Подвигов время грядет

12. Они нашли заговоры

            В напряженном ожидании тянулись дни в цитадели, пока гонцы и птицы служили ее обитателям связью с северным королевством. Рогар стал больше улыбаться, быстрее двигаться и все меньше смотреть друзьям в глаза, опасаясь выдать то, что бушевало у него внутри. Осверин забегался с коронацией, добровольно взваливая на себя все больше и больше обязанностей под удивленными взглядами остальных, а потому не все замечал. А Аскольд оставался умопомрачительно спокоен, скале подобно.

            И сейчас они с Ро сидели в мягких креслах после репетиции торжественного приема, отдыхали, потому как с утра успели еще принять изъявление своей покорности и верности от одного из южных монашеских орденов и примерить по пять полных костюмов. Осверина, уже как всегда, где-то носило – наверняка устраивает музыкантам генеральное прослушивание или проверяет пригласительные или меню.

- …этот мрачный тип, да, дважды пытался льстить так плоско и грубо, что я с трудом продолжал ему кивать и изображать Самого Тупого Короля.

- Я горжусь тобой, Ро, - хохотнул Аскольд.

- Убирайся в чащу, лорд.

            Друзья рассмеялись, и, хотя в их голосах так и сквозила усталость, улыбки на их лицах были искренни и красивы.

            Кто-то почтительно постучал в дверь, и Аль впустил его нетерпеливым окриком.

- Не даете своему королю отдохнуть ни минуты, - проворчал он, видя, что это одна из многочисленных фрейлин (вечно не запомнить, какой леди они прислуживают!).

- Ваше Величество, Лорд Витт, - она поклонилась, как подобает. – Прошу меня простить, милорд, но я не решилась бы тревожить Его Величество. У меня дело лично к вам.

            Аскольд вскинул бровь, чуть насмешливо переглянувшись с другом – это было интересно.

И фрейлина леди Леоноры, может быть, неверно истолковав этот жест, смущенно улыбнулась, когда присела в поклоне и протянула Аскольду сложенную вчетверо записку.
- Моя леди благодарит вас и передает послание, а также устное приглашение на вечерний прием, - сладко пропела она и, не забыв задержаться взглядом на фигуре молодого лорда, тут же поспешила упорхнуть.

Рогар, небрежно развалившийся в кресле, сделал глубокий вдох, выдох и снова вдох, а потом заговорил о делах подчеркнуто ровно. Но тут в дверь снова постучали, еще скромнее и тише.
- Да, - бросил новоиспеченный король.

В дверь просунулась светленькая головка юной служанки какой-то придворной леди.
- Милорд Витт здесь?
- Что такое? - милорд Витт изобразил тень улыбки. - Ты должна мне что-то передать?

Девчушка воодушевилась.
- Леди Анаит просит выразить вам ее признательность и...
- Какого дьявола?! - вдруг рявкнул Рогар, всем корпусом оборачиваясь, пока поднимался с мягкого, в котором только что отдыхал, развалившись, кресла. Молниеносно. Однако еще быстрее в дверях исчезла головка маленькой служанки, впрочем, успев подарить королевскому другу восторженный взгляд. - Какого черта они заигрывают с тобой прямо в моем кабинете?! И что мешает тебе ответить кому-нибудь и прекратить все споры?!

Аскольд пожал плечами на первый вопрос и покачал головой на второй.
- Не хочу связывать себя с девушкой, которой не смогу отдать своё сердце. Ему ведь не прикажешь, Ро, и ты сам и без того...
- Зато прикажешь тебе! О, как мне надоело - где бы ты ни появлялся, они вешаются на тебя без раздумий, и вся работа коту под хвост! Найди себе кого-нибудь и страдай от нападок хотя бы только с одной стороны, а заодно и других избавь.
- Я... я не хочу.
- Ну знаешь ли! Хоть кого-нибудь уже, Аскольд! А если не найдешь - я сам тебя женю.
- Сам? - мечник хихикнул. - Рогар-сваха, Рогар-шафер, ха!
- Его Величество Рогар, - кашлянул тот подчеркнуто-строго, - и женю я тебя на правах короля. Доволен?

Лорд Витт поднял руки в притворном жесте капитуляции, и молодой король только отмахнулся, мол, все равно ведь с тобой ничего не поделать, дружище.

- Только не дочь того льстивого барона, я тебя умоляю, - простонал он в наигранном страхе.

            Ро ответил ему давным-давно позабытым, вроде бы, и вот так неожиданно вернувшимся сейчас «убирайся в чащу, лорд!», и это заставило их обоих снова ностальгически, тепло улыбнуться.

 

Молодой король немного помолчал, прежде чем продолжить говорить о делах.
- Я назначил прием на завтра.
- Не захотел тянуть?
- Не захотел тянуть.
- Понимаю, - Аскольд кивнул. - И все помню. Рин тоже.

            Услышав имя менестреля, король чуть улыбнулся, вспоминая, сколько связанной с коронацией работы, пусть скучной и муторной, но все-таки возложенной на его плечи, взвалил на себя Осверин. Понятно было, почему он стал Аскольду названным братишкой - тому всегда не хватало кого-то надежного и доброго рядом...           

Осверин же забегался так, что уже не стоял на ногах к тому моменту, когда к нему заглянул лорд Витт.   

В дверь пока пустого зала, кажется, для ожидания короля за игристыми винами и конфетами, где менестрель сейчас командовал армией горничных и дворецких, просунулась русая голова:
- Прием завтра, - Аскольд хитро подмигнул побратиму. - Гитара еще помнит, как и что ей играть?

Он кивнул было, и тот уже собирался исчезнуть так же, как и появился, как вдруг менестрель прямо подпрыгнул на месте.
- Аль! Ты как раз тот, кто чертовски был мне нужен здесь. Заходи!



Елизавета Голякова

Отредактировано: 19.01.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться