Ника подошла к окну. Компакт остался на пыльном матрасе.

Большую часть открывшегося пространства занимал такой же серый безликий жилищный блок с темнеющими провалами однотипных окон. Чуть в стороне подъем побитой дороги и перекресток без регулировки. Сильно парили канализационные решетки. Окно не открывается. В комнате сжатый воздух с неприятным запахом, с которым она успела свыкнуться. Еще чувствовался запах пота Турн.

Не успев затормозить, машина с мятой крышей больше коричневого, чем зеленого цвета въехала аккурат в бок поворачивающему грузовику. Стук и скрежет. Из двери вылетел разгневанный водитель, машет руками. Донеслась ругань из окошка врезавшегося авто. Хлопнул выстрел. Все забегали. Врезавшаяся в грузовик машина начала сдавать назад, скребя по дороге. Раздалось завывание сирен — машины правопорядка. Ника смахнула слой пыли, чтобы получше разглядеть, и вытерла руку об штанину.

Она вспомнила взгляд его черных линз глазных имплантатов. Странно, но ей еще с первого раза показалось, что они живые, то есть взгляд настоящий, человеческий. Говорят, что с каждым кибернетическим имплантатом теряешь кусочек души и часть того что делает нас людьми.

Ника пальцами нащупала круглую крупную серьгу, внутри которой когда-то двигались полосы слабого сиреневого света. Одну она потеряла. Воспоминания вновь вцепились в сердце острыми когтями. Стон вырвался из груди, но глаза остались сухими: не могла больше плакать.

Надо поесть, еле стою на ногах… Наверное, он подумал что я не доедаю дома, навряд ли солдату понятно, что такая фигура сейчас на пике популярности.

Пакетик с лапшой лег на коленки. Верхний клапан легко оторвался, и Ника плеснула туда воды, прижала пальцами. Ноги почувствовали тепло: еда разогрелась и лапша набухла, увеличиваясь в размерах.

Но я столько не съем.

Ника открыла пакет. Ничем не пахло. Она посмотрела по сторонам в поисках какого-нибудь столового прибора и, не найдя такового, обтерла старательно пальцы правой руки, сунула их в пакет, чтобы достать лапшу щепотками. Без вкуса и запаха, но съедобно. Ника немного поела и попробовала пасту заменителя мяса прямо из тюбика. Ни мясо, ни птицу, ни рыбу паста не напоминала. Только острый запах специй. Такой острый, что Ника чихнула. В носу продолжало свербеть. Она закрыла тюбик и потерла нос. Брр. По окну опять пополз свет фар, на этот раз с какой-то синевой.

Поковыряв лапшу пальцами, она съела, сколько смогла, залепила клапан на пакете и убрала в сторону. Фляга коснулась губ. Ника сделала пару глотков. Даже вода без вкуса. Как он жил так все время? Ни вкуса, ни цвета, ни семьи… Да… теперь они чем-то похожи. Ближе чем кто либо, из ее оставшихся знакомых.

На грани слуха послышались шаги и перешептывания. Не могло же показаться. Трясущиеся руки пальцами нащупали компакт и тот бесшумно разложился. Ника постаралась успокоиться и задышать ровнее, но это никак не получалось. Ствол компакта нацелился на дверь. Плясал в ее руках.

Если это Турн, то он знает, что сам говорил мне стрелять. Он помнит и предупредил бы. Окрикнул бы или постарался не подставиться.

Дверь отворилась, и, как только проем увеличился, Ника сразу же выстрелила.

 

***

 

Очередная куча каких-то обломков и уличных отбросов. Вроде привыкла к запаху, но постоянные копошения бездомных освежали вонь до нового уровня. Набэ ругнулась и побрела в сторону отмеченного автомата с пойлом. Решила еще немного потоптаться и возвращаться ни с чем к своей машине.

Навстречу ей шел человек с дырявым пакетом в руках, где виднелась лапша и пластиковая бутылка какого-то соуса. Он прижался к торговому автомату прямо перед носом Набэ. Она посмотрела ему в лицо и задумалась. Человек купил бутылку алкоголя и собрался уходить, обойдя ее, чуть ли не толкнув плечом. Набэ растопырила пальцы и прикинула к своему лицу.

— Эй, мужик, — окрикнула она. — Постой.

Мужик замер и повернул злое лицо с синяками и ссадинами, словно его огромной пятерней мяли всю ночь.

— На бабу денег нет, — мрачно сказал человек с пакетом.

Ее пальцы сжались в кулак. Ну и урод. Набэ поборола гнев, подошла ближе и спросила:

— Откуда синяки?

— Тебе-то что?

— Я куплю выпить, если скажешь, — в ее руке показался пластик бутылки. И когда только успела купить.

— А еще чего перепадет? — он нагло уставился ей в живот.

— Не борзей. На пойло и отвечай.

Пластиковая бутылка с силой вжалась ему в грудь. Человек с пакетом почувствовал холод, перехватил тару и кинул ее к остальным покупкам.

— Тип один поселился рядом. Урод уродом. В общем, мы подрались. Здоровый такой ублюдок. Сразу видно извращенец или фетишист какой-то, в ошейнике.

— Он тебе задницу надрал? — усмехнулась Набэ и сдвинула стекло визора на голову. — Показывай, где живет.



Денис Тимофеев

Отредактировано: 11.02.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться