Пожиратели темных душ "Начало"

Размер шрифта: - +

ГЛАВА 2 Школьный секрет

После фестиваля прошло немало скучного рутинного времени за партой. Я чуть не взвыла! Но моя любопытная натура всегда найдет приключения на свою пятую мягкую точку. Вот, к примеру, в последние несколько дней зачастил к нам один зловредный тип. Невысокий, пузатый и лысый, да еще и с усиками и вечно потеющей лысиной. Я, однажды наблюдала, как Ангелина Вениаминовна с ним ругалась. Причем, что бы вы понимали, она никогда не повышает голоса. Задавит взглядом и авторитетом. А тут, в ее кабинете, слышу крик, причем понимаю - кого-то явно выгоняют. Я, конечно, хотела тактично пройти мимо и сделать вид, что ничего не вижу и не слышу, но, к сожалению, не смогла. В общем, сунула я свой нос в замочную скважину, а ухо к двери приложила, а там это божье недоразумение, махает бумажками и чем то угрожает:
- Я законный наследник! И хочу вернуть фамильную реликвию в лоно семьи! 
- О чем вы говорите? Это имение было продано более столетия назад!
- Покупка производилась незаконно! У меня есть доказательства!
- Ваши бумажки это чистой воды фикция, и я не собираюсь их даже смотреть! Если вы хотите, что то нам предъявить обратитесь к адвокатам, вот их визитка!
- Вы не имеете права! - Взвизгнуло это недоразумение, но визитку схватил! - Я подам на вас в суд! - Он как бочка покачнулся в сторону двери, и мелко семеня короткими ногами, вылетел из кабинета, причем меня чуть дверью не зашиб. Ангелина выдохнула с облегчением и плюхнулась в кресло.
- Подслушивать не прилично! - Раздался ее уставший голос, явно адресованный мне.
- Я знаю, но вы так громко ругались, что я не могла не услышать.
- Могла бы просто пройти мимо, хотя о чем это я, это же ты - вечная Заноза! – О па-па-па, походу Алекс все-таки обо мне рассказывает своей сестре, интересно как много? - Ладно, закрой за собой дверь, и садись, расскажу, что происходит.
- Как так?
- Зная тебя, я лучше сама расскажу, чем потом буду разыскивать тебя и твоих дружков по подвалам и подворотням. Вы же не угомонитесь, пока все не узнаете - а ты, вижу, уже заинтересовалась этим субъектом.
Я, недолго думая, плюхнулась в кресло для посетителей и приготовила уши.
- Этот господин уже неделю пытается получить право собственности на здание нашей школы и прилегающие территории.
- А зачем ему это?
- Сама гадаю зачем. Но вначале он пытался предлагать любые деньги за покупку, я ему отказала. Объяснила подробно, что школа в частной собственности, и что продавать ее никто никогда не станет. Потом он пришел ко мне с документами о том, что он является потомком какого-то то ли графа, то ли барона, в общем, с тем, что он прямой наследник бывших владельцев, и хочет вернуть имение семье. Хотя, насколько я помню, когда директриса покупала это здание и земли, последний наследник был старичком лет семидесяти, причем бездетным. И передать это место было некому. Поэтому и продавал, не хотел, что бы его перестроили или уничтожили. Кстати - это условие было прописано в договоре - расположение зданий на территории не изменилось, так же как и планировка самого замка. Поменялась лишь мебель, шторки, ну и немного облагородили сад. А в остальном, как ты, наверное, заметила, аутентичность этого места прежняя.
- А вы принимали участие в покупке этого места?
- Да, я бы сказала, я помогала его облагораживать и превращать в школу. Поначалу здесь жили мы втроём: Алекс, тетушка и я. Ну, конечно же, и хранители, они шли как обязательное дополнение к замку. А потом нас становилось все больше, появлялись первые учебные аудитории, первые учебные книги, мы перестроили здание прислуги под общежитие, а в остальном все, как и при прежних хозяевах.
- Все равно не могу понять, зачем ему этот замшелый замок? Может, сокровище какое ищет? Клад там на пример? Ангелина Вениаминовна расхохоталась от души, и на моей памяти это случилось впервые, когда она так непринужденно вела себя со студентом.
- Я провела в этом месте более пятидесяти лет, причем тридцать из которых это мое детство и юность. Сама понимаешь, все дети любопытны, поэтому я облазила здесь все. И клада или тайных сокровищ не нашла. Пару скелетов - да, денег и драгоценностей - нет! 
- А если он подаст в суд и ему вернут замок?
- Хотелось бы мне на это посмотреть! Покупку оформлял лучший адвокат того времени, к документам не придраться. А контора, в которую я его послала - там работает наш воспитанник, а точнее уже куратор, одни из тех, кто работает удалено. Он решает все спорные вопросы, естественно школу на растерзание такому элементу он не отдаст. А наши способности помогут отсрочить его активные действия.
- То есть они его выпьют?
- Не совсем, немного подкорректируют фон. Поэтому, прошу, не вмешивайся! Тут справятся и без твоего вмешательства.
Я активно кивала, а сама думала, чем это может обернуться, и что могло привлечь этого господина в нашу школу. Мыслишки распространялись в моей голове с молниеносной скоростью, но...
- Пообещай мне! Пообещай, что ты и твоя шайка лейка ничего не будете предпринимать по этому поводу, никуда не влезете, и оставите отваживание подозрительных субъектов мне и другим кураторам.
Я нехотя кивнула, отказывать Ангелине Вениаминовне, у меня не было права, и возможности.
- Я хочу это услышать! - Она сложила руки на груди и недоверчиво глядела мне в лицо.
- Хорошо, я торжественно обещаю, что я и мои друзья не будем лезть в это дело! – А сам скрестила пальцы крестиком, давая себе своеобразные пути отхода.
- Спасибо! - Она облегченно выдохнула - А то я наслышана от Алекса о ваших делах: непоседы и проказники малые. Все! Можешь идти, и прошу, никому не рассказывай.
- Хорошо. 
Я встала, и не спеша вышла из ее кабинета. Не то чтобы мы всегда влезали в чужие дела, но этого типа я приметила сразу. Он как-то чересчур часто появляется в нашем учебном заведении. С чего бы это? 
- Оль, ты чего тут стоишь? В кабинет заходить не собираешься? - Ксюня обняла меня за талию, и прижалась щекой, к моей, видать ждала ответа.
- Да вот задумалась немного...
- О чем? Чую, что то занимательное назревает. Может, поделишься?
- Да пока и делится особо нечем. И пообещала я Ангелина Вениаминовне...
- О, это уже серьезно! - Ксюня даже отпрянула от меня чтобы рассмотреть повнимательнее - если уж ты самой Ангелошке пообещала, то тут явно что-то грандиозное назревает, причем общешкольного масштаба! Поведай, я же теперь не успокоюсь.
- Нет, пока не могу. Извини, подруга. Я обняла ее в ответ, и чтобы не провоцировать волну вопросов ретировалась в кабинет директрисы. В последнее время это наше убежище. Там просторно, никто не ходит, есть что полистать и чайку попить. А на пару господина Шварца, сегодня, идти смысла нет. Все равно, домашнее задание я не взяла, а точнее, не сделала, а если еще точнее, то просто забыла о том, что нам вообще что-то задавали. Вот вы, наверное, спросите, как я могу жить с отличницей, и не помнить о таких вещах? Но как не удивительно - мы практически никогда не занимаемся вместе. А точнее Ксюня убегает в укромные местечки, чтобы такие разгильдяи как я, не мешали ей учится. Нет, в помощи она не откажет, если попросить. Но я привыкла все делать самостоятельно, либо не делать вообще.
Пара господина Шварца в сегодняшнем распорядке последняя, а потому можно расслабиться и по медитировать на тему – «а что же такого привлекательного в нашем замке». Я даже попыталась найти книгу по истории его создания, ну мало ли, может действительно какой факт интересный нарисуется, но нет, не нашлось... Только вот ни фактов интересных, ни самих записей не нашлось. Я от большого любопытства даже потормошила преподавателя истории. А тот посмотрел на меня как на чудо-юдо дивное. По-видимому, я для него личность не особо заинтересованная в его предмете, а тут сама явилась, да еще и с таким экстравагантным вопросом. А когда до него дошло что у меня по графику занятие, я быстренько смоталась. Но в итоге и он мне помочь не смог. Ну, вот скажите к кому пойти за инфой, если ее даже в печатном варианте нет? И тут меня осенило здравой мыслью! Ведь у этого места есть хранители. Люди, чьей обязанностью из поколения в поколение было сохранять это место, а значит и исторические факты какие никакие должны передаваться хотя бы как сказки.
Я помчалась на поиски Бернхарда. Он хоть и строгий, и чрезмерно ответственный, но отказывать не умеет. Но каков был мой облом, когда я обнаружила, что он уехал, по каким-то своим нуждам. Вот же засада! Я побрела обратно в кабинет, нужно было набросать легкую стратегию действий. Не ехать же мне за ним, да и кто меня отпустит. Я такую бурю негативных эмоций подниму на своем пути, мало не покажется! Все-таки потребности поглощения скверны растут, а точнее сила высвобождения негативных эмоций, а вот навыков контроля этого процесса пока маловато. Поэтому я смахиваю на бомбу массового поражения, причем в эпицентре буду я, и точно не выберусь без травм. Мне еще при первом общении с внештатным психологом сказали, что сила высвобождения скверны из ауры других людей у меня чрезмерная, возможно в силу характера, или еще чего. И мне как никому другому нужно осваивать самоконтроль. А эта дисциплина у меня хромает на обе ноги.
Сегодня в нашем «убежище» ютилась я одна. Ксюня ударилась в учебу, Витёк естественно рядом с ней, бдит и надеется. Большую часть местной литературы мы уже перелопатил, а точнее отсортировали для себя по интересам. Поэтому чаще всего мы заседаем в этом кабинете как дома, привыкли, притерлись. 
Я облюбовала подоконник. Закинула большую поролоновую подушку, типа матраса, пару маленьких подушек и плед, и вышло гнездышко для меня. За стеклом может быть непогода, а здесь тепло и уютно. Люблю дождь! Вот сегодня как раз такая сырая и пасмурная погода. Я прижалась лбом к стеклу, прикрыла глаза и слушала стук дождя. Эти звуки успокаивали меня, немного расслабляли, и я не заметила, как уснула. Мне снился странный сон: кто-то гладил меня по голове, закладывая непослушную прядь волос за ухо, и что-то шептал, согревая ухо теплым дыханием. И этот шёпот напоминал мне шелест листьев в кронах деревьев во дворе, и легкий теплый ветерок, нежно обнимающий за плечи. Я куда-то бежала, по аллее нашего школьного двора, смеркалось. Я как обычно спешила к светлым пятнам от фонарей, и легкое волнение расчесывало по позвоночнику холодными пальцами. В этом месте меня всегда преследует чувство чьего-то присутствия, а с чем это связано не могу понять. Я бегу, быстро перебираю ногами, сердце вот-вот выпрыгнет из груди, дыхание сбитое и тяжёлое... И вот она, освещенная поляна, и на ней кто-то стоит, я не вижу кто, лишь спину. Но я спешу к нему, там, рядом с ним спокойно, там безопасно! Я тяну руку, хочу схватить, но он рассыпается дымкой прямо передо мной! Я падаю на колени, потому, что не устояла. Разочарование, страх, что его нет, и теперь я одна. Куда теперь? Свет моргнул, потом задребезжал, и погас... Повеяло холодом, и чьи-то шаги за спиной. Тук, тук, тук... и все чаще, я оборачиваюсь и .... просыпаюсь! 
Вокруг темно. За окном, по-прежнему, дождь. Капли стучат по стеклу: тук, тук, тук... Так вот что за шаги я слышала, я сама себе улыбнулась. Засиделась! Посмотрела на телефон - половина двенадцатого. И три пропущенных вызова. Звук я выключила, потому и не слышала звонков. Ксюня, наверное, переживала. Комендантский час уже давно позади, сегодня на вахте Бернхард, поэтому прийти за мной она не смогла. Буду добираться своими силами, правда, мокнуть не охота. Может остаться здесь? Заманчивая мысль. Сон уже прошел, и я решила немного прогуляться. Благо наш куратор Алекс ближайшее время проведет в командировке, а Ангелина Вениаминовна в другом крыле обитает. Всегда хотела погулять по учебному корпусу ночью - романтика! В прошлый раз не вышло – наш садист-куратор, (создание вездесущее) умудрился испортить наш тайный план по проникновению в итак открытый кабинет директрисы.
Я вышла в коридор, система «умный дом» работает автоматически, и благодаря датчикам движения свет включается без участия людей. Правда в коридорах все это в полумраке, как объясняла мадам Роуз - произведения искусства от яркого света быстрее изнашиваются и портятся. Поэтому тут хуже, чем в музее. Я не спеша прогуливалась, рассматривала портреты незнакомых мне мужчин и женщин, иногда задерживалась подольше, иногда пропускала очередную, даже не взглянув. И у пятого портрета я заметила одну особенность: на всех мужских портретах обязательно присутствовал на заднем фоне в верхнем левом углу изображенный замок, а в правом - тень в виде женского силуэта. На женских портретах такого не было. Я вернулась в начало этой «аллеи славы», и тщательно изучил все портреты. И действительно - замок, очень смахивал на учебный корпус нашей школы, а силуэт на первый взгляд можно было принять за тень самого изображенного, или на игру красок, но если присмотреться, то видны были черты лица, явно женские, очень смазанные и тёмные, но женские. Я даже посветила фонариком телефона, чтобы рассмотреть подробнее. Занимательно! 
Когда же я подходила к концу этой «аллеи славы», я вспомнила о том, что у главной центральной лестницы, напротив парадного входа висел огромный портрет основателя замка (ну, по крайней мере, я так думала). Я решила, что стоит рассмотреть и его. И направила свои ноги в ту сторону. Когда же я к нему подошла, то просто обомлела - на картине был солидный мужчина в возрасте пятидесяти лет, в вычурном костюме явно военного назначения, он опирался на тяжелый двуручный меч. Рядом с ним на стуле сидела молодая девушка, в красивом платьице с закрытым декольте и аккуратной прической. Она скромно сложила руки на коленках, прикрывая книгу ладошками. За левым плечом мужчины высился замок, детально прорисованный, со всем: вензелями, бойницами и даже с людьми: охрана на башнях и у входа, и обычные слуги которые сновали вокруг. А вот справа, как раз за плечами мужчины виднелся все тот же силуэт женщины. Он расплывался в струях серого дождя и пасмурных туч, но это был все тот же силуэт женщины, которая, казалось, смотрит тебе в глаза. Причем это просто ощущение, ведь лица как такового нет. По моему позвоночнику пробежала знакомая дрожь, та самая, которая преследовала меня в сумерках во дворе, или накануне во сне. Я передернула плечами, прогоняя это неприятное чувство, и решила, что стоит сходить выпить кофейку. И стоило мне развернуться, чтобы пройти обратно по коридору, к узкой лестнице в конце, но меня остановил скрип входной двери. Она всегда издавала специфический звук, просто была слишком большой и тяжелой. И я рефлекторно присела, и спряталась за поручень в тени. У входа загорелся слабый свет, и я увидела фигуру давешнего надоедливого субъекта в компании более высокого и худощавого. Они крадучись прошли внутрь, затворил за собой дверь, и, перешёптываясь, пошли куда-то в сторону. Я не стала кричать и разоблачать свое присутствие, для начала я написала смс-ку Ксюне: «в ГУКе (главном учебном корпусе) посторонние, два человека!» Думаю она догадается что нужно сообщить об этом Бернхарду. Он как хранитель знает что делать.
В нашей школе охрана, как бы, не предусмотрена. А чего тут охранять? Мы тут все птички свободные, и можем уйти в любой момент, но этого никто не хочет. А красть - ну картины, не несут особой ценности; ну пара канделябров или старинных стульев - но они все тяжёлые и много денег не потянут; а сокровищ, как выяснилось по рассказам Ангелины Вениаминовны, тоже не предусмотрено; в сейфе лишь документы. В общем Бернхарда как охранника вполне достаточно.
Я же решила немного развлечься. Спросите как? Ауры людей я пока различаю слабо, но наличие скверны в ней чувствую, как говорится пятой точкой. Вот и сейчас, эти ребятки фонили скверной на метров двадцать. А значит, ее можно высвободить и так сказать - дать волю чувствам. Я сняла амулет, который получила еще при поступлении сюда - это своеобразный блокиратор сил пожирателя. Он, конечно, не сдерживает их полностью, но, для таких как я - с чрезмерной «ударной силой», это шанс хоть как то сдерживаться. С этим амулетом радиус захвата у меня пять метров, а когда я его снимаю - радиус вырастает до сотни или двух метров. Для сравнения - Ксюне и Витьку такие амулеты не нужны, их обычный радиус захвата - десятка два метра не более. В общем, этих двоих я «цапнула», не напрягаясь. Я ощутила знакомое чувство прохлады в районе живота, а значит, эту парочку скоро начнет «выворачивать на изнанку». Я как молодой пожиратель еще не умею поглощать скверну полностью, или вообще хоть как то контролировать этот процесс. Я присасываюсь к одной нитке негативных эманаций в ауре человека и тяну ее, и в то же время высвобождаю остальные. И выходят эти ниточки всплеском агрессивных эмоций. И чаще всего этой волне нужна цель, а значит, пострадает тот, кто рядом. Вот и сейчас ребятки начали уже выяснять кто главнее, потом кто сильнее, и так по накатанной. А я стою в сторонке и наблюдаю, хихикаю и жду подмогу. Можно было, конечно, проследить, куда же ребята идут, но, думаю, Бернхард и так это выяснит.
Раньше, когда я возглавляла банду, такие сцены я наблюдала постоянно, это своеобразный спектакль для меня, всегда так много нового узнаешь о людях. Главное было направить такие всплески в нужное русло, так чтобы меня не зацепило. Вот и сейчас сработала отлично, так сказать - даже ручки не замарав.
Через минут пятнадцать за моей спиной стоял Бернхард и Ангелина. Они особо не спешили, а точнее наблюдали за плодами моего воздействия.
- И что у нас тут? - Спросила Ангелина Вениаминовна негромко мне на ушко.
- Ой, вы уже здесь? Да вот, давешний ваш гость с товарищем выясняют отношения. В начале они так слажено и тихо крались по коридору, но потом кто-то что-то сказал, кого-то задел, и пошло поехало - я уже нагло хихикала, а горе взломщики перешли к рукоприкладству.
- А я то думаю чья это сила фонит на весь учебный корпус - Ангелина скептически покосилась в мою сторону. - ты конечно умница, и все такое, но амулет одень обратно, а то радиус твоего воздействия, по-моему, подрос.
Я немного опешила от ее слов, но амулет на шею повесила. А Ангелина обратила взор на буйную парочку, две минуты и они рухнули на пол без чувств. По-видимому, церемониться она не стала, высушила их досуха.
- Господин Бернхард, будьте так любезны, свяжите наших гостей, и заприте где-нибудь до приезда полиции.
- Неужели мы их не допросим? - Возмутилась я.
- Мы? Нет. А господин Бернхард - обязательно с ними побеседует. Я их «выпила» почти полностью, и поэтому нужно некоторое время для восстановления. Поэтому, полицию я, скорее всего, вызову завтра, а то и вообще к вечеру. А тебе, моя дорогая, уже пора на «боковую». Кстати, а почему ты не в общежитии?
- Ну, - я замялась, не зная как объяснить тот факт, что придумывая, как разузнать побольше информации об этом деле, я заснула, - я читала в кабинете директора, и не заметила, как заснула. А когда проснулась, то уже была глубокая ночь. И вот я такая иду в общежитие, а тут они, и потом...
- Ясно! - Она скептически на меня глянула, но все же оставила в покое. - Иди к себе. Господин Бернхард говорил о том, что твои друзья ждут тебя на вахте и сильно волнуются. Не стоит тебе здесь более задерживаться.
- Я бы хотела...
- Пойти отдохнуть! А все остальные вопросы мы порешаем самостоятельно.
Понятно! Ловить мне тут больше нечего. Пойду спать. Глядя на Бернхарда, могу догадаться, что он точно со мной не поделится подробностями допроса этих двоих, ну или вообще захочет со мной разговаривать. Он сейчас на меня смотрел так, будто я у него кусок хлеба отобрала. Когда же я вышла за входную дверь, знакомое тревожное чувство пробежалось по позвоночнику. Да когда же это прекратится? Я напрягла все мышцы своего тела и рванула на привычной скорости в сторону общаги. Ветер свистел в ушах, листва кивала мне на встречу, и тут мне послышалось «спасибо!». Я даже затормозила от неожиданности, огляделась по сторонам, никого, и снова кто-то расчёсывает по позвоночнику когтистой лапой. Плюнула на всех и побежала дальше, успокаивая себя тем, что просто померещилось. В общаге, правда, не на вахте, а у входа караулили мои товарищи. Ксюня кинулась мне на шею, потом попыталась рассмотреть, цела ли я, а Витёк вроде бы и волнуется, но руки держит при себе - вот умница, наконец-то поумнел! 
- Ольчик, ты там как? Почему не пришла в общагу до отбоя? Что произошло? Кто там? Как все решилось?
- Я схватила подругу за плечики, посмотрела ей в глаза - все хорошо! Я цела! Расскажу внутри!
Она мне кивнула, и мы дружно вошли в помещение. Ну не комфортно мне ночью во дворе, лучше уж за закрытой дверью. 
И плевать на обещание, Ксюшкины тревожные глазки важнее! Мы проговорили почти до утра. А, между прочим, занятия никто не отменял и ребята сонные и злые все же пошли на пары, а я как не странно - бодрячком. Видать напилась силушки из горе взломщиков. В общем, ребята с горем пополам, пережили этот день на кофейной подзарядке, и умчались отсыпаться. А я маялась без дела. Сидеть в кабинете не было ни желания, ни смысла. Допрашивать Бернхарда - бесполезно, а Ангелину Вениаминовну тем более. Вот так ходила, бродила, пока случайно не наткнулась на мадам Роуз.
- Добрый день деточка! - Услышала я - Составишь мне компанию? Я тебя чайком ромашковым напою с печеньем. Думаю, он тебя отлично успокоит! - Недолго думая, я положительно кивнула, и мы направились в кухню. Она была небольшая, чисто символическая. Студенты и преподаватели кушали в основном в столовой, а здесь обитали хранители, ночью ведь не усидишь на одном месте, вот и ходят то чайку попить, то перекусить.
Мадам Роуз не спеша колдовала над чашками и чайником, что-то раскладывала, наливала, чем-то бряцала и шуршала. А я умостилась за небольшим столиком и наблюдала за этим завораживающий процессом.
- Мадам Роуз, а вы знаете историю этого замка?
- Конечно, моя деточка! Эту историю мы рассказываем детям перед сном, как сказку.
- А можете и мне рассказать?
- Отчего ж не рассказать, расскажу, слушай:
Много веков назад жил правитель большой страны, и был он мудрым и харизматичным правителем. Всю свою жизнь он провел на войне, защищая свои земли и людей. Отдавая этому делу всю душу и тело.
И было у него пятеро детей и много бастардов, незаконно рожденных. И каждого он знал, и всем помогал. И дабы избежать распрей между наследниками решил он наградить каждого из своих детей землей, хозяйством, имуществом или тем делом, к которому у наследника лежали и душа и руки. Так одному досталась ферма, так как он со скотиной с детства возился, на хозяйственном дворе помогал; другого отправил покорять науки в университете, так как видел в нем задатки ученого; дочерей строптивых выдавал замуж за сильных мужчин, дабы укротить нрав, а покладистым спокойных мужей подбирал. Наследником престола избрал среднего законного сына, так как видел в нем сильного и справедливого правителя, который просто так никого не обидит и в помощи не откажет. Старшему сыну подарил он судно, и дал ему свободу в формировании военного флота, так как тот с малых лет душою к морю тянулся. Каждому по навыкам, каждому по заслугам. А самого младшего держал подле себя, всему учил, все показывал, но как сына не баловал - работал он и мальцом на побегушках, дослужился до оруженосца, затем военную науку освоил и стал правой рукой отца. Во всех походах его сопровождал, советом помогал, собою в битвах прикрывал. На престол не метил, хотел отцу быть опорой и поддержкой. 
Но однажды когда друидские леса они проходили, на болотах в густой туман попали. Отбился младший наследник от войска, забрел в густую чашу, чуть коня не потерял. И наткнулся он на стаю волков, которые окружили человека у густого ельника. Некуда этому человеку бежать, одной лишь палицей махает да странные слова выкрикивает. Наследник не мог пройти мимо, бросить человека на произвол судьбы. И порубил он эту стаю, сам пострадал, но человека спас. Оказалось что спас он старика друида. Старик отвел его к себе, подлечил, и пообещал отплатить за жизнь свою спасенную равную плату, когда время придет. На следующий день друид отвел спасителя своего к месту, где лагерь его располагался, на том и расстались. Прошло немало лет, прежде чем вспомнил юный наследник о долге неоплаченном.
 В одной из битв, ранили отца его стрелой отравленной, лекари спасти не могли. Рану подлатали, а вот яд понемногу силы его истощал. И отправился тогда наследник на поиски друида лесного за помощью, за лекарством. Три дня на дорогу потратил, коня потерял, сам на пределе сил своих шел, но место заветное найти смог. Но к несчастью старец умер месяц назад, а в хижине жила дева молодая, наследница дара друидского. Историю наследника и деда своего она знала, и долг неоплаченный на свои плечи взвалила. И потому отправилась она вместе с молодцем, отца его спасать. Да только опоздали они. Накануне, ночью, старый король умер, а его место занял средний сын. И был он не в пример более суровым правителем. 
Младшему наследнику досталась земля, еще от отца за заслуги военные, где ныне имение это находится. И после смерти царя решил он на время от военного дела отстраниться, семью завести, замок построить. А дева с ним пошла, сказала, что в уплату долга станет хранительницей родового имения, что бы наследники его не знали страха за жизнь свою в стенах этого места. И зачарованный камень в фундамент замка уложила, и барьер вокруг этого имения наколдовала с помощью трех артефактов, которые с собой из лесу принесла, дабы хранили они замок от злого умысла, свирепого оружия, и смерти неожиданной. 
Что за артефакты то были никто уже и не упомнит, но говорили что наследники девы этой и стали хранителями замка, и по сей день, наказ этот выполняют, хоть род наследника короля уже и прервался.
Слыхала я, от бабки своей, что дева та пережила хозяина, и детей его и внуков, а потом просто исчезла. Правда, кое-кто сказывал, что она ночами по парку ходит, покой замка охраняет.
- Какая любопытная история... - я уже прикинула, что ночные гости про артефакты узнали и как раз за ними и охотились. Ну что ж, я от них далеко не уйду, свою охоту начну. - А куда же могла исчезнуть хранительница?
- Кто его знает. Так уж вышло, что после смерти последнего наследника случился пожар в библиотеке, и как понимаешь, летописи сильно пострадали. А точнее были уничтожены. И остались только наши истории «перед сном», как память о былых временах.
- А много таких историй вы знаете?
- О, милочка! Знаю историю каждого из хозяев замка. Да вот сын мой, Бернхард, слушать их отказывается. Это была наша традиция, мы же хранители не только этих стен, но и истории. А он говорит, что хозяев больше нет и хранить их истории мы более не обязаны - мадам Роуз немного погрустнела, но улыбка все так же тепло лежала на ее губах.
- А вы запишите эти истории в книгу, я ее передам Алексу, на хранение. Думаю все же нужно хранить такие важные факты. - я сорвалась с места - Сейчас, никуда не уходите.
Метнулась кабанчиком в комнату. Как ураган перевернула все свои пожитки. Ксюня на меня смотрела широко раскрытыми глазищами, и все пыталась видать, что то спросить, но так и не решилась. А я нашла то, что искала, сказал – «скоро буду!» и опять умчалась к мадам Роуз. 
И вот стою я такая взлохмаченная, щечки горят, дыхание сбитое, и в руках толстый блокнот и ручка.
- Вот, это Вам! - Я протянула принесенные дары - Здесь вы сможете записать все истории, которые знаете, а потом мы их вместе отдадим на хранение.
Теплые искорки благодарности загорелись в глазах этой уже не молодой женщины.
- Спасибо тебе, моя девочка! Это замечательная идея.
Я не удержалась и обняла ее крепко-крепко, а потом поблагодарила за чай и историю, и ушла к себе. Теперь я чётко предполагала, что искали злоумышленники. А значит, могу сама это поискать. Но вы не подумайте что для личных целей! Нет! Только во благо нашей школы! Найду, и все передам Ангелина Вениаминовне! Может, конечно, не сразу, ну надо же разобраться, что это за артефакты и для чего они нужны. А то вдруг они опасные, иди еще чего... В общем - созываю совет «неугомонных»! Так я назвала нашу троицу.
Я вернулась в комнату, кинула смс-ку Вику а Ксюнику, дала команду «ждать». Когда же мы собрались, я изложила суть дела наиболее подробно. Самостоятельно ввязываться в авантюры я не могу - друзья не простят! Поэтому если на покорение новых вершин то вместе, или на приобретение нового геморроя, на причинное место то тоже вместе.
- И с чего начнем наши поиски? – Выразил Вик свои тревоги, после услышанной моей истории - я так понимаю какие либо записи по истории этого места отсутствуют.
- Не знаю! Слушаю ваши предложения - все приняли позы думающих персонажей: моя подруга в такие моменты поглаживает указательным пальцем правый висок, по-видимому, там кнопка включающая соображаловку, а Витёк чешет затылок. Прямо как в анекдоте – «пап, а правда, что умные чешут лоб а идиоты затылок? Ну, не знаю - сказал папа, почесывая затылок». Смешно!
- А что если начать с того чертежа который я нашла в библиотеке, сравним с реальным расположением и планировкой, возможно найдем что-то интересное.
- Для начала и это хоть что-то, но мы потратим много времени и сил. Да и когда нам этим заниматься?
- Ну, явно не на переменах, скорее всего после занятий.
- А что если мы расспросим об этом мадам Роуз, может она чего еще вспомнит.
- Не думаю. Она мне сразу сказала, что уже давно никто и не вспоминал о том, что это за артефакты. А вот их место я так полагаю было изначально неизвестно. Хотя поговорить с ней можно, мало ли что еще она вспомнит. 
- Можешь воспользоваться моим диктофоном, чтобы ничего не упустить - Вик, протянул мне небольшой черный гаджет - я его обычно на лекции беру, когда лень записывать. 
- То есть всегда? - Мы расхохоталась дружно.
- Типа того!
- А как же ты теперь без него будешь обходиться? - Ксюне конечно не свойственно подшучивать, но прозвучало именно так. Витёк покраснел, но быстро нашелся.
- Буду к тебе чаще заходить за лекциями и дополнительными консультациями. 
И тут краснеть уже начала она. Боже мой! Зайчики! Такие лампочки, особенно когда не знают что ответить. И сидят так тихо-тихо, и только я нагло хихикаю.
- А ты чего ржешь? - Возмутился мой грозный друг. – Алекс, между прочим, возвращается через неделю, и если мы за этот срок не управимся, то шанса больше не выпадет.
- Знаю, знаю - этот садист каким-то уникальным способом умудряется влезть в наши планы, и «поломать все домики». - Я закусила нижнюю губу и включила извилины. 
За бурными мыслями не заметила я, как уже ночь на дворе образовалась. А значит, и спать пора! Я приняла душ, прыгнула в свою любимую плюшевую пижаму, и нырнула под одеяло, умостилась по удобнее, и глазки закрыла - благодать! Но, благодать понятие не вечное, и мне ею насладится не дали. Уснула я быстро, и к своему глубокому сожалению крепко, и снился мне, почему то Алекс. Вот что значит помянуть черта перед сном, так он и приснится. Не помню, что он мне говорил, но лицо такое тревожное, весь он взъерошенный, на филина похож. В общем, говорит он что то, а потом разворачивается и уходит, в туман, я естественно за ним. И тут знакомое чувство вдоль позвоночника, и так меня оно прижало, что ноги сами понесли прочь. И главное про Алекса я уже забыла. Одно желание - сбежать и спрятаться. Бежала долго, туман, под ногами ничего не видно, я спотыкаюсь, падаю, встаю, бегу опять и тут впереди часовня. Силуэт девушки. Стоит она ко мне спиной, и стоило мне подойти ближе - она медленно начала поворачиваться. А на лице вуаль. А я стою, и борюсь с двумя противоречивыми чувствами - привычное желание убежать, и любопытство. И замечаю я - туман из под ног девушки стелиться таким густым ковром, что мне даже не по себе стало. Когда же она повернулась целиком, меня видимо заметила и ручку тянет с зажатым кулачком. А потом кулачек разжимает, а там... А что же там было? Я уже не рассмотрела, меня разбудили. Меня, нагло, растолкала Ксюня, моя добросовестная подруга. После того как я в очередной раз проспала, Ангелина Вениаминовна в указательном порядке рекомендовала ей следить за моим пробуждением, иначе от моих опозданий страдать начнет и она. А подруга у меня покладистая, вот и исполняет. 
Я нехотя глаза то открыла, а сама мокрая как носовой платок истерички. Вот лежу, в потолок гляжу, и думаю - приснилось или же привиделось? Объясню: приснилось – значит, фантазии и всякий бред подсознания, привиделось – значит, вещий сон. Но оценив вчерашние многообразные события, яркие эмоции, и новые бредовые идеи, то думается мне, что все-таки, приснилось. 
Моя соседушка в очередной раз меня настращала страшными карами в ее исполнении за мои медленные сборы, кинула в меня подушкой хрюшкой, и подмазала чашечкой кофе перед занятием. Вот знает же чем заманить. Я таки встала, тушку свою одела в привычную форму, макияж Ксюнечка мне сделала привычно быстренько и со вкусом, а на голове оставила творческий беспорядок, закрученный в причудливый выверт заколотый карандашом. Такую манеру она переняла у Алекса, после того как прическу он приводил мне в порядок. Хоть это был и единственный раз, но знаковый. Кстати, похоже, я уже скучаю без него. Даже как то скучновато, не с кем поругаться, никто не подкалывает, даже замечания не получаю - прямо таки прилежная ученица. Я в шоке! Алекс вернись на родину, я же плесенью порасту без тебя!
С такими мыслишками я помчалась сквозь двор к учебному корпусу, я на второй звуковой добежала к кабинету. На парте меня ждал кофе, без сахара, в бумажном стакане с крышкой, и явно горячий. Я оглянулась по сторонам - в аудитории только я и еще парочка одногрупников, которые как минимум не знают мои пристрастия. Ксюня хоть и обещала побаловать горяченьким, но она зашла к господину Шварцу, за журналом, Вик - сомнительно, с чего бы это?
- Чего хмуришься? – Лёгок, на помине.
- Да так, вычисляю с какой добавкой презент?
- В смысле? - Опешил Витёк.
- Да вот, рассуждаю - сегодня вместо сахара в моей чашке просьба? Сюрприз? Или, все-таки, яд?
- Странные приправы ты перечисляешь...
- От чего же, если кофе от друга, то явно, что то хочет попросить, поэтому это взятка. Если кофе от неожиданного гостя - то сюрприз. Если же от недруга - то яд, видать чем то насолила.
- А, ну тогда сегодня просьба! - Уверенно закивал мой друг.
- Любопытненько, значит от тебя, и какая же?
- Хочу Ксюню на свидание пригласить, ну точнее погулять там, в кафешку сводить или кино, ну а мы всегда втроем, и не могла бы ты как то так, чтобы она и я...
- Стоп! - я уже запуталась, демагог блин - Для начала ты хочешь с Ксюшкой пойти на настоящее свидание?
- Да.
- В эти выходные, когда у нас «выгул»?
- Да.
- А так как в нашей группе нас трое, то я как бы лишняя?
- Ну, да…
- А ты понимаешь что "выгул" это тебе не «хухры мухры», и кроме меня там еще и куратор.
- Ах да, я и забыл.
- Балда ты, забыл он! Единственный шанс тебе побыть с ней наедине это на территории школы, и то в вечернее время только во время дежурства мадам Роуз.  - Вик приуныл, нос повесил.
- Ладно, помогу, коль ты даже на кофе разорился ради такого. Подумаю где и как, и вообще заранее будь готов. - Он просиял от такой новости. Чмокнул меня в щеку и пересел к себе. А тут и объект его воздыханий нарисовался. По-видимому, невинный поцелуй она тоже увидеть успела.
- А за что это он тебя? - Она смущалась, задавая этот вопрос, но сразу видно - ревнует! Это хороший знак.
- Да так, авансом.
- В смысле?
- Подрастешь - узнаешь! - Я хихикнула, и стала доставать тетради. А Ксюнька видимо сильно загрузились по этому поводу. Ну, не будем ломать удовольствие малышке, пусть попариться в собственном соку, так глядишь, чего полезного надумает!
Сегодня я пообещала себе, что отдамся учебе без остатка, буду даже лекции писать, учителей слушать и... и ничего из этого не вышло. Все вспоминала свой сегодняшний сон. Что же у нее в руке было? Что-то явно маленькое, иначе в руку не поместилось бы. Медальон? Нет, у них обычно цепочка есть, а там не было. Вроде бы даже блестящее, или же нет? Вот, что делать? 
Мучилась я этими вопросами очень долго, пока не вымоталась и не задремала. И снится мне, опять Алекс. И, по-видимому, отчитывает меня. А за что? Я, конечно, его не слышу, но все равно неприятно! И тут он разворачивается и уходит, а до меня доходит, что это сон мой повторяется. И если я за ним побегу, то приду к часовне, а там я смогу узнать что же в руке у девушки... И, недолго думая бегу, и все, как и прежде выводит меня к заветному месту, и девушка ко мне поворачивается, и ручку протягивает. Боже, как же меня мучает, это чувство паники! Так и хочется сбежать, но я, стиснув зубы, стою.  Протягиваю руки к ней и ловлю часы, которые пару столетий назад носили на цепочке. На крышке вырезана фигурка размашистого дерева. Открываю крышку, а часы показывают 6:25. Я, было, хотела задать этой таинственной особе парочку вопросов, но когда я подняла глаза ее и след простыл. Я судорожно оглянулась по сторонам в поисках хоть кого-нибудь, но видела лишь густой туман. Я вновь посмотрела на часы, и вдруг ощутила чью-то руку на плече, и как вы думаете можно ли оставаться спокойной в такой ситуации? Я проснулась! На плече лежала рука Ксюньки.
- Оль, пошли - обед уже закончился, у нас еще две пары.
- Да, да, уже иду! - Я хотела поправить прическу, как услышала звон падающего металла. Мы с Ксюшкой на пару посмотрели в сторону раздающегося звука и увидели те самые часы, которые я получила во сне.
- Что это? - Спросила моя подруга, поднимая предмет с пола, так как он был к ней ближе.
- Часы...
- Я вижу, а чьи они? Твои?
- Ну как бы... По-видимому, мои... - я просто не знала, что ей ответить. - Ты мне, наверное, не поверишь, но я их получила во сне...
- От кого?
- Хотелось бы и мне об этом знать.



Кайри Стоун

Отредактировано: 10.07.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться




Books language: