Поймать дракона

Размер шрифта: - +

Глава вторая

Вообще драконы жили очень обособлено и закрыто. В этом с ними могли поспорить лишь пустынные дервиши, обитающие в бескрайних песках Занобии. Но тех вообще редко кто видел.

Но что-то я опять отвлеклась.

Драконы всегда были эгоистичными, всезнающими задаваками, снобами с завышенным самомнением и жаждой золота, которые терпеть не могли чужаков, стремящихся нарушить их личные пространства.

Нормы правил и этикета чтились наравне с законами государства. И нарушение их каралось соответственно. Столько ритуалов, правил и церемоний не было ни у кого. При всём при этом, драконы отличались некоторой вольностью в личных отношениях.

Никому бы в голову не пришло в глаза назвать Алтона бастардом короля драконов. Это же открытый вызов. Смертельный. Такого никому бы не простили. И естественно, говорить о его истинном происхождении было строжайше запрещено. Но, как водится, чем строже запрет, тем больше его мусолят. Да так, что слухи распространились далеко за пределами драконьего кряжа.

Конечно, это может быть фикция, утка, подброшенная врагами короля Аргустина, который вот уже пятый десяток лет правил драконами железной рукой… или лапой. Как кому больше нравилось. Король отличался жесткостью, упрямством и многим успел вставить палки в колёса. Поэтому враги искали малейшую возможность уколоть его.

Официально отцом Трейса Алтона был герцог Олеандр, который женился в крайне степенном, даже для долгожителей драконов, возрасте на юной девице из древнего рода. Через восемь месяцев после их поспешной свадьбы родился наследник. А еще через пару месяцев герцог скончался от продолжительной болезни, оставив титул, земли, богатства новорождённому сыну и безутешной вдове, которая, к слову сказать, так больше замуж и не вышла, посвятив себя воспитанию единственного ребёнка.

Драконы жили в горах. Целое государство располагалась в долине между четырьмя самыми высокими горами Горнийского хребта. Снег и непроходимые скалы снаружи и вечные сады внутри. Всё это было создано благодаря термальным водам и горячим источникам, коих в королевстве драконов было очень много.

Чудесное место, попасть в которое можно было по небу. Жаль только, чужаков туда допускали редко, и многим приходилось довольствоваться книгами и картинками, что создавались по описанию редких путешественников.

У нас дома была одна такая книга. Большой неподъемный талмуд на тысячу страниц, полный завораживающих картинок о чужом, незнакомом и манящем мире ящеров.

Я до сих пор помнила огромные бассейны, которые были в каждом богатом доме с тёплой водой целебных источников. Около них драконы устраивали самые настоящие праздники с закусками и напитками.

А висячие сады королевской оранжереи? Это же самое настоящее чудо. Там было столько цветов, что не передать словами. Их аромат окутывал дворец сладким облаком.

Или долина Сотни водопадов, располагающаяся на границе с холодными горами. Место, где шепот воды казался пением, а брызги окутывали с ног до головы.

Да что там говорить, там даже фрески на главной площади заслуживали отдельного упоминания и восхищения. Яркие, разноцветные, они изображали важные события из жизни ящеров.

Я бы многое отдала, чтобы побывать там хоть раз и своими глазами увидеть диковинный мир драконов, который они так тщательно скрывали от всех.

Но, увы, даже портальщикам оказаться там было крайне сложно. Защитные барьеры не давали перенестись, путали магнитные потоки и выбрасывали где-то в горах по самые уши в снегу.

Молчание затянулось.

И Олеандр смотрел на меня так пристально, что щеки снова запылали.

– Очень приятно, ваша светлость, – чинно произнесла я.

Будто не сидела у него в кровати, а дракон не стоял передо мной в одном шелковом халате.

Сощурился, чуть склонив голову набок, и вертикальные зрачки еще ярче выступили на ярко-синей радужке, заставив меня поёжиться.

У-у-у-у, зверюга чешуйчатая!

А он всё смотрел, словно пытался понять, что именно творится в моей рыжей головушке.

Ничего там не было. Сейчас мне больше всего хотелось вернуться к себе в комнату, желательно незаметно, и забыть обо всём как о страшном сне.

И герцогу тоже не мешало бы подсуетиться, а не стоять и пялиться на меня как на диковинную зверушку.

– Давайте поговорим откровенно, – начала я.

Бровь дракона удивлённо поползла вверх.

– Давайте, леди Мандигар, – насмешливо произнёс мужчина, сложив руки на груди.

Вырез халата стал чуть больше, открывая накачанную грудь с рельефной мускулатурой.

– Мы с вами отлично понимаем, – отводя взгляд в сторону, произнесла я, – что это… происшествие должно остаться между нами. Если кому-то станет известно о данном досадном недоразумении…

Я даже договорить не могла. Как представила весь этот ужас, и язык отнялся, отказываясь произносить это вслух.

– Понимаю, – кивнул дракон и вдруг спросил, как мне показалось, недоверчиво: – А вы не хотите воспользоваться сложившейся ситуацией?



Татьяна Серганова

Отредактировано: 02.07.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться