Пожиратели темных душ "Начало"

Размер шрифта: - +

ГЛАВА 3 Новая сила - новые заботы

После всего что случилось, я немного в замешательстве – обзавелась своеобразным раздвоением личности вместе с новыми силами. Как объяснила мне госпожа Ферония – это как-то связанно с тем, что во мне просыпаются силы друида. А они по своей сути – светлые, сила пожирателя – темная, как позитивный и негативный заряд. Хоть они и притягиваются, но в результате возникает неожиданный эффект – появляется мое альтер эго по имени Лилит. Хотя это только теория. И, что это за имя такое? Она что - получше ничего придумать не смогла?
Хотя если честно признаться, то меня сильно пугает наличие этой сущности в моем теле. Я всем рассказываю, что ничего не помню о том, что произошло в пещере, но на самом деле – это слишком хорошо запечатлелось у меня в памяти! И тот факт, что я в этот момент была просто сторонним наблюдателем в собственном теле. Она захватила всю власть, и эта власть меня вгоняет в депрессию. Я благодарна Алексу, за то, что он вернул меня. Но никогда ему этого не скажу!
Первым делом нужно узнать какова моя новая сила, в чем ее суть и как ею управлять. А то Ферония говорит, что во мне сильный друидский дар, и что его активация в момент поглощения скверны Мёльнера и дала толчок для Лилит. Но я пока его не ощущаю. Начну с азов – подтяну теоретическую базу, полистаю литературу в библиотеке.
- Кого я вижу! - О, знакомый возглас, драгоценного садиста - Не уж-то решила наверстать прорехи в образовании, и заняться самоподготовкой?
Вот как всегда язвит.
- Нет, я просто хочу познакомиться с культурой других народностей.
- О как! Загнула! А с чего такой интерес? К какой культуре пылаешь страстью?
- К друидам... - я немного замялась, все-таки не хочеться вспоминать недавние события…
- Тебе помочь?
Вот тут я опешила! Чего? Помочь? Мне? Ты? С чего бы это? - Вот такие вопросы помчались молнией на моем лице. Знаю, мне их даже озвучивать не нужно он меня как открытую книгу читает.
- Да, да! Я хочу тебе помочь и упростить поиски. Кстати я был знаком с одним из друидов, и могу немного рассказать. Хочешь?
- А.... Да! - Я просияла. Муторные поиски обещают сократиться до минимума.
- Пошли, в кабинете нам никто не помешает.
- Но я хотела порыться в библиотеке.
- Не стоит. Те общие факты, которые ты там сможешь найти, я и сам тебе озвучу. Я все-таки в этой сокровищнице знаний не один год провел.
И мы плавненько переместились в наше «логово». Оно по-прежнему было нашим убежищем. Почему то все ученики считали, что это место с ограниченным доступом, или вообще закрыто. Еще полгода назад я тоже так думала, зато теперь - подоконник обустроен как моя норка, и я туда никого не пускаю.
Алекс заварил нам чаю, я, как обычно, зарылась в плед. Получила свою «порцию счастья» и пристально уставилась на своего горе-куратора. Вот любит он растягивать паузы, знает же, что я от любопытства умираю - гадёныш!
- С чего начать? - Он присел в кресло напротив меня, и не спеша попивал горячий напиток.
- С начала…
- Ха! Смешно. Но ладно: друиды это люди, сила которых состоит в возможности управлять силами природы. Лет так двадцать назад посчастливилось мне общаться с одним старичком. Забавный он был, все шептался с цветами, ухаживал за деревьями в саду, всегда с ними здоровался и каждому давал имена. По началу, я думал, что на старости лет от одиночества он так сказать начал сходить сума, но, познакомившись поближе, я узнал, что он слышит растения, общается с ними, и естественно каждого знает по имени. Оказалось, что он последний из друидов, чьи знания и сила в природе. Он говорил, что осознанно решил не заводить потомство, так как время старых богов приходит к концу, и скоро на этой земле не будет места, таким как он. Новое поколение, новые возможности. Я не пытался его переубедить или что-то в этом роде, просто слушал, просто помогал.
- А он рассказывал, как научился всему этому.
- Не совсем. Он говорил о том, что единственная сила в этом мире, которая никогда не исчезнет - это природа, все то, что нас окружает. Что она и есть источник знаний друидов. Растения, такие как деревья, живут очень долго. Много видят, много слышат, многое помнят. И если ты умеешь с ними общаться, то они откроют тебе свои секреты.
- То есть если я, к примеру, спрошу тот дуб в саду, который выглядит явно столетним, то он, скорее всего, сможет мне ответить?
- А ты умеешь общаться с растениями? 
- Вот давай ты не будешь сейчас делать такое удивленное лицо. Я вам тогда с Ангелиной все рассказала. И ты в курсе о моих приобретениях! - Фыркнула я и отвернулась к окну. 
- Ну да, в курсе. И все-таки, хотелось бы услышать еще раз о том, что произошло.
Я все так же смотрела в окно. Не хочу видеть жалость или переживание на его лице.
- Ничего особенного, просто узнала, что у пожирателей нынешнего поколения могут быть и силы других богов, не только темных.
- Я так понимаю те силы, которые в тебе проснулись, имеют друидскую природу? Иначе откуда такой интерес именно к этой народности?
- Да, так мне поведала хранительница. Она была такой же, только ее было кому учить и готовить, а моя сила хаотична и непредсказуема. А самое печальное, что я могу навредить не только себе, но и окружающим. - Я горько ухмыльнулась, что бы не расплакаться, и в этот момент сильные руки обняли меня очень крепко. А над левым ухом теплое дыхание щекотало висок.
- Я постараюсь тебе помочь. Я сделаю все, что будет в моих силах. 
Скупая слезинка скатилась по моей щеке. На губах все еще была горькая усмешка, но слезы уже льются градом. Как же давно я мечтала услышать эти слова хоть разочек! Чтобы почувствовать, что в этом мире есть хоть один единственный человек, который будет на моей стороне. Я разрыдалась как дитё малое! А он меня молча обнимал. 
Я всегда была одна. Дома мама меня избегала, как она говорила - я ее пугала. Отец бил, брат жил своей жизнью, делая вид, что я не существую. Окружающие - просто бесились рядом со мной. Когда же я решила бороться за свое существование - меня стали боятся, избегать, иногда боготворить. И всегда в окружении толпы я была одна. И сейчас, здесь, в этой школе я больше всего боялась - остается одна, после того как нашла укромное место. 
- Ты знаешь, - Алекс первым нарушил наше печальное молчание - я знаю, с чего нам стоит начать.
- Нам?
- Ну да, я же сказал, что не оставлю тебя в трудную минуту. Еще тогда, когда мы встретились впервые, и когда ты была маленьким злым и одиноким волчонком - я сказал, что всегда буду тебе помогать. И сейчас не исключение - ты моя подопечная (в этот момент у меня в сердце что-то кольнуло) и я должен пройти все круги ада, если так будет нужно.
Я отстранилась от его груди, которую замочила своими слезами, посмотрела на его серьезное лицо и немного грустный взгляд, и ощутила, что сердце болит. Что это за странное чувство? Разочарование? Но откуда оно? Ведь сейчас я получила то обещание, о котором уже давно и мечтать забыла.
Я вытерла лицо рукавом, спрыгнула со своего насеста, и быстрым шагом пошла к выходу. Алекс стоял ошарашенный, не понимая, что происходит, хотя нет, понимает. Он всегда меня понимает лучше, чем я сама себя.
- Спасибо! - У выхода я все же остановилась, но оборачиваться не стала. - Я благодарна тебе за понимание и поддержку. Мне нужно привести себя в порядок, а то мало ли, ребята могут прийти, а я вся в соплях... - и вылетела как пробка шампанского в сторону уборной. Мне было горько. «Подопечная» - какое интересное слово. Но из его уст оно звучало как ругательство. А на что я рассчитывала? На признание? С чего бы это?
В туалете я долго мочила голову под краном. Нужно было её остудить в прямом и переносном смыслах. Возвращаться в кабинет не хотелось. Видеть его не хотелось. И я пошла во двор. После того как мы нашли артефакты, и я узнала почему так реагировала на это место, я перестала его боятся. Наоборот - здесь мне комфортно и спокойно. Сама того не понимая я опять оказалась около часовни. 
- Дитя, почему твоя душа рыдает? - Голос, как шепот листвы раздался со стороны статуи.
- О, Ферония, это вы... - я присела на ступени часовни, и обняла колени. - Просто не могу понять саму себя.
- Что же произошло? - Теплый ветерок растрепал мне волосы, а я ощутила прикосновение ее руки к ним.
- Просто... Нет, думаю, я слишком многого ожидала от него. Но я всегда останусь просто «ребенком».
- О, дитя, ты влюблена? Это так прекрасно!
Я встрепенулась от ее слов! 
- Чего? Я? Влюбилась? В кого?
- В того кто так сильно тебя разочаровал.
- В Алекса? Нет! Нет! Нет! Разве я могу влюбиться в этого садиста? Он же вечно меня дразнит и подкалывает! И раздражает! и... и...
- Помогает в трудную минуту...
- Ну да!
- Никогда не обманывает…
- Ну да!
- Поддерживает и утешает…
- Да… - я совсем поникла.
- А еще балует, холит, и заботится…
И тут я покраснела. Она была права. Вот же вездесущая зараза! 
- Думаю, ты ему тоже не безразлична.
- Откуда такие выводы?
- Понимание человеческих душ приходит со временем, с опытом, не всегда приятным. Я тоже когда-то была молода и наивна. Любила и была любима. Но в силу своего дара долголетия я пережила его, и поклялась себе, что более - никогда не допущу подобную ошибку. Поэтому всегда держалась вдали от тех, кто был хоть чуточку со мною мил. А однажды, один из молодых господ все же решил, что любит меня, по крайней мере, ему так хотелось думать. Он был юн, избалован, и эксцентричен. Он дарил мне подарки, звал на прогулки. И всегда очень злился, когда я ему отказывала. На тот момент мне уже было двести сорок восемь лет. Я многое повидала, многих пережила, я не хотела страдать, когда кого-то вновь потеряю. Поэтому целиком и полностью посвятила себя своему долгу. А это создание не хотело мириться с отказом, ведь прежде он получал все по первому требованию. И обозлившись, он запер меня в подвале. Ему не знакомы были чувства ответственности и человеколюбия. Вначале он приходил раз в день, задавая один и тот же вопрос - буду ли я с ним? Я отказывала. Потом он стал приходить раз в неделю, а потом уехал в столицу, на празднование возвращения короля с очередной победой. Никто не знал, что я заперта, никто не приходил. Моя сущность пожирателя не дала мне умереть, но и жить, как обычный человек я уже не могла. Я покинула свое бренное тело и перешла на астральную плоскость. Я не могла предать свой долг. Когда же он вернулся и нашел мое тело иссушенное голодом, практически бездыханное, он долго кричал и ругался, продолжая обвинять меня в том, что это я сама виновата, что не согласилась быть с ним. Он подумал, что я умерла, и тайно похоронил во дворе, в этом месте. А потом соорудил эту часовню, со статуей девы хранительницы. Меня никто не искал, ведь не было тех, кто бы мной дорожил. А я и не грустила. Теперь будучи в таком виде я могу оберегать это место и его жителей от всех бед. Я все вижу, и все слышу, и людские души уже давно распознаю с первого взгляда. И твоего милого вижу насквозь.
Я слушала как зачарованная, и уже знала, что ее фактически заживо похоронили, но чтобы вот такая ужасная смерть - я бы этого вельможу укоротила бы на голову! Так я думала, пока она не обмолвилась об Алексе. Меня снова обуяли странные чувства. 
- Вот ты где, я тебя обыскался! - Я подскочила как ошпаренная, из кустов вывалился Алекс, отряхивая одежду. - Блин! Чего тебя понесло в эту чащу? О! - Он увидел часовню, немного постоял, рассматривая ее, потом подошел ко мне, и, потянув за руку, усадил на ступени рядом с собой.
- Я хотел тебе рассказать о том с чего можно начать твое обучение новым силам, ведь издавна есть легенды о том, что неподалеку растет лес, его называли раньше «друидским», потому что там они проводили свои ритуалы, многие из них жили там, или ходили туда в паломничество. И по сей день, места эти считаются дикими и не безопасными. Дедушка, о котором я тебе рассказывал, говорил, что большую часть своей жизни он там и прожил, вдали от цивилизации в уединении с силами природы. Вот я и подумал, что если мы туда съездим, может что-то и найдем полезное.
«А он дело говорит» - раздался шелестящий голос у меня над ухом. Я чуть не подпрыгнула от неожиданности. Да что же за день сегодня? Я тихонько выругалась на эту вездесущую мадам. А Алекс как то тревожно на меня взглянул.
- Наверное, это хорошая идея. - Робко проблеяла я, почти себе под нос. - Но как же учеба?
- Так через две недели у вас практика и каникулы намечаются, разве вам еще не сообщали?
- Да как то не слышала я. 
«Чаще на занятия нужно ходить!» - прокомментировала хранительница.
- Чаще на занятиях нужно появляться! - Строго высказался Алекс, почти одновременно с вездесущей дамочкой.
- Сговорились?
- В смысле? - Удивился мой куратор.
- Да так, не бери в голову.
- Слушай, а это что за место такое? У меня прямо мурашки по коже бегут, стоит на статую эту глянуть. Самое смешное, что сколько здесь живу, никогда сюда не заходил.
«О, не зря мой первозданный камень его избрал в хозяева».
Мысль о том, чтобы спросит про этот камень и связь с Алексом я отложила на потом. Все-таки, если я начну разговаривать с воздухом, меня не правильно поймут.
- Это место захоронения хранительницы, госпожи Феронии. Ну и статуйка тоже ей посвящена.
- А почему безликая?
- Так хранитель и должен быть безликим, тенью своего хозяина. Да и не помнил никто ее лица, если не ошибаюсь.
- Любопытно! А…
- Хватит! - Прервала я поток утомительных вопросов. - Уже смеркается, думаю пора мне в общагу. 
«А то, как то мне с тобой неуютно наедине» - подумалось мне, но озвучивать это я не стала.
«Заходи ко мне завтра, расскажу полезную информацию!» - прошелестела хранительница.
- Хорошо... - обескураженно ответил мой собеседник - завтра...
- Будет завтра! Вот тогда и  поговорим, все равно не к спеху. 
Я развернулась, и быстрее, умчалась в комнату.  
Ксюня сидела за очередной книгой, лишь вскользь отметила, что я пришла, махнула мне, и продолжила изучать записи. Я же умостилась на кровать, покрутилась немного, и уснула. 
Две недели пролетели очень быстро. Как и сказал Алекс, наступили каникулы и распределение на практику. Спросите, что такое практика? Как оказалось - это нас отправляют к внештатным кураторам для практики контроля наших сил. Заодно мы знакомимся с различными видами деятельности, в которых в итоге можем себя реализовать. Так сказать пробуем себя в работе. Многие ждут этой практики с нетерпением - это возможность сбежать из четырех стен, в которых мы проводим большую часть года. Нас, конечно, никто не силует торчать здесь, но все понимают, что так безопаснее. А тут вылазка в большой мир. Мне же немного не повезло.
Я усердно старалась избегать Алекса. Не то, чтобы у меня были к нему претензии… Просто, было не комфортно с ним рядом. Или не так - я слишком нервничала в его присутствии, после того разговора в кабинете. А тут, он меня выловил и сообщил, что договорился, чтобы меня на время практики и каникул отдали под его ответственность. А так как Ангелина в курсе, что со мной, и куда мы едем - да еще и под его ответственность, то я - вляпалась! По самые уши, ногами в маргарин! Все это время я буду с ним. Спасите, кто ни будь!
Ксюня и Вик получили свои распределения и уже собирали вещи, а я растягивала этот момент. С одной стороны и как-то радостно, и как-то не по себе. Вот честное слово, не передам я, что же творится у меня на душе. Причем, госпожа Ферония взяла привычку надомной подшучивать. Как вам это нравится? 
В общем, я к ней периодически захожу поболтать, ну развлечь ее. Она более пятисот лет ни с кем не общалась, все же жили здесь обычные люди. А тут я нарисовалась, мало того что слышу ее так еще и иногда видеть начала, ну правда только после очередного выгула, видать когда подпитку хорошую получаю. Так вот, она все пыталась мне доказать, что я этому садисту тоже небезразлична, делилась опытом, как к нему подкатить, и все в этом духе. В общем, она мне меня и напомнила. Я вот точно так же над Ксюней и Витьком прикалываюсь. Развлекаюсь за чужой счет. 
Однажды она мне рассказала, что после того как сила природы впервые проявляет себя, нужно пройти инициацию – так сказать получить доступ к информации, которая в крови отпечатана. Генетики эту информацию кодом ДНК называют, ну а у друидов – память предков. Ритуал этот обычно проходил как раз в друидском лесу при участии старейшин. Но так как из этого племени никого более не осталось, то нужно было поискать подходы к дереву жизни, его ещё называют мать Игдрасиль. Многие «дети природы» приходили к ней не только за знаниями или, к примеру, за пророчествами, старики приходили к ее корням умирать. Она никому не отказывала.
Я так поняла мне в этом лесу нужно найти какой-то засохший сучек, поговорить с ним, и если что он меня научит. Это если вкратце. Вот только все это время я буду с Алексом, по ходу дела наедине, с этим садистом. Мать моя родная, роди меня обратно!
Утречком раненько стук в дверь. Ксюня, накануне вечером, уехала на свое распределение, и поэтому ночевала я впервые за год в комнате одна, скажу я вам - жутковато. А точнее одиноко, скучно и не привычно. Я открыла – стоит, значит, мой садист ненаглядный налегке, лыбится.
- Доброе утречко, Заноза!
- И тебе того же... по тому же месту...
- Чего хмурая такая? А ли не рада, что со старичком на прогулочку отправишься, свежим воздухом подышать? - Он скорчил стариковский голосок.
- Мне бы так в старости выглядеть.
- Так если все уладим, будешь еще краше! 
- Язва...
- Я тебя тоже люблю! - Я замерла. Что он ляпнул? Хотя слышу, хихикает, зараза! Я косо ухмыльнулась, схватила рюкзак с минимумом нужных вещей и вышла. Он следовал за мной.
- Ты мне, что взаимностью не ответишь? Я же от чистого сердца! 
- Не дождешься! И вообще, давай по делу какой у нас маршрут?
- Фу, какая ты грубая! Ладно, по делу так по делу - сейчас на вокзал, там - на электричке пару часов, заедем к одному господину хорошему – запасемся у него провизией и в лес. А когда до леса доберемся, будем ориентироваться на месте – что, как и куда. А точнее курировать будешь ты.
- Замечательно!
Я села в машину, на заднее сидение. Бернхард отвез нас на вокзал, и дождался отправления состава. Я же все время молчала. В такой же молчаливой обстановке прошла и вся наша дальнейшая поездка. 
Мы приехали в небольшой городок, настолько уединенный и тихий, что он на меня тоску нагонял. По первой такие же чувства во мне вызывала и школа. Я же дитя цивилизации и шумных городов, где жизнь кипит и постоянно меняется. 
У входа нас встречал мужчина средних лет, крепко сложенный с очень добрыми глазами. Они с Алексом обнялись, обменялись дружескими подколками и направились внутрь. А про меня, по-видимому, забыли. Ну и ладно, я девочка самостоятельная, меня за руку вести не нужно. Свои стройные ножки я направила вслед за ними не заморачиваясь этикетом. Не стоять же мне у порога, дожидаясь особого приглашения? Я не гордая, сама справлюсь! В прихожей их уже не было, вот шустрые заразы. Я посмотрела, что обуви у входа нет, значит разуваться не обязательно. Кинула рюкзак в угол и попыталась пройти вглубь дома, но не успела я заглянуть за первую дверь, как сбоку услышала знакомые угрожающие нотки:
- Заноза, не стоит нагло шляться по чужому дому! 
- Ха! И это мне говорит человек, который не соизволил даже с хозяином меня познакомить. - Фыркнула я в ответ.
- Прости малыш! Давно друга не видели, на радостях забыл про тебя драгоценную. - Он потянул меня за рукав в дверной проем из которого только что вышел.
- То-то же! А то сразу на меня наезжаешь.
Мы вошли в кухню, маленькую, уютную провинциальную кухню. В воздухе витал аромат свежего кофе и каких-то сладостей. Мой куратор усадил меня за стол практически насильно, а сам сел рядышком.
- Хенри, познакомься - это моя воспитанница Хельга. Я тебе о ней рассказывал.
- Очень приятно! Наслышан - госпожа Хельга, та самая проблемная девушка, о которой ты так усиленно беспокоишься?
- Можно просто Оля, - перебила я их душевные тирады – и, что же такого этот садист обо мне вам рассказывал? - Мой пылающий негодованием взгляд прожигали дырку в Алексе, пока я ждала ответа.
Хенри подал нам ароматный кофе, с тонкими нотками корицы и шоколада, и уселся напротив.
- Не стоит вам так переживать Оленька, он всего лишь изредка делится со мной своими переживаниями об учениках школы, и так получилось, что последний год ваше имя он упоминает чаще, чем чье либо другое.
- Вот я и беспокоюсь, о том, что же он мог обо мне наговорить.
- Право слово, вам не стоит так переживать. – Он, по-доброму, расхохотался, похлопал Алекса по плечу, и предложил нам печенье.
Мы просидели на кухне около часа, мирно болтали, смеялись и дурачились. Я даже не заметила, как мое отношение к этому не молодому мужчине стало на столько дружеским, что я перешла на ты. 
Хенри разделил нас по двум соседним комнатам на втором этаже, показал где ванная, выдал мыльно-брильные принадлежности и разрешил понежиться в горячей водичке сколько душе угодно. Даму пропустили вперед, и я, не теряя времени, решила все же придаться искушению. 
Когда же я вышла, уже стемнело. Мои сопровождающие общались в гостиной, у камина. Я сначала высунулась в узкую щель приоткрытой двери, унюхала глинтвейн, вдохновилась и уже после настойчивого приглашения от хозяина протиснула всю тушку. Алекс уступил мне место в уютном кресле перед камином, и осведомил, что должен удалиться ненадолго. Ответа или комментария дожидаться он не стал, развернулся и исчез. Хенри протянул мне красивую стеклянную чашку с ароматным горячим напитком, которому я жутко обрадовалась:
- Ну как самочувствие после ванной?
- О! Просто божественно. Как будто заново на свет родилась.
- Я рад, что смог тебя порадовать. - Он ласково улыбнулся мне.
- А можно вопрос? - Я состроила невинную любопытную мордашку и широко хлопающими глазами посмотрела на собеседника.
- Можно, если осторожно...
- А как давно вы знакомы с Алексом?
- Хм, наверное, уже около двадцати с лишним лет.
Мое лицо немного вытянулось, это же получается... Но додумать эту мысль я не успела.
- Я, так понимаю по выражению твоего лица, ты хочешь спросить - в курсе ли я кто вы на самом деле?
Я робко кивнула.
- Да я в курсе. Но, можешь не переживать предрассудков у меня нет по этому поводу.
- Любопытно… А как вы познакомились?
- Это случилось, когда мне исполнилось лет девятнадцать. – Он нахмурил брови, задумался - Да, где то в этом возрасте я решил попробовать жить самостоятельно. Мой отец влиятельный человек и привык все контролировать. Дома он был еще тем диктатором. И мою судьбу распланировал, даже не поинтересовавшись «а хочу ли я этого?». Вот я и уличил момент для побега: собрал минимум пожитков, деньги, документы и отправился к буддистским монахам. Аскетический образ жизни, иная культура - меня привлекало все. Я хотел научиться выживать без родительского надзора. 
В храме принимают всех желающих, но при строгих правилах. Я был этому только рад. Мне давали работу и пищу, учили, и позволяли гулять и знакомится с людьми. Там же я и повстречал Алекса. Мы оба были иностранцами, поэтому нас поселили в одну комнату. Общий язык мы нашли быстро. Я рассказал ему - от чего я сбежал, а он о том, что в этом храме учится самоконтролю, ищет свой путь и самого себя. Но прошло немного времени, и в храм явился отряд полиции и меня арестовали. Как я потом узнал - мой отец объявил меня в розыск, а когда узнал, что я здесь - подал прошение о моей экстрадиции. Поэтому, до выяснения обстоятельств, меня заперли в камере. А когда прилетел отец, камера сменилась на закрытый гостиничный номер. 
Не гоже сыну политика вести такой образ жизни! Я же позорю имя отца. Ну и всякие подобные речи я слышал ежедневно. Изо дня в день мы скандалили, в какой-то момент я даже руки опустил от безысходности. Но, накануне отъезда, я нашел возможность и сбежал обратно в храм. А когда собирал вещи, в комнату зашел Алекс, и, увидев его, все то, что накопилось во мне: обида, гнев, отчаяние - выплеснулось таким фонтаном, что я, разрыдавшись как девчонка, выложил все своему новому товарищу. Он, молча, меня слушал, не торопил, не перебивал. Не знаю, в какой момент я, выговорившись, просто вырубился. Утром у меня было чувство опустошённости, не осталось ничего - не радости ни печали. Апатия, я бы так это назвал. Монахи приносили еду, Алекс молча приходил и уходил, я же лежал на своей лавке. На следующий день на рассвете Алекс меня растолкал, заставил собрать вещи, и мы, второпях, сбежали из этого уединенного места. Вначале шли пешком, потом куда-то ехали на автобусе, потом на поезде, и когда через два дня все же осели в одном из больших городов, я таки набрался смелости спросить - куда мы едем? И Алекс мне рассказал - что он ходил к моему отцу, про их разговор. Что единственным верным решением, было помочь мне скрыться, иначе меня бы заперли до конца моей жизни. И, что Алекс все равно путешествует, и может себе позволить сменить маршрут ради меня. Я был безумно счастлив. Всю свою жизнь я считал себя одиноким, хоть и был окружён большим количеством людей. А теперь на моей стороне человек, который поддержит и выслушает, и если нужно поможет. Мы много повидали, многому научились, Алекс рассказывал о тех невероятных местах, где ему доводилось побывать. И если я хотел отправиться туда же, он мне не отказывал - он стал для меня не просто другом, я бы назвал его братом.
- А когда вы узнали что он пожиратель?
- Накануне нашего расставания. Мы путешествовали почти пять лет. К этому времени я понял, что у меня теперь хватит сил бороться с отцом, я знал - чего хочу добиться, и куда мне идти. А время, которое было отведено Алексу уже подходило к концу. 
Однажды вечером он просто сказал мне, что ему пора возвращаться домой, к его новой семье. И я впервые понял, что ничего не знаю о том, кто он и откуда, мы об этом никогда не разговаривали. И я решил спросить: кто же ты? И где тебя искать? И он мне рассказал о своем нелегком детстве, про своего наставника и многое другое. И, конечно же, про то кто он - пожиратель темных душ. Он объяснил как это работает, и мне многое стало ясно: я никогда не испытывал рядом с ним грусти, печали, гнева или прочих негативных эмоций, он просто не давал им во мне размножаться. И единственный случай - когда отец меня похитил, мои эмоции вышли из-под контроля благодаря силе этого человека, и он же очистил меня от них. Ведь скверна отравляет человеческий разум. 
Но наибольшим шоком для меня было узнать возраст Алекса - он явно не выглядел на девяносто, я всегда думал, что он немногим меня старше. Хотя в этот момент я понял - откуда в нем столько спокойствия и рассудительности.
После этого я вернулся домой, поговорил с отцом, выложил ему свою жизненную позицию, и наконец-то начал жить так как я того хотел. Много пота и слез было пролито на этом пути.
- А Алекс? Вы с ним продолжили общаться?
- Он вернулся в школу, как и говорил. Начал карьеру учителя, если эту работу можно назвать карьерой. Хотя для него это, наверное, призвание - то чем он и должен заниматься. Но это моя сугубо субъективная мысль. По началу, он регулярно убегал, и нередко ко мне, и жаловался на проказников, но так искренне радовался их успехам. Но, спокойствие и уравновешенность все же не покидали его. А пятнадцать лет назад я впервые увидел его иную сторону - та, которая умеет переживать, и показывать истинные эмоции.
- Что-то случилось?
- Не знаю всех подробностей, но он усиленно кого-то искал. Если не ошибаюсь, он так его и не нашел. Хоть и поднял на уши всех кого знал, а это большое количество людей и пожирателей, и все же не справился. Он впал в депрессию, и даже бросил работу на какое-то время. 
- Я никогда об этом не слышала.
- И не услышишь. Эту его сторону он больше никогда не показывал. Он вернулся год спустя, как будто ничего и не случилось, и всем запретил упоминать о случившемся, хотя мне кажется он себя винил в чем-то.
- Любопытно... - я засмотрелась на огонь примеряя такую трагичную участь Алексу, и как-то не получалось у меня это. В голове даже мысль проскочила - нужно его расспросить.
- Не стоит! – Хенри положил свою теплую жилистую руку мне на плече.
- Вы о чем?
- Спрашивать его об этом.
- Почему?
- Для Алекса эти воспоминания - болезненная рана, которую не стоит тревожить.
Дверь пронзительно скрипнула, как это бывает в старых домах. Мы дружно обернулись и увидели мужской силуэт в дверном проеме.
- О чем секретничаете? - Голос Алекса был как всегда бодрым и слегка язвительным.
- О тебе! - Откровенно ответил Хенри, и дружелюбно подмигнул мне.
- Даже так?! И какую косточку моего тела вы облобызали? - Он уселся на коврик около камина и налил глинтвейн из кувшина в свой бокал.
- Первую верхнюю левую и нижние правые две... Ты не против? - В моих глазах играли бесята. Так люблю его дразнить.
- Хм, и как? 
- Вкусненько! - Мы дружно расхохоталась, от всей души. 
Еще час мы, по-домашнему, болтали сидя около камина, пили глинтвейн, укутавшись в пледы. Но нужно было отправляться в постель. Рано утром начнется мой путь к познанию.
- Заноза! Вставай! – Этот, бестактный мужлан, так громко тарабанил в мою дверь, что я от неожиданности свалилась с кровати. - Ты там не ушиблась? - И звонкий смех. - Одевайся и приходи на кухню завтракать.
Вот зараза! Я еще немного полежала на прохладном полу, посмотрела в потолок, выдохнула и пошла собираться. 
До леса добирались пешком. Издали он казался чем-то увлекательным и загадочным. Но когда мы подошли вплотную, я почему-то ощутила разочарование. Безжизненное нечто встретило нас мрачной растительностью. Для сравнения – сад во дворе нашей школы всегда казался мне чем-то одушевленным, а это место либо беспробудно спало, либо давным-давно умерло.
Провели мы в друидском лесу четыре дня. Большую часть времени ходили и исследовали его. Искали, какие либо подсказки, указатели, ну или хоть что-то, что бы натолкнуло нас, на путь истинны. Но все, что мы смогли отыскать – это пару капищ, заброшенные лачуги и поляну с большими камнями, черепки посуды, труха и скудные напоминания о том, что когда-то эти места были хоть чуть-чуть обитаемыми. 
Я каждый день тратила по два три часа на медитации, чтобы ощутить присутствие древа жизни – и безрезультатно! Единственное что здесь было – это холод, который я ощущала всеми фибрами тела, души, чакрами, ну или чем там обычно это чувствуют.
 - Ну что? Как сегодня?
- Безуспешно. Как и раньше. - Я кололась как кактус, потому что чувствовала, что просто трачу своё время и силы, впустую. - Такое ощущение, что эта коряга меня тупо игнорирует.
- Не думаю, возможно, что-то мешает тебе?
- Ты это серьезно? - Я зло глянула на Алекса.
- Оу! По тише! Я просто пытаюсь разрядить обстановку. Я прекрасно понимаю всю патовость ситуации, и просто хочу помочь.
- Прости! Я так устала от ощущения своей несостоятельности, что уже готова опустить руки. - Я сидела около костра и грелась. Ночи здесь оказались очень даже холодными.
- Ничего, постарайся не думать об этом. Я верю в то, что ты на многое способна, и это испытание ты выдержишь. Ты же еще та Заноза, так давай оправдывай возложенное на тебя доверие. - Он улыбнулся мне как обычно, а я чуть не разрыдалась.
- Пойду, умоюсь! - Я подскочила как ошпаренная, не дожидаясь ответа, и умчалась в сторону ручья, чтобы он не увидел моих слез. Они подступили так неожиданно, что я просто не смогла себя сдержать. 
Когда я подошла к источнику, а точнее полноводному ручейку и попыталась наклониться, чтобы умыть лицо, то спотыкнулась о корень дерева, и звездочкой нырнула в холодную водичку. Я опёрлась на руки, встала на колени. Все тело содрогалось мелкой дрожью от холода. Ну что за гадство? Умылась, называется!
- Эй, Заноза, что с тобой случилось? - Алекс подбежал и накинул мне на плечи полотенце.
- Да так, ре-решила ис-купаться. - Зубы стучали как клавиши печатной машинки.
- Тебя нужно срочно переодеть.
Он выдал комплект моей сменной одежды и отправил за ближайшие кусты. Одежда постоянно падала, руки сводило судорогой, а в глазах стоял туман.
- Ты там как? Справилась?
- Да... - я вышла, пошатываясь, ноги путались, и я чуть не упала, но большие теплые руки меня удержали от болезненного падения.
- Ты чего? - Его рука легла на мой лоб - Да ты горишь.
Я протянула ему свой амулет:
- Цепочка порвалась… - а глаза мои слипаются. 
Я не заметила, как потеряла сознание. Когда я очнулась впервые, мое тело, по-прежнему, содрогалось, мысли путались.
- Ты очнулась? - Голос звучал как-то слишком тревожно.
- Угу.
- У тебя сильный жар! Вот выпей – он дал таблетку и стакан воды – а теперь закрывай глаза и спи.
- Но...
- Заноза, прошу тебя, давай без пререканий! Я сейчас схожу за водой для компрессов и вернусь.
В этот момент меня охватило чувство тревоги, и страх... Я схватила его за рукав:
- Не оставляй меня... - он ухмыльнулся, и погладил меня по голове.
- Хорошо, не уйду.
После этих слов на меня навалилась страшная усталость. Глаза опять закрылись. Я провалилась в кромешную тьму. Вначале было тихо, такая звенящая тишина. Но потом послышался шепот, невнятный, потом все громче и громче, и уже было слышно множество голосов, которые обращались ко мне:
- Здравствуй!
- Приветствуем тебя!
- Хельга пришла!
- Здравствуй!
- Дитя пришло!
Я почувствовала чью-то руку на плече, обернулась - тьмы не было, был лес. Такой яркий, дружелюбный, голоса шли от деревьев. В теле была легкость.
- Лети!
- Она ждет тебя…
- Иди…
- Лети ввысь…



Кайри Стоун

Отредактировано: 10.07.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться




Books language: