По ту сторону пирамиды Иос-13

08

 

 

Успеть, только бы успеть!

Мотоцикл с ревом пронесся по узким кривым улочкам, пролетел перекресток, дважды свернул, разогнав столпившихся людей, еще раз взревел двигателем при преодолении подъема и, заложив крутой вираж, втерся в стену жилищного блока.

Загремело железо. Турн едва успел спрыгнуть и по инерции побежал дальше. Двигатель продолжал урчать. Кто-то окликнул. Ругань полетела вдогонку, но Турн спешил. Он проскочил в подъезд и взбежал по лестнице, этаж за этажом. Дверь в жилище открыта. В воздухе в дополнение к прежним устойчивым запахам добавилась гарь от выстрела компакта, терпкий запах «нокаутирующего» газа и не выветрившийся, совсем свежий след от взрыва световой гранаты.

Дьявол… Опоздал. Как не спешил, а все равно опоздал.

В комнате двое стражей правопорядка. Что-то осматривают с электронными планшетами в руках. Один из них обернулся, на лице появилось выражение удивления переходящее в испуг. Он потянулся к компакту, лицо сразу покрылось испариной, но тут же рухнул на кровать, получив в грудь зарядом. Второй страж не успел повернуться, когда заряд ударился в спину и прошиб его насквозь.

Компакт обвел комнату матовым цилиндром ствола.

Щелк, и дверь заблокирована. Он подпер ее кроватью.

На лестнице слышны крики и топот ботинок. Проснувшись, внизу завыли сирены. В дверь чем-то ударили, испытав на прочность баррикаду.

Оба стража еще дышали: обязательная для ношения часть кибернетической брони активировала встроенные медицинские блоки. В их кровь инъекторы впрыснули лекарства с микромашинами. Непозволительная роскошь для местного дырявого бюджета.

Продержатся к приходу помощи.

Ботинок коснулся серьги, крупной и круглой. Турн поднял ее и надавил на предмет пальцами. По внутренней стороне серьги забегали полосы света. Пахло Никой. От этого едва ощутимого запаха, терявшегося в стоявшем осязаемом зловонии, кружилась голова, а кровь приливала к лицу. Странное чувство.

Украшение командира… то есть Ники… Ники! Ее схватили.

Турн потряс головой. Теперь точно выбора не осталось. Крайняя мера. Ситуация катастрофически ухудшилась. Он испортил все, что только мог, не зря его выгнали.

К мертвым богам их всех.

Что-нибудь все равно придумаю. Он подошел к окну, там остался отпечаток от руки Ники. Коснулся своими пальцами смазанного следа на пыльном окне и ударом локтя выбил стекло. Осколки разлетелись и посыпались вниз.

— Сдавайтесь! Вы окружены! — между блоков раздался усиленный громкоговорителем голос стража правопорядка. Эхо отразилось от стен и улетело дальше. — Немедленно прекратите насилие и выходите с поднятыми руками!

Света стало больше: прожектор бил в окно, осветив грязную комнату и матрас. Линзы имплантатов сузились, корректируя зрение.

Через минуту тот же голос выкрикнул:

— Сдавайтесь, или мы применим силу!

Внизу раздалась команда: «Огонь на поражение!», но уже не так громко, и стражи засуетились.

Турн ничего не хотел больше слышать. Ведь его лишили последнего смысла жизни, отобрали ту, что подарила ему еще несколько дней настоящей жизни. Да… хотелось бы увидеть ее улыбку, славная была бы награда. Он принял окончательное решение и, приклонив колено, произнес:

— Агни «Фурия» Наби, я посчитал, что сейчас настал именно тот момент, о котором вы говорили. Я не оставлю ее в беде, пусть даже принесу смерть себе либо остальным!

Узкий осколок стекла появился в руке и Турн вогнал его себе в мышцы под левым ребром. Сунув палец в образовавшуюся рану, он вытащил пластинку размером с ноготь и, нащупав приемный порт на сегменте ошейника, защелкнул в слот.

Опадая кусками, ошейник сразу же рассыпался и мигнул полосками на сегментах, послав мощный импульс в бескрайний космос.

— Если выживу, то вы будете судить меня по всей строгости закона, — проговорил Турн на запись, которая активировалась еще по достижению третьего уровня опасности.

В это время шкала «опасности» на окаменевшем предплечье показывала уже седьмой уровень.

Так-то лучше. Приятно все же скинуть оковы.

Мышцы налились кровью. Кожа натянулась и огрубела. Затвердели шестиугольные пятна на плечах и спине. Едва заметный черный дым обрывками полз от темных провалов глаз. Блестели чернотой кибернетические линзы.

Воздух с хрипом вырвался из глотки, и Турн замер, купаясь в волнах радостного осязания прежней силы во всем теле. Его выжигало изнутри, переполняло энергией.

В огрубевшей ладони, точно вытесанной из камня, лежала серьга Ники. Надо бы вернуть, но сперва оторваться от стражей.

Дверь вынесли стражи вакуумным взрывом, и, взяв короткий разбег, Турн выскочил в окно, перелетел переулок и врезался в окно жилищного блока напротив. Посыпалось стекло. Сирены все так же надрывались воем, и топот десятков ног наводнил небольшой пяточек между четырьмя расползавшимися блоками нижнего нищенского яруса.



Денис Тимофеев

Отредактировано: 11.02.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться