Под покровом тайны

Размер шрифта: - +

Глава 8

Элизабет не ожидала увидеть на празднике знакомых, но с другой стороны - почему бы Лину тут не оказаться, поместье дяди Минг же где-то под Бенджингом. Конечно, молодой человек захочет повеселиться в городе. 

Лин пониже надвинул ханбок обратно на лоб парню, развернул лицом к набережной и как-то незаметно для себя снова положил руки ему на плечи. Себе он объяснил это, как поддержание легенды, но приятное тепло, гревшее ладонь сквозь тонкий слой накидки, было подозрительно тяжело отпустить. 

- Откуда ты знаешь, как меня зовут? Ты назвал меня по имени в Мумбае. - нарушил неловкое молчание Лин. Тишиной это назвать было нельзя - толпа вокруг гудела, торговцы вовсю рекламировали свои товары, лопались с треском хлопушки и петарды, заставляя Элизабет нервно подпрыгивать. 

- Я тебя видел. Раньше, в Саксонии. - почти не покривила душой девушка. Умолчать, о чем нужно, и обойти вопрос - азы дипломатии. Видела, и правда. Только вот сама при этом выглядела совершенно по-другому. 

- А, ты, наверное, из тех ребят во дворце. Помню, за нами всегда слонялась целая толпа детей. 

Элизабет неопределенно пожала плечами. За племянниками дяди Минга и правда бегала целая орава детворы - мальчики на побегушках, дети прислуги и просто любопытствующие друзья вышеперечисленных. В королевском замке, и тем более в саду, никогда не было такой изоляции, как в Запретном Дворце. Охрана была, конечно, куда без неё, но соседские дети лазили по саду беспрепятственно. Король любил детей, и позволял им иногда даже слишком многое. 

Особенно ее брату. 

Элизабет отмахнулась от неприятных воспоминаний, тем более на том берегу Ляохэ бухнуло, громыхнуло, и над головами собравшихся расцвёл первый искрящийся цветок обещанного фейерверка. Она никогда не видела подобной красоты, поэтому буквально застыла на месте. 

Девушка не могла оторваться от восхитительного зрелища. Приоткрыв рот, она наблюдала, как на темном полотне неба вспухают и лопаются десятки разноцветных шаров. Иногда они превращались в пушистые одуванчики, иногда рассыпались серебристым звездопадом, были и такие, что подцвечивали все остальные и долго зависали туманным пятном, на фоне которого другие вспышки меняли оттенок и переливались ещё больше. 

Для Лина это был далеко не первый фейерверк. Поэтому он смотрел больше на толпу, чем на световое шоу. И взгляд его помимо воли все чаще задерживался на пареньке из Мумбая. Только сейчас до Лина дошло, что он даже не спросил, как парнишку зовут. 

- Тебя как зовут? - спросил Лин. Не получил ответа сразу, пришлось сжать плечо парня, отвлекая от фейерверка, и повторить вопрос. 

- Э... Энди! - с трудом вспомнив, где она, и с кем, Элизабет выдала заготовленную ещё Рэйвеном легенду. - Энди Тауэр. 

Теперь они смотрели друг другу в глаза. Их лица озаряли периодические вспышки, отражаясь в зрачках, и в этом неверном свете Лин вдруг начал склоняться ближе. Элизабет замерла, не понимая, что происходит. Сердце пропустило удар при мысли, что он собирается ее поцеловать. 

- Попался! - Рявкнул Лин неожиданно, вытаскивая из толпы за руку того самого карманника, подставившего Элизабет ранее на площади. В руке был зажат очередной увесистый кошель, явно чужой. Хозяин кошеля тоже моментально нашёлся, и бросив: 

- Жди здесь! - Лин увёл их обоих в сторону дежуривших на углу стражей. Элизабет выдохнула и надавала себе мысленных оплеух. Навоображала неизвестно что. 

- Ты-парень, ты-парень! - как мантру, пробормотала она про себя. 

Фейерверки закончились, люди начали расходиться. Словно угадав ее нежелание покидать праздник, сзади неслышно подошёл Лин. 

- Пойдём. 

Даже не спрашивая, куда и зачем, Элизабет молча последовала за ним. 

Они шли вдоль набережной, и внезапно девушка осознала, что несмотря на наступившую окончательно ночь, вокруг совершенно не темно. Яркое зарево разливалось откуда-то снизу, подсвечивая цветущие ветви и бросая отблеск нереальности на все окружающее. 

Лин сам не заметил, в какой момент снова взял Энди за руку. Чтобы не потеряться в толпе, быстро придумал он оправдание. Признаваться, что ему нравиться держать за руку мужчину, он был не готов даже сам себе. 

Тем более раньше за ним такого не водилось. Ловеласом он не был, спасибо, насмотрелся на вечные разборки в отцовском гареме и плачущую по ночам тайком мать, но дамским вниманием он был не обделен благодаря широким плечам, уверенности в себе и экзотической красоте, на которые женщины были падки всегда. Так что опыт имелся, и тяги к мужчинам там и близко не значилось. 

Но хрупкий, костлявый паренёк, почему-то вызывал у него смутные необъяснимые желания, вроде обнять или защитить. 

Или порадовать. Что вообще ни в какие рамки не лезло. 

По дороге он притормозил у одной торговки, выбрал два непонятных круглых сооружения из веток из целой кучи похожих на прилавке, ссыпал ей в ладонь несколько медяков, снова взял Элизабет за руку и уверенно двинулся дальше. 

Девушка шла за ним, как во сне, не задавая вопросов, и не сомневаясь. Все вокруг было как будто ненастоящим. И волшебные летающие фонари, сами поднимающиеся в воздух то тут, то там, и иногда вспыхивающие в небе запоздалые разряды фейерверков, и пламя, исходившее от реки. 

Наконец они вышли к озеру. Ляохэ в устье широко разливалась, образуя гавань, само озеро было настолько большим, что противоположного берега не было видно. Если бы Элизабет не изучила в своё время карту Хинга, то подумала бы, что перед ней море. 

Зарево, пылавшее на реке, оказалось сотнями огоньков, неизвестно как державшихся на воде и постепенно расплывавшихся в разные стороны по всему простору озерной глади. 

Лин уверенно вёл Элизабет по каменной косе, выступавшей далеко в озеро. На самом краю, где камни практически скрывались под водой, он присел и разложил купленные колючие круги, оказавшиеся подобием венков, только без цветов. Старая трава и сухие ветки образовывали миниатюрное подобие лодки, в центре которой расположилась крупная свеча. Теперь Элизабет поняла, что это были за огоньки на реке.  



Нинель

Отредактировано: 10.06.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться