Половинка тебя

Размер шрифта: - +

Глава XXV

Снова не выспалась.

Это и не удивительно. Учитывая волну вчерашних откровений Максима, я вообще удивлена, что смогла поспать хотя бы пару часов. Казалось, что даже во сне я не прекращала думать ни на секунду.

Думать обо всём и сразу. О Максиме, о его дочери. О том, есть ли мне место в их семье. Как, вообще, можно взять и просто влиться в чужую семью, будто там и была? А, если дочь взбунтуется – не примет меня. Что тогда? Снова встречаться днем, пока её нет? Или самым наглым образом вломиться в личное пространство ребенка и делить с ней отца? Тем самым разрывая Максима на части, заставляя выбирать.

А, что если девочка меня примет тепло, но наши отношения с Максимом не продляться долго. Что тогда? Наносить девочке новую травму, вновь бросая? Как это когда-то сделала её мать, которая теперь приезжает увидеться с дочерью раз в полгода-год.

Я не боюсь ребенка. Я боюсь сделать ей больно. И не только ей.

Максим – открытая рана. Моё решение может стать солью или же бальзамом.

***

Стоя перед зеркалом в прихожей, пытаюсь замаскировать тональным кремом синяки под глазами. В шесть вечера начнётся концерт, на котором будут выступать Арс с ребятами. Это будет не просто выступление, а, своего рода, прослушивание, так как было заявлено, что на концерте будут присутствовать несколько именитых продюсеров.

Голова раскалывается, идти никуда не хочется. Хочется запереться в своей комнате и не выходить неделю и, желательно, разучиться думать. Но я обещала ребятам, что обязательно приду поддержать их, вероятно, судьбоносное выступление, во время которого буду самой громкой и сумасшедшей фанаткой.

Немного поколдовав над лицом, констатировала, что визажист из меня никакой и руки растут из неположенных на то мест. Но делать нечего, и так сойдет. Тем более, что до начала прослушивания остался всего час. Пора ехать.

За кулисами сцены шла настройка инструментов. Со всех сторон то и дело доносились гитарные рифы, барабанные ритмы, распевки солистов групп.

В звучащей толпе взгляд сразу поймал рыжую кудрявую шевелюру – Катька. Главная поддержка для Арса, хоть он и не сосредоточен на ней сейчас. Подруга стояла за его спиной, грызя ногти, казалось, она волнуется за них больше, чем они сами.

Подошла к ней сзади и обняла за плечи. Я соскучилась по ней, мы не виделись больше недели, я ничего ей не рассказывала о своих внутренних переживаниях, так как сама их ещё толком не переварила.

- Алиса! – воскликнула подруга, обернувшись, обняла меня в ответ, покачивая из стороны в сторону, как маятник. – Ты где пропадала? Даже на звонки не отвечала…

- Приболела немного. Плюс – работа, - коротко, чтобы не возникло вопросов и подозрений, ответила Катьке.

- Больше не забывай обо мне. Я же волнуюсь, - она повторно меня обняла и подвела к парням. – Наша пропажа с нами. А вы говорили, что она не придёт.

- Куда она денется? Пришла как миленькая, Привет, красотка,- Арс подмигнул и щелкнул меня по носу. – Готова сорвать голос за нас?

- Конечно. Если надо, я и трусы могу на сцену кинуть.

- Фу, Алиса, - скривилась Катька, обнимая Арса за торс.

- Чё сразу - фу?! Я же обещала быть сумасшедшей фанаткой группы, - шутливо поиграла бровями, чем вызвала смех ребят.

- А сейчас на сцену выйдет следующая амбициозная группа - «Молодые ветра», - послышался голос ведущего, назвавший группу Арса.

Ещё раз пожелали ребятам удачи и отпустили на сцену. Публика  встретила их авациями – это и неудивительно. «Молодые ветра» уже на протяжении года довольно успешно выступали в клубах и на городских праздниках, заработав репутацию перспективных музыкантов.

Мы с Катькой не стали спускаться в зрительский зал и остались наблюдать за выступлением ребят из-за кулис, скрестив пальцы даже на ногах. Волнение зашкаливало, казалось, его можно трогать руками и делиться со всем миром. Так, наверное, волнуется мать за своего ребенка. Ребята долго ждали такого шанса и, наконец, удача им улыбнулась.

Взглядом пробежалась по публике в зале, надеясь увидеть обладателя зеленых глаз, который преследует меня в моих мыслях и снах. Но среди зрителей его не оказалось. Настроение немного испортилось – я тосковала по нему, сама того не осознавая.

Вернула внимание к группе, поочередно сосредоточившись на каждом из них. Пока взгляд не зацепился за высокую фигуры за кулисами напротив. Сердце кольнуло, щёки запылали. Это был он – Максим. Стоял в тени и пристально смотрел на меня мягким изучающим взглядом, словно пытался уловить малейшее изменение, таящиеся в моей голове мысли.

Прозвучали первые аккорды гитары. Песню я узнала сразу. «Не бойся» - одна из моих любимых композиций в репертуаре ребят. Бархатный голос Арса с лёгкой хрипотцой заполнял зал, задевая потаённые струны моего сердца. Сердца, которое то ускорялось, то замедлялось, трепеща в груди как маленькая робкая птичка. Так же и мне хотелось стоять здесь и бежать отсюда без оглядки.

Но эти глаза – магнит. Мы стояли и просто смотрели друг другу в глаза. Краем уха улавливала отдельные слова из звучащей сейчас песни: «шанс», «не бойся», «просто позволь»…

Только сейчас смысл каждой строки, слово за словом, капля за каплей проникал под кожу, заставляя взбунтоваться чувствам. На глазах выступили слёзы. Захотелось бежать, сломя голову. И я побежала…

Прочь из этого зала, из этого здания. Прочь от омута завораживающих зеленых глаз. Прочь отсюда, чтобы спрятаться в своём непробиваемом панцире мнимого безразличия. Так будет лучше. Для всех будет лучше. Я должна оставить его.

Только в стенах родной квартиры я позволила непролитым слезам скатиться по щекам. В родной квартире было темно и тихо, аппетитно пахло свежей выпечкой. Соскользнув по стене, осела на пол прямо в прихожей, содрогаясь в тихих всхлипах. Впервые позволила себе просто рыдать, выливая всё то, что ломало изнутри.



Тата Кит

Отредактировано: 28.12.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться