Пожиратели темных душ "Начало"

Размер шрифта: - +

ГЛАВА 3 (2)

И я почувствовала, как действительно взмываю вверх, над землёй. Вначале я парила с ветром - куда он дул туда и я летела, я слушала голоса, которые приветствовали меня. Некоторые говорили, чтобы я летела с ветром, кто-то говорил о том, что меня ждет она, что я нужна ей, чтобы спасла ее. Но в какой-то момент я решила, что хочу увидеть этот лес сверху. Я приложила немного усилий, и ветер сменил направление и поднял меня вверх над кронами деревьев. Я зависла на мгновение на одном месте от неожиданности - над лесом было гигантское дерево, которое проросло корнями в облака, а крона его раскинулась почти над всем лесом. Облака под корнями были черными и периодически сверкали молниями. 
- Здравствуй дитя! - Раздался голос более громкий и четкий чем остальные. - Я отец, и мать «детей природы», тех чье время подошло к концу. Ты уже иная, хотя я чувствую свое семя в тебе. Ты пришла ко мне? - Ответа голос не ждал - Приходи к старому капищу, там будет ждать проводник. Он отведет тебя ко мне, там мы сможем обо всём поговорить. Я знаю, что ты ищешь! Но твой амулет блокирует твои способности, поэтому оставь его своему другу. А теперь отдыхай!
И я начала падать, так быстро, что сильно испугалась. Так испугалась, что резко вскочила. Вокруг было темно и тихо. А правой руке очень тепло. Я посмотрела вниз и увидела спящего Алекса, который лежал на голой земле рядом со мной и держал за руку. А я, в отличие от него, была в спальном мешке. Я вспомнила, что накануне упала в ручей и у меня поднялась температура, а он заботился обо мне, и держал за руку. Даже моя мама такого не делала для меня. Комок подошел к горлу, но я сдержала слезы.
- Алекс… - Прошептала я ему на ушко - Алекс! Проснись! Если будешь спать на сырой земле, то простудишься.
- Ну, вообще-то, это ты меня не отпускала - он открыл глаза, но вставать не спешил.
- Не помню такого! - Пробурчала я, и благодарила судьбу за то, что на улице темно, и он не видит, как я краснею.
- Ты как себя чувствуешь? - Его рука легла мне на лоб – По-видимому, жар еще есть.
- Все... Все нормально! Я еще немного посплю, и все будет нормально! - Я вывернулась из-под его руки, и укуталась опять в спальник.
- Ну, да, но для начала поешь - а потом спать. Твоему телу нужны силы. - Он отошел к котелку, насыпал мне каши и протянул тарелку. А сам начал разжигать потухший костер.
- Спасибо! – Невнятно буркнула моя совесть.
- Не за что, ты же моя воспитанница, и я отвечаю за твою сохранность.
В сердце кольнуло знакомое ощущение, и к языку подступил яд.
- Ну, что ты, не стоило напрягаться ради «воспитанницы», я привыкла сама о себе заботиться! - Ну и к чему это я? Вот дура несдержанная!
- Не понял?! Откуда столько сарказма? Я, вообще-то, тут о тебе беспокоился.
- Да как-нибудь бы и сама справилась. Не маленькая уже.
- Стоп! Заноза, ты чего завелась?
- Ничего! И хватит меня так называть!
- Как хочу, так и называю! И прекращай на меня рычать.
- Да кому ты нужен?
- По видимому, тебе я точно не нужен... - а это уже прозвучало как-то грустно - Пойду за водой. А ты поешь и спать. - Он встал, взял емкость для воды и ушел. 
А я, сидя со своей тарелкой, тихо плакала, и думала, что дурость моя неискоренима. Неужели слышать от него это слово «воспитанница», которое возводит между нами стену социальных различий, настолько сложно?
От слез, каша стала соленой, но я ее доела, накрылась спальником с головой и дождалась, когда Алекс вернулся. Я притворилась, что сплю, не хотела с ним разговаривать. Мне было немного стыдно за свое поведение. Я знаю, что он по доброму обо мне заботится. Но обидно, что я остаюсь для него на уровне младшей сестренки, несмышленой и вечно встряющей в неприятности.
Он проверил мою температуру, забрал тарелку и лег в свой спальник. После этого я смогла вновь уснуть, но уже без снов. Утром, впервые мой куратор меня не разбудил. Он просто дал мне возможность проснуться самой.
- Доброе утро! - Себе под нос пробурчала я.
- Угу. - Он что-то готовил, и был явно не в настроении.
- Я схожу к ручью умоюсь.
- Не стоит, возьми воду из бидончика. 
- Боишься, что я опять намокну?
- Боюсь! - Он смотрел мне прямо в глаза - Всегда боюсь, что с тобой, что-то случится! Что пострадаешь! Пропадешь! Или не дай бог погибнешь! - Его лицо было пугающе серьезным.
- Но я не тепличная барышня… – Мой нрав неискореним.
- Я знаю! Знаю, что ты самостоятельная. Знаю, почему ты такая: твоя семья никогда тебя не баловала, не дарила тепла или заботы. Я хочу дать тебе то, чего они не дали. А ты вечно все перекручиваешь.
- Я не перекручиваю!
- И огрызаешься!
- Я не... 
- Огрызаешься, даже когда я тебе рассказываю о том, что не хочу тебя потерять.
- Я... Прости…
- Не стоит! - Он отвернулся - Садись кушать и будем выдвигаться. Если до завтра ничего не изменится - едем домой.
- Я, думаю, что знаю куда идти. - Я села около тлеющего очага, взяла свою тарелку и приступила к трапезе. А он молчал. - Ночью я, кажется, общалась с кем-то. Голос мне сказал, что нужно найти старое капище, там будет проводник. Он сопроводит к месту где… Ну, короче, я так поняла, что там я смогу получить то, что ищу.
- Хорошо - он уже доел, ополоснул тарелку и принялся собирать вещи. 
По видимому я его сильно обидела, и простыми шутками отделаться не смогу. Мы быстро упаковали скудные пожитки и отправились на поиски капища. Одно из таких мы уже видели, и решили с него начать. Нашли его к концу дня. На закате лес выглядел как-то устрашающе, но мы здесь бродили уже не первый день и даже немного привыкли. Всю дорогу Алекс либо молчал, либо угу-кал. И я уже начинала сильно психовать. Ну - поругались, ну – по обижались друг-на-друга, не в первый раз! 
- Смотри, вот это место. - Он хотел пройти вперед, но что-то зашевелились под ногами и он выругался.
- Что там? - Я подбежала поближе и присветила фонариком к нему под ноги, а там шевелились то ли змеи, то ли какие то лианы.
- Оно сковывает ноги, я не могу пошевелиться.
- Я помогу! - Из кармана достала перочинный ножик, наклонилась и попыталась разрезать.
- Не стоит травмировать дерево - рычащий голос раздался со стороны капища. Я вскочила и выставила ножик вперед, прикрывая обездвиженного Алекса.
- Я Ирмут - хранитель и проводник матери Игдрасиль. - Около деревянного тотема стоял белый волк. 
- А я Хельга, пожиратель темных душ и друид от части, пришла за ответами.
- Я ждал вас, Хельга! Прошу следуйте за мной. - Он развернулся и пошел в противоположную сторону.
- Я не могу оставить своего спутника здесь в таком вид.
- Ему нельзя с нами, он должен остаться.
- Хорошо! Но когда мы уйдем – вы его освободите.
- Я против! А вдруг это ловушка? – Алекс схватил меня за плече.
- Не будь параноиком. Я справлюсь. - Я смотрела ему в лицо и всем своим видом демонстрировала самоуверенность и гордость, не хочу, чтобы он волновался. – Голос, который я слышала во сне, просил оставить это у тебя, когда придет время, - Я вложила свой амулет ему в руку.
- Но...
- Все будет хорошо! Я просто схожу, поговорю с этой матерью, и вернусь. Ты даже не успеешь назвать меня Занозой.
- Заноза! – Успел, таки…
- Ладно, ладно - подловил! Но все будет хорошо. Останься здесь и жди, я быстренько. – Я надела лучшую свою улыбку.
Я уже развернулась лицом к капищу и собиралась идти, но он схватил меня за руку, притянул к себе и крепко обнял. 
- Если через сутки ты не вернешься, я вызову артиллерию и сравняю это место с землей…
Его тихий голос горячим дыханием обжигал мне ухо. Я как маленькая радовалась его словам. Масленая улыбка растянулась на моем лице. Знаю, этот человек ради меня точно сравняется с землей этот лес, в этом я не сомневалась. Пускай это только потому, что он за меня в ответе, как за ученицу, но все же...
- Спасибо! Я пойду... - он нерешительно меня отпустил.
Ирмут все еще ждал, я подошла поближе и мы без лишних слов продолжили свой путь. Поначалу мне приходилось пробираться сквозь ветви которые цеплялись и царапали меня, но потом появилась какая никакая тропа а деревья сплетались ветвями у меня над головой в виде арки. Мы шли долго, по крайней мере, мне так показалось пока не вышли к поляне, на которой стояло одинокое дерево. Смахивало оно на клен с красными листьями, только очень старый и огромный. В стволе дерева была выемка, похожая на кресло.
- Что это за место?
- Колыбель оракулов. Здесь девушки с даром друидов спали, и таким образом общались с матерью Игдрасиль.
- Я слышала об этом... Но не думала...
- Чтобы поговорить с матерью и получить ответы на свои вопросы ты должна сесть на трон.
- Это трон?
- Да, каждая пророчица занимала этот почетный трон, дабы служить своему народу и передавать мудрость поколений.
- И если я сяду сюда, то смогу поговорить с Игдрасиль?
- Да!
Я обошла дерево, ощупала каждую руну, которая была выщерблена на стволе, осторожно присела на трон и ничего не произошло.
- Закрой глаза, и произнеси: я Хельга, дитя тьмы и природы, прошу, прими меня в свое лоно - мать Игдрасиль.
Я немного поёрзала попой по деревянному сидению усаживаясь поудобнее, руки положила на корни, которые выглядели как подлокотники, закинула голову и произнесла: «я Хельга, дитя тьмы и природы, прошу, прими меня в свое лоно - мать Игдрасиль». Пару секунд ничего не происходило, но вскоре я услышала шелест и почувствовала как что-то теплое, но твердое крепко оплетает мое тело и обездвиживает его. Глаза открывать я не стала и вскоре провалилась во тьму. Я снова почувствовала знакомое тягучее ощущение, которое слегка приятно холодило в районе живота.
- Обернись, дитя!
Я обернулась, и тьма сменилась пейзажем сказочной природы. Это был все тот же лес, в котором мы бродили несколько дней, но он сверкал. А передо мной стояла очень красивая женщина с длинной косой зеленого цвета в платье из розовых цветов. Ее кожа тоже была слегка зеленоватой и сверкала.
- Меня зовут Игдрасиль! Я ждала тебя, Хельга.
Я нагло пялилась, именно пялилась, на эту невероятную женщину. Тягучее чувство прохлады исходило именно от нее. Но ее внешность меня сейчас интересовала намного больше.
- А, да! Приятно познакомится. - Я немного растерялась, а она глядя на мои дерганья откровенно хихикала.
- Давай прогуляемся и поговорим. - Она взяла меня под руку и настойчиво повела вдоль вековых деревьев, которые тихо-тихо что-то шептали.
- А не вас ли я слышала во сне?
- О, таки узнала? Да это была я.
- Но как?
- Скажу откровенно - с трудом, твой амулет еще та проблема для меня. Моя сила, как ты понимаешь, уже не та, что была раньше, а потому пришлось придумывать хитрость, чтобы снять с тебя эту забавную штучку.
- Знакомая ситуация – пробормотала я - То есть то, что я искупались в ледяной воде, и пролежала ночь с температурой - это ваша заслуга? – Уже более уверенно проговорила я.
- Ну, не ночь, а два дня, и да - моя, прости!
И тут меня переклинило - я была в отключке два дня?! И Алекс все это время сидел рядом со мной?! И переживал, а я ему... Блииин!
- Не стоит беспокоиться о своём друге, он уже давно тебя простил.
- Как вы…?
- Дитя, я все-таки богиня... По крайней мере, мои дети так меня и называли, и мне по статусу полагается, что то такое уметь.
- Ну да, наверное... Меня вот что волнует - вы можете мне помочь?
- Помочь найти баланс твоих сил? Думаю мне это не под силу. Я могу провести для тебя инициацию и открыть путь к знаниям предков не более. И, как ты понимаешь, только друидских. Но для того, чтобы контролировать твою вторую сущность – этого будет мало.
- Ну что ж, научится пользоваться светлой силой это для меня уже начало. Когда мы можем начать?
- Дитя, ты так активна, что боюсь, я за тобой не успеваю. Хоть и выгляжу я молодо, но мне чуть меньше лет, чем темным богам, которые подарили тебе свою силу.
- А, ну я, как бы, так и подумала…
- Сейчас, дитя, тебе стоит отдохнуть, погулять, познакомится с местными обитателями, а я скоро вернусь.
- А можно еще один вопросик?
- Слушаю тебя…
- А где мы? Тот лес в котором мы были с Алексом, казался безжизненные и покинутым. А это место так и дышит жизнью, сверкает, что ли.
- Ты права: лес друидов себя изжил. Каждое дерево было посажено моими детьми, тем самым создавая связь между мной и ими. Это была часть инициации друидов. И теперь, когда моих детей больше нет, то и этим деревьям  нет нужды оставаться в том мире. Души деревьев либо уснули, либо покинули материальный мир и присоединились ко мне. Я же живу на астральной плоскости бытия, в так называемом мире богов и тех, кто не готов бросить кого-то или что-то в мире материальном. Здесь я могу сохранить память о тех, кто жил, тех, кто меня любил, кто обращался ко мне как к богине. - Голос Игдрасиль задрожал.
- Хранительница нашей школы, госпожа Ферония, она тоже обитает на астральной плоскости.
- Я помню эту дочь. Она была особенной, как и ты. Но ее постигла ужасная участь, которая заставила это дитя стать обитательницей мира между мирами. Но ее воля ограничена, она привязана к своему телу и к месту, которому дала клятву. Поэтому мы с ней никогда не встретимся.
- А вы?
- Я тоже привязана к этому лесу. Пока жив он - буду жить и я. Но если исчезнет моя связь - я умру.
Игдрасиль стояла ко мне спиной, она казалась такой одинокой и хрупкой, что руки сами потянулись, чтобы ее обнять. Но она сделала два шага вперед, как бы избегая меня. 
- Мне нужно отлучиться, а ты отдыхай.
Она махнула рукой и ветви дерева, под которым мы стояли, сплелись в нечто на подобии качели, у которой нереально большие бутоны цветов напоминали подушки. Я присела на нее и стала ждать.
***
Как только Оля исчезла на другой стороне капища, в кустах вместе с волком-проводником, корни, сдерживающие Алекса, ослабли, и он смог вновь двигаться. Как и обещал, он расположился неподалеку. Спешить было некуда, но он чувствовал странную тревогу. Амулет, предназначенный для ее защиты, остался у него и это сильно пугало. Он видел, что с ней произошло в пещере, когда она впитала скверну Мёльнера. Ей не просто снесло крышу, она стала кем то другим. А это «древо жизни», так называемая мать Игдрасиль - зачем она их разделила? Но он пообещал подождать сутки, и он собирался честно ждать. 
Ночью уснуть не удалось, он сидел на одном месте и смотрел туда, куда ее увели. И на рассвете из этого места вышел волк-проводник. Он подошел к Алексу, сел напротив. Они минут пять смотрели в глаза друг друга молча.
- Кто для тебя Хельга?
- Моя воспитанница. - Заученная фраза без промедления слетела с его губ.
- И только?
- Я так понимаю, ты видишь меня насквозь, к чему этот допрос?
- Ты прав, я вижу человеческие души, и могу определить ответ на вопрос еще до того как хозяин души сам для себя четко сможет на него ответить.
- Почему ты вышел ко мне?
- Я вижу эта девочка тебе дорога. Моя госпожа мне дорога не меньше. Но она больна, и поэтому делает ошибку...
- Какую? – Тело мужчины напряглось.
- Богов нужно кормить... – медленно начал вещать проводник.
- Я это знаю… - Алекс предчувствовал, к чему вел хранитель, и из-за этого начинал нервничать.
- Когда у бога не остается тех, кто будет его кормить - он умирает.
- Я это знаю!
- Время друидов подошло к концу, об Игдрасиль некому помнить. И мой век подходит к концу, а значит и ее тоже. Но будучи отравленной, теми, кто в муках умирал среди ее корней, она начала боятся одиночества и смерти. Поэтому появление этой девочки - спасение для Игдрасиль. И то, что жизнь её длинная - еще один гвоздь в их общую могилу.
- Но без скверны она умрет, как и любой человек...
- В корнях Игдрасиль на собиралось очень много скверны, в них она хоронила всех тех, кто приходил к ней умирать. И потому она сможет кормить девочку вечно. 
- Чего она добивается?
- Она хочет держать ее при себе, чтобы ей было не одиноко, чтобы хоть кто-то о ней помнил - кормил… Она боится смерти...
- Но Оля пришла за помощью, за знаниями!
- Я знаю, я не мог ослушаться приказа моей госпожи и потому отвел девочку к трону оракулов.
- Зачем тогда ты рассказываешь это мне?
- На заре, мать слепа, и не видит материальный мир. Я не разделяю ее намерений и хочу, чтобы она ушла спокойно. Наше время подошло к концу. Нужно уступить пьедестал новым силам. Пойми - Игдрасиль больна, скверна в ее корнях отравляет ее сознание, сеет семя смуты и страха перед неизбежным. Прошу тебя - спаси девочку! Она не заслужила такой доли.
- Где она? - Глаза этого мужчины налились черным, он едва сдерживал себя. Хотя и понимал, что в одиночку ничего сделать не сможет.
- Тело ее заключено троном оракулов, но душа - на астральной плоскости. Игдрасиль создала маленький мир, в котором будет удерживать девочку, оттягивая момент, когда нужно будет обо всем рассказать.
- Как ее вытащить?
- Она должна разрушить тот мир, в котором заперта, найти брешь, через которую она сможет выбраться.
- Ирмут! Что ты делаешь? - Над поляной раздался женский голос.
- Моя госпожа... - хранитель-волк склонил голову, а Алекс подскочил на ноги.
- Этому юноше здесь не место! - Произнесла она требовательно.
- Да, моя госпожа. - Он поднял голову, его глаза блеснули желтым светом, и под ногами Алекса загорелась пентаграмма с руническими письменами. Еще мгновение и он ощутил, как будто падает назад, а через секунду всё кончилось. Он стоял у окраины леса освещенный утренним теплым солнцем. Он кинулся обратно в лес, но как только подошел к первому ряду деревьев то врезался в барьер, который отбросил его на пару метров назад. Он приземлился на ноги, по инерции проехался назад, хватаясь рукой за землю.
К Алексу пришло осознание - Игдрасиль решила забрать Олю себе, чтобы хоть как-то привязаться к материальному миру, и не исчезнуть. А он - может этому помешать. Но откуда у этой иссохшей древесины силы для создания мощного барьера? По-видимому, она присосалась к силам Оли, и умело ими манипулирует. Сам он не справится, а потому здраво рассудив нужно искать поддержки - он отправился обратно в школу.
- Держись, Заноза, я заберу тебя домой! Чего бы мне это не стоило. Второй раз я тебя не потеряю.
Пока Алекс добирался обратно до школы, он обзвонил всех, кто был на связи и в пределах одного дня пути до школы. Спасти ученика - это приоритетная задача. Пожиратели уже давно стали общиной, небольшой, но очень дружной. Таких как они не много, и часто детство - это серьезное испытание, с которым не каждый может справиться. Школа - это дом, поддержка, место - где таким людям подарят доброту, покой, образование и помощь. И сейчас одной из учениц нужна не просто помощь - эту занозу нужно спасать, ведь маразматичная иссохшая древесина решила обзавестись зверушкой, для того, чтобы развеять своё одиночество. 
Сейчас Алекс выглядел спокойно и сдержанно, но на самом деле гнев застилал ему глаза, и от этого они становились черными. Если бы в этот момент обычные человек посмотрел в них - он бы отшатнулся в ужасе. Но этот мужчина уже давно научился контролировать свои эмоции, по крайней мере, их внешнее отображение, то, что видят окружающие. Но эта девочка ломала его защиту, ту броню, которую он годами возводил. Она - заноза, и сокровище, которое он однажды потерял, и из-за этого ей многое пришлось пережить. За такую оплошность он до сих пор не может себя простить. И сейчас он не может позволить какой-то богине на смертном одре забрать ее.
- Алекс, я уже организовала всех учеников, и тех, кто приехал по твоей просьбе. Через три часа приедут автобусы, и мы сможем ехать. - Ангелина встречала своего названного брата у ворот.
- Ты объяснила им, куда мы едем? - Он не смотрел ей в глаза.
- Да, но как...
- Давай потом, мне нужно немного времени, чтобы все продумать. - Алекс чмокнул ее в щеку и удалился.
Ему нужна была подсказка - с чего начать, чего ожидать в ответ на агрессивную попытку спасти девочку.
***
- Госпожа, здесь прекрасно, но меня ждет мой куратор. Если я к нему не выйду в срок, он будет волноваться.
- Не переживай, Ирмут передаст ему, что ты ненадолго останешься – тебе нужно подготовиться к инициации.
- Не думаю, что его удовлетворит такой расклад...
- Хельга, дитя мое, присядь. - Она практически насильно усадила меня на качели из ветвей дерева, и положила свои холодные руки мне на виски. - Позволь мне немного тебя побаловать. - Она массировала мою голову и напевала мелодичную песню на незнакомом мне языке, это меня расслабило, глаза сами собой закрылись. Передо мной мелькали картинки красивых пейзажей, животных, птиц. Знакомое тягучее чувство прошлось по всему телу от живота до кончиков пальцев и ушей. Не знаю, сколько я провела в таком состоянии, но когда я пришла в сознание, то чувствовала странную эйфорию.
***
- Алекс, я слышал, что твою девочку пленила Игдрасиль? Как так вышло? - Общение с замком уже стало обычным делом.
Еще когда они только переехали сюда, Фафнир устраивал различные проказы новым жильцам. Но Алекс, будучи любопытным парнем, смог докопаться до сути этих инцидентов, отчитал баловника, и в итоге подружился с ним. После чего Фафнир стал хорошим помощником: он с легкостью мог подсказать  где какая вещь потерялась, на какой полке какая книга, в какой комнате кто сидит и даже о чем они разговаривают. Это упрощает контроль за учениками, особенно теми, кто любил пошалить - такими как Оля. Так, к примеру, Фафнир предупредил Алекса о том, что его девочка забыла блокнот, рассказал о том, что ее подруга нашла карту, что они планировали проверить тайных ход возле директорского кабинета, и тот момент, когда эти проблемные детишки пробрались ночью в школу.
- Сам не знаю. - Он накручивал круги по кабинету директрисы и пытался придумать с чего начать спасательную операцию. - Госпожа Ферония что-то говорила?
- Она сама в недоумении. И хочет узнать, что произошло за то время, которое вы провели в лесу.
- Ничего, по крайней мере, поначалу. Мы исследовали лес, он казался давно покинутым. Оля прилагала много усилий, чтобы выйти на контакт с деревом этим, но оно не отвечало, и она в конец отчаялась. А потом просто пошла к ручью и вернулась мокрая, и с температурой. Не знаю, что там произошло, но она два дня провела в бреду. Когда же ей стало лучше, она рассказала, что знает, куда нам нужно идти. В этот раз мы немного повздорили, и потому весь путь до капища проделали молча.
- До какого капища?
- Очень старого капища, там, в середине, еще стоял тотемный столб с изображенными животными. Он был таким старым и обросшим мхом, что я не сразу сообразил что это. Когда мы подошли к границе этого места я почувствовал как под ногами, что-то шевелится, и не сразу осознал, что мои ноги скованные, наверное, корнями деревьев. Оля подбежала и попыталась меня освободить, но появился хранитель, (по крайней мере, он себя так назвал).
- Это был белый волк?
- Да, он назвал себя Ирмут. Спросил - кто мы, отвечала Оля. Он забрал ее, сказал, что отведет к матери, которая ее ждет. Но перед тем как уйти, она подошла ко мне и отдала амулет, сказала - так просила Игдрасиль.
- Госпожа говорит, что амулет препятствует взаимодействию с ее сознанием. А когда она была в бреду, на ней был амулет?
- Нет, она сказала, что цепочка порвалась.
- Скорее всего, Игдрасиль, таким образом, пыталась открыть себе путь к сознанию девочки, чтобы направить ее к себе. Что было потом?
- На рассвете ко мне вновь пришёл Ирмут.
- Зачем?
- Он сказал, что Игдрасиль больна, что она боится смерти, и Оля ей нужна для того, чтобы продлить свое существование в этом мире. А он не хочет, чтобы его госпожа допускала эту ошибку.
- Что отравляет мать Игдрасиль?
- Скверна! Оставленная умирающими друидами, которых она похоронила в своих корнях.
- Это ужасно! Госпожа Ферония говорит, что если это так, то опасность грозит не Оле, а Игдрасиль.



Кайри Стоун

Отредактировано: 10.07.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться




Books language: