Поймать дракона

Размер шрифта: - +

Глава первая

 

– А-а-а-а-а! – проорала я, едва открыв глаза, и, быстренько скинув в себя чужую руку, кубарем слетела с кровати. – Вы кто такой?!

Следом изо всех сил дернула на себя покрывало, пытаясь прикрыться.

Последнее было сделано зря. Потому что мужчина, которого я умудрилась разбудить своим воплем, был не только очень злым, но еще и голым.

Вот совсем.

Я успела оценить все его выдающиеся анатомические особенности за ту долю секунды, прежде чем он прикрылся подушкой, и отвернулась, пряча в одеяле румяные щеки.

Рыжим нельзя краснеть.

Совсем.

Лёгкий румянец у нас всегда превращается в помидорный оттенок. Такой обычно бывает у крайней степени аллергии или если сгореть на солнце.

– Кто такой? – прогрохотал черноволосый мужчина. – Это ты кто такая?! И что ты делаешь в моей постели?!

В его? Но как?..

Я уже открыла было рот, чтобы возразить, когда внезапно поняла, что незнакомец прав. Комната не моя: богатая обстановка, дорогая мебель, расписанные вручную шёлковые обои, шикарное постельное белье, такое мягкое и нежное, только запах немного навязчивый. Наверное, лаванда. Матушка не любит лаванду, говоря, что ею пользуются только в гостиницах.

В любом случае обстановка весьма разительно отличалась от привычной академической.

Так что комната не моя, кровать тоже и одеяло, которое продолжала прижимать к вздымающейся груди, чужое.

И это могло значить только одно.

– Ой, мамочка…

Щека мужчины дёрнулась, и он затравленно осмотрелся:

– Какая мамочка?

– Великий Махтабар, – продолжала стонать я, сравнявшись по цвету со своими волосами.

– Кто тебя пустил? – продолжал сверкать глазищами мужчина, поняв, что, кроме нас двоих, тут никого нет. И появление взбесившейся мамаши, требующей спасти честь ненормальной девицы, не предвидится.

Но с подушкой у… чресел незнакомец выглядел совсем не жутко, а даже немного смешно.

– Никто, – упавшим голосом ответила я.

– Я спрашиваю, кто это сделал?!

Ну зачем так голос повышать? Я и с первого раза прекрасно слышала. А от воплей лишь голова заболела. Еще сильнее, чем до этого.

– Никто, – повторила снова и добавила обречённо: – Я сама.

– Что сама?

Ну вот. Опять крик. Я девушка нервная, могу и в обморок упасть.

Кстати, хорошая идея – упасть в обморок. Останавливал лишь страх… Мужчина ведь голый, я в обмороке, а вдруг поползновения какие начнутся.

– Сюда попала, – пояснила немного нервно.

– Не ври мне, девчонка! Это невозможно! Сквозь барьеры никому не пройти!

Я лишь вздохнула. Глубоко так, протяжно и несчастно. И как тут объяснишь? Не поверит же. Что все его хвалёные барьеры и контуры ничто перед пьяной портальщицей из славного и древнего рода Мандигар.

– Понимаете, – пролепетала я, теребя уголок одеяла, и рискнула более пристально взглянуть на своего соседа по кровати.

А ведь симпатичный. Высокий, жилистый, с рельефным телом, как на древних статуях. Короткие тёмные волосы, немного хищный взгляд неожиданно ярких синих глаз и легкая щетина на подбородке. Идеальный мужчина, если бы не вертикальный зрачок, который мог означать только одно. Незнакомец принадлежал к расе драконов. И это означало еще большие неприятности для меня.

– Тш, – вдруг скомандовал мужчина, приподнявшись и вскинув руку, явно к чему-то прислушиваясь.

– А?

– Тс-с-с! – зашипел он еще сильнее.

– Но…

– Под кровать! Живо!

– Что? – округлила я глаза. – Вы это мне?

А тот лишь рукой взмахнул, и меня словно ветром сдуло. Вот так вот просто. Нечто схватило за пятку, и я даже пискнуть не успела, как меня затянуло под кровать вместе с многострадальным одеялом.

И только получилось убрать волосы с лица, как дверь распахнулась и на пороге кто-то возник.

Со своего укрытия я могла видеть лишь лодыжки и ботинки. Дорогие такие. Из красной дубленой кожи с блестящей пряжкой.

Ох уж эти франты-драконы. Привыкли получать самое лучшее. Всегда и во всем. Даже слуг обули в дорогую обувь.

– Милорд? Вы кричали?

Милорд? Милорд?!

Я зажмурилась и мысленно обругала себя всеми известными мне неприличными словами.



Татьяна Серганова

Отредактировано: 02.07.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться