Последний след на тающем снегу

Размер шрифта: - +

Глава 2, часть 1

Г Л А В А В Т О Р А Я

про то, что такое не везёт и как с этим бороться

 

Чтобы получить желаемое, ему часто приходилось обманывать, лезть туда, куда совсем не хочется, и делать то, что карается законом и презирается всеми нормами морали. Последнее, а именно совесть, он научился подавлять. Избегать наказания получалось благодаря врожденному обаянию, магическому таланту и деньгам. Невероятно, но власть денег порой выше и могущественнее любого заклинания. А иногда они идут рука об руку. И тот, кто способен их сочетать, добивается невероятных высот в обществе сильнейших мира сего.

Шталь всегда был способным, достиг немалого, но до Александра Владимировича ему всё так же далеко, как пешком до луны, а то и дальше. Старый влиятельный маг имел неоспоримый авторитет и уважение окружающих. Праздники, приёмы по любому поводу, а то и без, проводимые с завидной регулярностью, посещали все и были крайне признательны, что о них помнят, и старались всячески угодить хозяину дома и его родным. Кроме того, на званых вечерах нередко заключались выгодные сделки, велись переговоры и решались чьи-то судьбы.

Видят боги всех религий, Шталь пытался договориться и заключить с Вороничем сделку ещё неделю назад. Он давно так не стелился и не предлагал цену в убыток себе, но старый козёл оставался непреклонен. Мартин расстроился, что не сулило добра, но ругаться не стал. Так или иначе, он получит желаемое, а приглашение на очередной сбор ряженых павлинов зарядило азартом и предвкушением.

Мартин проводил девушек взглядом, нервно одернул рукав пиджака и подхватил с подноса у пробегающего мимо официанта бокал шампанского. Редкостная дрянь, на самом деле, но бурбон на приеме не подавали, а выпить хотелось страстно. Он запретил себе отвлекаться, пока не сделает то, за чем пришёл. А вот если дело выгорит, на досуге подумает, что ему делать с проблемой по имени Регина. Ну хорошо, не проблемой, лёгким увлечением, которое настойчиво проникало в мысли.

— А, Мартин!

Он обернулся и увидел самого хозяина вечера. Старик, как всегда, не утруждался приветствиями. Расшаркивались обычно перед ним.

— Не ждал, что ты придёшь после моего отказа.

— Вы в своём праве, Александр Владимирович, — вежливость была отнюдь не наигранной. — Я привык к неудачам, что поделаешь.

— Но сдаваться ты не привык.

— Как всегда, проницательно, — Шталь уважительно кивнул. — Всё ещё смею надеяться, что смогу предложить достойную цену и удивить вас.

— Похвальное рвение, но семейные реликвии не продаются.

Воронич поднял бокал, питьё из которого даже ни разу не пригубил (в его возрасте уже бы принимать настойку пустырника и, напялив ночной колпак, давно отходить ко сну в столь поздний час) и переключил внимание на других гостей.

Мартин же услышал всё, что хотел. Нет, он давно собрал все интересующие его сведения и прекрасно знал, где старый хрыч хранит свои самые ценные безделушки. У себя под боком, читай в личном сейфе. Собственно, ради того, чтобы в этот сейф заглянуть, Шталь сюда и пришёл. А вовсе не за тем, чтобы лицезреть всех этих клоунов и отвечать на фальшивые улыбки, от которых уже сводило скулы, и всё грозило закончиться защемлением лицевого нерва.

Он тенью скользнул в коридор, куда совсем недавно направились Регина и Вероника. Постоял немного, убедился, что никто его не заметил, и быстрым шагом дошёл до малого холла. Здесь коридор разветвлялся: наверх уводила широкая лестница, направо — должна была располагаться столовая, а налево… В общем, ему как раз нужно было налево.

Александр Владимирович часто принимал посетителей в своём кабинете. Просторном, с панорамными окнами, выходящими на оранжерею. Дерево и металл — сочетание классики и ноу-хау. На стенах картины именитых мастеров, несомненно подлинники, и за одной из них располагался нужный охотнику за артефактами сейф.

Ещё перед дверью Мартин вылил шампанское в горшок с причудливым фикусом, сжал до хруста тонкую ножку бокала, и в его распоряжении оказался отличный стеклянный нож. При желании такой заточкой можно и убить. Один удар в сонную артерию, и дело сделано. Но Шталь надеялся обойтись без кровопролития. Ни в этом доме, ни теперь, когда он почти отмылся от той грязи, которой успел запятнать своё… Нет, не имя. Скорее душу… И не то, чтобы его это когда-то волновало, просто…

Шталь воткнул импровизированное оружие в ладонь, чтобы отвлечься от непонятных и ненужных мыслей, и для дела, разумеется. Провёл окровавленными пальцами по двери и прижался лбом к косяку. Конечно, проще всего выбить её мощным боевым заклинанием, но он прошёл сюда призраком, призраком и уйдёт. Воронич, конечно, поймёт, кто его обворовал, и, если не проклянёт, то сделает всё возможное, чтобы сжить со свету.

Но очень уж заманчиво рискнуть и заполучить нужное. Может быть, это даже будет последним делом охотника за артефактами Мартина Шталя. А что потом?

Время покажет.



Светлана Казакова, Яна Поль

Отредактировано: 14.11.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться