Попаданка. Или с колодца на боевку

27

Очнулась на какой-то полянке, легкий ветерок нежно обдувал моё лицо, солнечные лучики пробивались сквозь кроны деревьев, заставляя жмурится от щекотки. Пение неизвестных мне птиц, запах леса и цветов, так уютно и хорошо. Если бы не клубящийся дым, и отдаленные крики людей, из которых я поняла, что там пожар. Надо пойти посмотреть что там, может получится помочь, но полянка манит своим уютом, совсем не хочется её покидать. 

И в голову пришла мысль, с каких это пор я, ради своего комфорта, бросаю людей в беде. Такого со мной никогда не случалось, я бы так не поступила. Значит это проделки магии, как только я это поняла, влияние этой поляны на меня прекратилось. Краски как будто потускнели, и место уже не казалось таким привлекательным. Обычная поляна в обычном лесу, не отличается от других лесных чащ.

Я бросилась со всех ног в сторону дыма и криков, и только набегу заметила, что на мне одежда как на Остине. Чёрная кожаная куртка, такие же штаны, и ботинки. А за спиной двуручный меч, только не такой большой, более изящный, и лёгкий как пластмассовый. Но лёгкое позвякивание стали в ножнах, не давало сомневаться в том, что меч настоящий, боевой. А на поясе, маленькие, метательные ножи. Вот это новости, я теперь воин, или как тут называется женщина с оружием и в боевой форме. 

Вот только в храме, я была в чужих штанах и рубашке, которые были мне размера на три больше. Меня переодели и выкинули из города? Тогда какой смысл им меня переодевать?  Ладно из города вынесли, исполнила долг и выкинули как котёнка, пока без сознания была, но переодевать зачем?

Пока думала, добежала до какой-то крестьянской деревни, небольшие деревянные домики, запах навоза и скота оповестили об этом. 

Пожар и вправду был, горел чей-то дом, вокруг собрались жители деревни, крики испуганных женщин не давали понять что происходит. Но одна женщина выбежала из толпы и кинулась в сторону горящего дома. На пол пути её схватил мужчина и обнял со спины чтобы она не могла отбиваться.

— Там мои дети, пусти, там мои малыши.— Истерично рыдала, пытаясь вырваться женщина.— Почему вы стоите? Спасите моих детей! Что вы смотрите? Надо тушить дом.— Обращалась женщина ко всем жителям. Мужчина державший её, пытался привести в чувство. Не знаю что он ей говорил, но это не помогало. Рыдания женщины, полные боли и отчаяния, сводили сума, заставляли сердце болезненно сжиматься, а душу обливаться горькими слезами. У меня на глаза выступили слезы, в горле встал ком, от подступающих рыданий. Мне стало безумно жалко женщину, которая сейчас может потерять своих детей, которые где-то там в огне, могут сгореть заживо.

Я не думая кинулась к дому, меня пытались поймать мужчины, но мне удалось увернуться. На верёвке натянутой между двумя столбами я увидела ткань. Схватила её и кинулась к мужчине который нёс ведро с водой к дому. Я кинулась к мужчине, выхватила ведро, и стала мочить ткань в воде. Это оказалась толстое, шерстяное покрывало или одеяло.  Накинув мокрое покрывало на себя, побежала к первому окну, которое увидела. Под окном нашла камень или кирпич, разбила стекло. Из окна повалил дым столбом, закрыв рот и нос краем мокрой ткани я залезла в окно. Дым с огнем был везде, горячий воздух больно жёг кожу, нагревая одежду, а от дыма текли слезы из глаз. Детей не видно и я не знаю имён, чтобы позвать их. Где-то сбоку услышала надрывный кашель маленького ребёнка. Повернувшись увидела мальчика, лет шести, он держал на руках маленький сверток. 

Чумазое личико, с дорожками от слез на щеках, и большие, зелёные глаза, полные страха и отчаяния. 

Подбежав к мальчику завернула детей в мокрую ткань, и сказала держать ребёнка крепко. Закрыла детей тканью, завернув как в кокон, с головой. Так будет меньше жечь, горячий воздух детскую кожу, и не пропустит дым. 

Я расправила крылья, оказалось что на спине были прорези, в районе лопаток. Схватила детей руками, и взмахнув крыльями стрелой устремилась к окну. На окне я сложила крылья и оттолкнулась од подоконника ногами что есть сил. И мы полетели вперед головой, всё что я успела, это перевернуться в полёте спиной вниз, чтобы не раздавить детей. 

Мы рухнули на землю, в спину впились осколки стекла и щепки с мелкими камешками, воздух выбило из легких от того что дети упали на меня.

Люди поспешили мне на помощь, сняли детей с меня, и помогли подняться. Старший ребенок точно в порядке, надышался дымом, испугался, но жив и без серьёзных ран. А вот младенец не дышал, он слишком много вдохнул дыма, и слишком мал. 

Я посмотрела на женщину державшую младенца, маленькая ручка безвольно свисала из пелёнки, а его мать, с надеждой в глазах смотрела на меня. 

Я взяла ребёнка одной рукой, а вторую положила на маленькую грудь, где у человека должно быть сердце. Всё что я хотела, это чтобы ребёнок жил, чтобы оповестил своим криком всю округу о том что он жив. Он так мал, такие не должны умирать, они должны жить и радоваться каждой мелочи, и радовать своими улыбками родителей. Горькие слезы потекли из глаз, из руки заструилась магия, перетекая малышу в грудь. И через несколько секунд, округу огласил крик ребенка. 

Счастливые и благодарные глаза матери я не забуду некогда в жизни. Её счастливая улыбка, и облегчение в глазах. И радостный блеск, в глазах мальчика.

Под слова благодарности мир стал кружиться, силы покидать моё тело, а в глазах заплясали чёрные мошки, и мир померк. 

Глаза открыла в храме, над головой висели светильники, а я лежала на алтаре и думала, что это было? Сон? Или испытание такое. Если испытание, надеюсь я его прошла.

Кряхтя как старая кляча, на десятую попытку мне всё-же удалось принять вертикальное положение. Кости хрустели, тело ломило как будто меня железнодорожный состав переехал. Похоже долго я пролежала на этой каменной плите.

— Ты быстро справилась.— Послышался приятный, мелодичный голос, красивый как перезвон Китайской музыки ветра, за спиной.



Наталья мелихова

Отредактировано: 20.04.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться