По ту сторону пирамиды Иос-13

09

 

 

— Видишь, Рубака, я оказался прав, — подал сиплый голос один из пленивших Турн. — А ты говорил машину забрать. Раз есть припрятанная тачка, то и хозяин есть, и он появится. День другой можно и подождать ради такого заработка.

— Заткнись уже. Повезло, — ответил Рубака механическим голосом имплантата, который и не пытались нормально настроить, сделав отвратительным программным дребезжанием.

Прикинувшись полудохлым, Турн тащился в сетке, украдкой изучал обстановку и троих людей перед ним. Пусть думают, что на него подействовал ток, такие разряды вырубят любого.

Вот же дрань радиоактивная… потрошители. Его втащили в помещение с железными секциями облупившегося пола. Под потолком слабо тлели газовые лампы, развешанные как попало. Вонь разлагающегося мяса усилилась. Дребезжали старые агрегаты. Где-то периодически вырывалось шипение пара. Слышался металлический стук с характерным лязгом, как гидравлическая гильотина. «Жиг» и через двойной отчетливый стук механизма опять — «жиг».

Двое подтащили сетку с жертвой к изъеденной ржавчиной клетке с погнутыми прутьями и прикрученным к полу решетчатым дном, где валялись остатки одежды из ткани. Третий внес на плечах своего мертвого приятеля.

— Э, Крюк… — близко прозвучал голос, совсем молодой и звонкий. — Брось труп Коротышки у разделки. Потом помою.

Крюк пыхтел сигаретой, пуская дым кольцами.

— Босс, эт, Коротышка сдох, — проскрежетал механическим голосом Рубака в темноту.

— От пластилина? — спросил из темноты грубый, будто свистящий голос, и там что-то зашевелилось, грузно выползая к свету.

— Не, у него голова лопнула, — засмеялся первый, — как фрукт на помойке.

— Ты сюда зубы пришел сушить, Окорок? Или на жизнь заработать? — Из темноты выбрался невероятно тучный мужик в безразмерных шортах с кибернетическими имплантатами ног, многократно чиненных и крашенных под цвет тела. На животе помятый фартук до вздутых шарами колен. Клеенка фартука вся в темных разводах. Лицо полностью скрыли грязные сосульки волос. Пахнуло человеческой кровью.

— Да ладно тебе сердиться, босс! — Окорок раскрыл клетку и в одиночку затащил добычу, шумно пыхтя и елозя босыми ногами. — Рыло, только глянь какой крупный улов…

— Не трогай магнит! — крик босса потонул в визге Окорока.

Как только пальцы потрошителя небрежно шлепнулись на панель, контролировавшую сетку, магниты отключились, и сетка тросами растянулась по полу клетки.

Окорок бездумно выполнял привычную работу: затащил жертву в клетку, теперь бросит ее тут, заберет сетку для новой ловушки, а потом уже помоет из шланга. После чего Рыло, их начальник и босс, кому и принадлежала идея их совместного бизнеса, займется потрошением: мясо отдельно, кости отдельно, вещи отдельно, а если еще и импланты попались, то ваще здоровски! Легкие и большие деньги. Так же существовали всякие персональные запросы на органы и разные части тел, но торговля ими немного опасней и от того в разы прибыльней. Окорок внутренне взвизгнул: денежный счет рос в его голове, звякнув поступающими средствами. И он без задней мысли вырубил устройство магнитной сетки с тросами и крепчайшими нитями. Жертва все равно в отключке и навряд ли проснется. Понял он свою тупость только тогда, когда из сетки освободилась их добыча, нависла над ним, быстро ткнув в живот, и выпрыгнула через высокий порог клетки, смяв в мгновение Рубаку.

Боль. Окорок глянул на свой живот и с опозданием осознал, что там чего-то не хватает. Тут-то он и завизжал, перекричав ругань босса и механический вой Рубаки, свалившись кульком на землю и держа в руках вывалившиеся кишки.

Турн действовал сразу, как представилась возможность. Изображать полудохлую тушу мяса несложно. Того что они называли Окороком ударил в живот первым. От скорости удара кожа и слой жира лопнули, рука увязла во внутренностях. Следующим оказался ближайший к клетке — Рубака, крепыш с лысой головой, черной взъерошенной бородой и топорно пристроенным голосовым имплантатом, частично торчавшим в шее вместо кадыка. Два удара, и морда его лица промялась, оросив брызнувшей кровью руки Турн.

Перед лицом просвистел прут арматуры и, перехватив на взмахе еще одного потрошителя, Крюк наверно, Турн сломал ему руку и, свалив на землю, передавил ногой тонкую шею. Окурок так и остался висеть прилипшим к губам.

Мощный удар в спину сбил с ног и опрокинул.

Сверху что-то тяжелое свалилось, как машинный пресс.

В бок впился тяжелый толчок. Должно быть имплантаты того толстяка, — успел подумать Турн.

И воздух его покинул. Потемнело в глазах. Линзы включили автоподстройку.

Последовал еще один удар, и Турн прижало опустившейся железякой, имплантатом с металлическим каркасом и тяжелой ступней из стали. Воздух в очередной раз покинул легкие, не успев даже толком там появиться после первых ударов.

— Крепкий, — послышался низкий голос Рыла, — броня и скелет? Т-клон что ли?.. Не верю своим глазам, вот так улов. Как раз подумывал сменить окуляры на что-нибудь поновее. Как думаешь, мне пойдет черный цвет линз?



Денис Тимофеев

Отредактировано: 11.02.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться