Пожиратели темных душ "Начало"

Размер шрифта: - +

ГЛАВА 4 Побег из Альма Матер

 

Утречко воскресения, после «выгула», просто кайф! Но, даже такой день может испортить один единственный звонок. Спросите -кто же мне подгадил выходные? Так я вам отвечу - братишка мой ненаглядный.
Так получилось, что с самого начала мы не ладили, а если уж совсем по подробнее вам рассказать всю подноготную нашей семейной жизни - так выйдет нелицеприятная картина: разница в возрасте у нас приличная, и возможно из-за этого мой брат меня избегал, избегает и тут тебе на - сам позвонил. Причем не просто узнать, как там мои дела, а по серьезному делу решил заехать. Это нонсенс, парадокс, катастрофа и просто фарс! Факт его звонка вверг меня в пучину отчаяния и депрессии, а тут еще и его приезд. Я даже немного запаниковала. 
- Оль, че как туча мрачная ходишь? Людей пугаешь. - Витёк получил привычную подачу под дых, после того как повис на мне, откашлялся, но приставать не перестал.
- Да так, переживаю я... - пробурчала тихонько себе под нос
- Чавой говоришь то, деточка? - Скорчил он стариковский говор - Али со слухом моим чаво случилось? Али ты, моя милая, совсем кашицы сутра не кушала?
Я его треснула, но все же похохотала от души. Это чудо в перьях иногда умеет подбодрить и напомнить, что жизнь не так ужасна, как я себя накручиваю.
- Да дедушка, ты прав, кашицы я не ела с утра - аппетиту не было! - Я повысила голос, подыгрывая - Но и тебе уши почистить не мешает.
Он попытался схватить меня за шиворот, но я ловко увернулась и побежала к классу. В аудиторию мы буквально завалилась. На что окружающие посмотрели с презрением. Некоторые особи нашего тесного коллектива отличались и умом и сообразительностью, и стервозностью, и даже высокомерием. На что мы дружно плевали с высокой колокольни. В конце концов, жизнь у всех у нас складывалась по-разному, и чаще не складывалась вообще. Но не будем о печальном, вспомним о трагичном – занятия. 
Лекции по истории, английскому и всемирной литературе проползли как три улитки на треке - то бишь, так медленно, что жуть. Но, зато я на время отвлеклась. Пока меня не окликнул мимо проходящий господин Шварц:
- Госпожа Свенсон, пройдите к заместителю директора по воспитательной части, вас там ожидают.
- Кто?
- Я не уполномочен... Разрешите откланяться! - Он реально кивнул мне, как будто откланивался, и удалился восвояси. А я пару минут постояла, почесал затылок, и все же отправилась в кабинет Ангелины. А там…
- Ангелина Вениаминовна, вызывали?
- Да, входи! - И я вошла... встала... постояла... развернулась, и хотела было сбежать, но меня резко остановили:
- Хельга, не стоит так быстро убегать. Это как минимум не вежливо. – Мужской суровый голос меня догнал почти у двери.
 - И это мне заявляет человек, который всю мою сознательную жизнь смотрел на меня как на пустое место? – Я разговаривала не поворачиваясь к ним лицом.
- Я никогда...
- Да, ты никогда со мной не разговаривал, не участвовал в моей жизни, не защищал от побоев отца! - Я так сильно сжимала пальцы в кулаки, что костяшки побелели.
- Сейчас не то место и не то время для выяснения ваших семейных распрей. - Повысила голос Ангелина. - Твой брат привез новость, о которой ты должна услышать, так что присядь.
Я повиновалась.
- А теперь продолжим… - Более мягким голосом сказала она.
- Наш отец умер. - Он это произнёс сухо, не поднимая на меня глаза, как обычно.
- Соболезную! - Так же сухо ответила я. Этот человек никогда не был для меня отцом. После тяжёлого трудового дня, возвращаясь домой, он всегда находил повод придраться ко мне, всегда находил объяснение побоям - воспитание, я сама напросилась, я слишком наглая и прочее. Поэтому его смерть ничего не изменит - я уже больше года не завишу от этих людей. - Я могу идти?
Он впервые поднял на меня взгляд. Возможно, сейчас он думает, что я черствая и неблагодарная. Но его никогда не было в трудные для меня минуты, он никогда не предлагал помощи, и не пытался защитить... Поэтому для меня сейчас он там же где и отец - в другом мире, в месте из которого я сбежала, и никогда не вернусь.
Я не стала дожидаться ответа ни от него, ни от Ангелины. Они хотели, чтобы я выслушала новость, я это сделала и могу быть свободна. Из кабинета я вылетела и помчалась, куда глаза глядят, возможно, меня преследовал страх, что он попытается меня вернуть, остановить или еще что-то. Не хочу! В итоге очнулась я около знакомой часовни.
- Душечка, ты чего как воробушек взъерошенная? Тебя брат так напугал? - В этом месте мы с госпожой Феронией привыкли немного секретничать. Я же, с ногами, нагло, залезла на скамейку около ее статуи. Обняла коленки и зарылась в них носом.
- Да - буркнула я.
- О, как любопытно! Какой он – твой брат?
- Ничего особенного! Эта скотина бездушная заявилась без приглашения. - Я подскочила, размахивая руками - Пусть возвращается туда, откуда приперся! Всю жизнь меня игнорировал, а теперь ждет, что я от первой печальной новости к нему на грудь брошусь, со слезами на глазах! Да не будет этого!
- Тихо, тихо! Солнышко, не нужно плакать и кричать. Ты же знаешь, я всегда готова выслушать. - И тут до меня дошло, что лицо моё все в слезах и соплях, комок в горле а из груди вырываются всхлипывая и стоны. Вот она истерика неожиданная. Я почувствовала теплое прикосновение, нежные объятия, и увидела полупрозрачный силуэт прекрасной женщины с длинными шелковистыми волосами. С тех пор как моя сила начала расти, в моменты эмоциональных всплесков я начинала видеть и чувствовать этот мир немного лучше. Вот и сейчас госпожа Ферония обнимала меня, гладила по голове, и шептала что-то успокаивающее на ушко. А я рыдала взахлеб. Сразу вспомнилась моя жизнь до школы: отец, который на мне вымещал злость, брат который никогда меня не замечал, мать истеричка, и то, что все это так благополучно осталось в прошлом.  Теперь это прошлое вернулось. Для чего?
- Ну что стало легче? - Полупрозрачная женщина по прежнему меня обнимала.
- Да, спасибо что побыли рядом. – Я, рукавом вытерла всю сырость с лица. Знаю, я сейчас похожа на призрака, с потекшей тушью, взлохмаченной копной волос, ну и покрасневшими глазами. 
- Может, поделишься подробностями? Я выслушаю, может, советом помогу.
- Да нечем тут делиться.
- Ага, и сопливая твоя мордашка - это дань традиции, ничего более. Или я, по-твоему, за последнюю тысчонку лет думать разучилась? Колись мелочь!
Я хихикнула, глядя на то, как это эфирное создание подбоченилось и скривило грозную мину. А лексикон у нее подпортился - у меня, что ли научилась? Видать, я плохо на людей влияют. Хотя где тут люди? В итоге я ей поведала о своем тяжёлом детстве, и нелегких отношениях с братом, а точнее об их отсутствии. О том, что отец умер, а я как-то не сильно расстроилась. Я бы сказала наоборот - мне стало немного легче.
- Я, конечно, понимаю, твоя жизнь, как и жизнь большинства воспитанников этого заведения далеко не сахарная была. Но думаю, ты погорячилась, когда не стала разговаривать с братом. Возможно, он хотел тебе что-то сказать.
- Интересно что?
 - Не узнаешь, пока не поговоришь с ним.
- И, что вы мне предлагаете? Встретится с ним еще раз? 
- А иначе вы не сможете выяснить все, что между вами накопилось. Попытайся его хотя бы выслушать. Тебя ведь никто не заставляет прощать его, или начинать любить.
- Я так не могу! 
- Можешь, я бы даже сказала, что ты должна. Иначе будешь мучать себя этим до конца своих дней. А, на сколько мне помниться, жизнь ваша не коротка, а вот у твоего братца наоборот.
- Я подумаю… - буркнула я себе под нос и отправилась в свои покои. Нужно было, как минимум переодеться, а как максимум - не пугать людей.
На полпути я осознала, что в комнату идти совсем не хотелось, в наше убежище тоже, в принципе вообще не хотелось никого видеть. А то опять начнут расспрашивать - почему ты такая хмурая, и все такое. Ходила, бродила пока телефон не начал пиликать. Посмотрела - напоминание: через три дня день рождения Вика. И всплыло в моей памяти воспоминание про кофе и обещание помочь ему устроить свидание с Ксюшкой. 
Во время приключений в лесу мои друзья были далеко, и поучаствовать в моем спасении не смогли. Когда они вернулись по школе уже ходили слухи, и по сути, все были в курсе. Естественно они мне устроили допрос с пристрастием. Я, конечно, не пыталась ничего скрывать, но и рассказывать особо было нечего. Но факт обещания моему другу Витьку как-то ушел на задворки моего сознания. А тут меня осенила прекрасная мысль подарить Ксюшку Витьку с бантиком на шее, под медленную музыку, а лучше на ужин, на золотой тарелочке... Тут я похихикали над всплывшей картинкой - Ксюня обнаженная на столе и украшенная суши, кстати, это до сих пор актуально. Но боюсь моя робкая кудряшка только услышав об этом сразу пошлет меня куда подальше - к примеру, на хутор веники вязать. 
На улице смеркалось, но я все же направила свои ножки в сторону общаги. Идею тайного свидания-подарка еще нужно обдумать, а тортик и подарки от нас с Ксюшкой еще никто не отменял.
- Ксюнь, тут мой телефон напомнил, что у нашего товарища днюха на днях... - сижу, в глазки ей заглядываю, жду реакции.
- У какого?
- У Витька. Через три дня. Как на счет спечь тортик? - При упоминании его имени это робкое создание покраснело до кончиков ушей. Милашка!
- Я не против. Но не знаю, какой он любит...
- А мы приготовим двойной - и шоколадный, и сливочный, и украсим красиво.
- Давай! - Загорелась Ксюшка - Я возьму кулинарную книгу и там сможем найти нужные рецепты.
- А подарки дарить будем?
- А тортика будет мало?
- Ну, не знаю… Мне бы на его месте хотелось не только тортик покушать, но все же и подарочек получить, а если от любимого человека - так вдвойне! - Ножками болтаю, и искоса на нее поглядываю.
- Ты на что намекаешь?
- На то, что твоему подарку он обрадуется больше чем моему. Так что давай думать.
Думали мы долго, много спорили, и решили завтра отпроситься в город с Бернхардом по магазинам за ингредиентами для торта и подарками. Утром поговорили с Алексом, он же все-таки наш куратор - и пришлось согласиться на его сопровождение, так же он договорился с Ангелиной. Причем все это мы провернули у Витька за спиной. Пришлось его немного обмануть, а точнее нагрузить. Посвятили в наши планы мадам Роуз, а она женщина азартная, согласилась помочь. Пока мы после уроков переоделись и тайком прокрадывались к воротам, чтобы уехать на машине с Бернхардом и Алексом, она поймала нашего друга за руку и уволокла за собой, помогать на хозяйственном дворе. С намеком - сын мой уехал по делам, а я сама не справляюсь. А ты парень ответственный, не бросишь пожилую женщину в беде. Так что мы были уверенны, что Вик будет занят и про нас не вспомнит до завтрашнего дня, а вечером вырубится без сил. За это я пообещала мадам Роуз подарить еще парочку тетрадей для записей исторических фактов, хранительницей которых она была. Кстати, наш подвиг находки артефактов она пообещала тоже отобразить в этих летописях.
Ночью мы тайно готовили торт. И, чтобы не быть пойманными - пользовались кухней в учебном корпусе. 
- Девочки, а что у вас тут взорвалось? - Ангелина Вениаминовна уклонилась от того, что пыталось упасть ей на голову, но в итоге вступила во что-то ногой.
- Ам, торт! - Мы с подругой стояли вымазанные в муку, по локоть в тесте, с разноцветной посыпкой на голове.
- А по-моему, у вас тут побоище прошло, и торт пал первой жертвой! 
- Ну как бы...
- Может вам помочь?
- А вы умеете готовить торты? – В унисон спросили мы.
- Девочки, я вообще-то, полжизни прожила самостоятельно, и готовить научилась, иначе бы умерла с голоду. А вас, я смотрю, эта участь обошла стороной.
- Я умею варить кашу и жарить яйца, могу на костре зажарить птицу или кролика, ну или рыбу, пойманную собственноручно... - Гордо воскликнула Ксюшка.
- Зато кухонной техникой тебя в лесу не научили пользоваться?
- Нет. - Она поникла.
- Ну, а мне было не до тортиков...
- Ну да, ну да! Я в курсе! Давайте начнем с уборки помещения, а то падающее на голову тесто меня немного смущает, а уже потом приступим к готовке.
Мы дружно закивали и приступили к намеченной работе. Самым сложным оказалось не то, так мы собирали шваброй тесто с потолка, а то, как мы отскрёбывали нечто обугленное в духовке. Все это время Ангелина Вениаминовна тихо причитала себе под нос, что молодежь нынче креативная, но неумелая, и что-то о том, чтобы ввести кулинарию в курс обучения, как обязательный, причем ежедневный предмет. Закончили готовить часам к двум ночи. Ушли вымотанные, но счастливые. Спали без задних ног.
Утром встретила Алекса, и тут подумалось мне попросить у него помощи с организацией свидания. Все же он сам говорил, что студентам не отказывает, и организовать свидание для парочки голубков у него больше возможности.
- Уважаемый господин Алекс... – начала я издалека.
- Заноза, мне уже стало страшно от такого обращения. Чего хочешь? – Он деланно изобразил испуг.
- Ну, почему я должна что-то хотеть? – И пальчиком сверлю дырочку в ладошке.
- Потому, что по глазам вижу, что что-то хочешь, вот и заходишь издалека. Давай пропустим ту часть, где ты скромно отнекиваешься, и рассказываешь какой я замечательный, чтобы задобрить, и сразу перейдем к тому месту, где ты мне открываешь секрет того чего хочешь, и чем мне это все грозит.
- Ну, если ты так настаиваешь... -  сдалась я.
- Да уж – настаиваю. Валяй, рассказывай – не томи старичка. 
- И ты меня не пошлешь?
- Так, по-видимому, пора сматываться. - Он попытался уйти, но я его остановила.
- Стой! У Витька, завтра день рождения, хочу организовать ему подарок! - На одном дыхании выдала я.
- Какой подарок?
- Что-нибудь романтическое, типа свидания с Ксюшкой.
- Свидание? Я тут при чём? Или ты хочешь, чтобы я изобразил твою подругу, глядишь в темноте и не заметит разницы?
- Дурак, что ли? Нет, конечно же! Просто у нас в школе романтикой и не пахнет, а потому делать это нужно в городе, ну а без сопровождения нас не отпустят, да и опасно это...
- Мать моя, роди меня обратно! - Хлопнув в ладоши, воскликнул Алекс – Неужто, мать, ты поумнела? Или мне начинать беспокоится, что тебя подменили? Может опять Лилит на волю вырвалась?
Тут я надулась, фыркнула, попыталась применить попытку к бегству, но меня остановили.
- Прости, Заноза, каюсь! Перегнул палку, так что не обижайся, выкладывай далее.
- Ладно... - Нужно придумать, где им организовать эту романтику и как туда заманить, желательно по отдельности, ну и так, чтобы отрезать пути к отступлению для Ксюшки, а то может и сбежать.
- Может им ужин романтический устроить в каком-то оригинальном месте? Например, запереть в  подвале? Тогда твоя подруга точно не сбежит.
- Ага! А еще потом, когда я их оттуда выпущу, они меня в том же подвале запрут – и навещать не станут.
- Хорошо! Вспомнил - сейчас фишка модная - ужин на воздушном шаре. И пути к отступлению априори отрезаны высотой.
- Оригинально, но наличие третьего человека, который управляет шаром, меня смущает. Но то, что Ксюша не сбежит, это уж точно. - Я захихикала, представляя как она, не знает, куда себя деть в таком месте.
- Ну, тогда на пароме, вечером, ночные огни и все такое. У нас как раз есть в городе один такой с ресторанчиков на палубе.
- Заманчиво, но там, наверное, много людей будет. А мне бы хотелось, чтобы они побыли наедине. После того похищения, они, по-моему, так и не общались нормально, а им есть что обсудить. - И тут я увидела у Алекса на столе газетную статью о том, что послезавтра будет проходить звездопад, ради которого в городе с девяти вечера до двух часов ночи будут выключать уличные фонари, чтобы было лучше видно это чудо природы. - Было бы замечательно, если бы они смогли полюбоваться этим вместе... – Ткнула пальцем в нужном направлении.
- Я думаю смогу это устроить - он взял у меня из рук эту газету, и ткнул пальцем в соседнюю статью. В ней говорилось о благотворительном вечере, который пройдет в небольшой гостинице, и ключевым моментом будут аукцион, для сбора средств, бал при свечах и любование звездным дождем.
- Что ты имеешь в виду?
- Я один из комитета по организации этого мероприятия, и мне как бы желательно там присутствовать.
- И?
- Фух! В этой гостинице, на крыше есть небольшая оранжерея. Хозяин любит там возиться с растениями. Все же, в городе сложно обзавестись собственным садом. Там можно накрыть стол для ужина, и хорошо будут видны звезды. На какое-то время можно эту крышу закрыть, чтобы и они не сбежали, и им никто не мешал. Там же и переночуем (снимем номера в гостинице). Может и банально – но должно сработать.
- А как туда их заманить?
- Я возьму на себя Ксению, под предлогом того, что мне нужна будет помощь ну, и сопровождение на вечернее мероприятие. Мелкие нюансы я сам улажу с ней. А тебе придется затаскивать Виктора самостоятельно.
- Чтобы он ничего не понял, придумаю секретную операцию с проникновением. Главное рассчитать точное время выдачи информации. Думаю, он потом оценит! - Я хитро прищурилась, а потом громко и от души расхохоталась. Все же это будет весело. - А...
- А по поводу столика и номеров я договорюсь. Вот, держи билеты - он протянул мне конверт и бумажку с адресами.
- А это еще зачем?
- На такие мероприятия принято приходить по приглашению, в платье, на каблуках и с прической. Так что будь добра, не подведи!
- Э...
- Это значит, перед тем как устроить переполох, пожалуйста, одень Виктора в смокинг, а себя в вечернее платье, каблуки обязательны, и я помню, что ты их не любишь, но прошу - от этого будет зависеть моя репутация, я же организатор!
- Ну, хорошо... спасибо!
- Пока не за что. Я отправлю тебе время, к которому вы должны быть. Как там окажетесь - это твоя забота. Ксению я заберу сутра. Ах да, еще я договорюсь об одежде для вас, нужно будет просто прийти и переодеться, адрес вышлю смской.
- А это нормально будет?
- Ты сама пришла за помощью, так что теперь поздно сбегать. 
- Спасибо! - Я обняла его за шею, и радостно поскакала в класс, нужно было обдумать наш с Витьком побег с проникновением, ну и маленький сабантуй сегодня вечером.
- Оль, ты чего сверкаешь как начищенная медная монетка? Случилось что-то хорошее? - Ксюшка как-то тревожно на меня посмотрела.
- Как бы да! Я как раз договорилась с Ангелиной о том, что мы можем к двенадцати отвести Вика в кабинет директрисы, ну и отметить там, не долго, его день варения.
- Серьезно? Как тебе это удалось?
- Просто я достаточно красочно описала, как мы будем на всю общагу орать поздравления, по громче включим музыку, чтобы потанцевать, а еще... в общем, что там еще она слушать не захотела и сама предложила отметить нам в учебном корпусе, чтобы другим не мешать.
- Подруга, ты в своем репертуаре! - Ксюшка откровенно хихикала, а наш друг как-то грустно поглядывал на эту картину со стороны.
Я подловила момент, когда он в очередной раз на нас покосился и подмигнула ему, на что он вздохнул и уронил голову на руки, которые лежали на парте. По-видимому, нужна консультация:
- От чего друг мой не весел? От чего голову повесил?
- Грустно и одиноко мне, старче.
- Ты кого это старой назвал? - Я выдала ему дружеский подзатыльник, а он даже не поморщился.
- Завтра у меня день рождения, а вы даже не вспомнили.
- Ну, и почему ты такой нетерпеливый?
- В смысле?
- В прямом! Мы с Ксюней все прекрасно помним, и готовим тебе подарок, так что будь добр приходи сегодня к двенадцати в наше убежище.
- А комендантский час?
- Я договорилась, Бернхард тебя пропустит.
Он попытался накинуться на меня с крепкими объятиями, но получил под дых, скорчился и сел обратно.
- Без рукоприкладства, попрошу.
- Кто бы говорил… - прохрипел Вик.
Как и планировали, в двенадцать Вик постучал в дверь не спеша пошел внутрь и обомлел от взрывов хлопушек и криков «поздравляю!». Мы часик посидели, покушали тортик, (который в итоге готовила Ангелина Вениаминовна, пока мы отдраивали следы своего фиаско на поприще кулинарной баталии), подарили ему наручные часы от меня и духи от Ксюшки. И как я и говорила, ее подарок он принимал чуть ли не дрожащими руками и с горящим взглядом. Он, конечно, попытался выпросить поцелуй как еще один подарок от нее, но получил невнятный отказ, что уже было показателем для их отношений. Раньше она просто молча уходила, а теперь в его присутствии она как-то, по началу, краснеет, прячет взгляд, но все же отвечает ему, а значит, точки соприкосновения есть. Я уже было хотела ненадолго улизнуть, и оставить их наедине, как в дверь постучали громко, и не дождавшись ответа, вошел наш драгоценный куратор.
- Я не помешаю?
- Нет, что ты, проходи! – Ответил Вик.
- Прими мои поздравления, и подарок - он протянул Витьку руку, пожал ее, а потом вручил коробочку. - Потом посмотришь, а сейчас я украдут Олю не на долго, если вы не против? - Парочка голубков покивали, типа не против, но с каким-то странным выражением на лицах.
- Ах да, Ксения, завтра сутра будь готова к небольшой командировке в город со мной, я потом все объясню.
Этот садист, обняв меня за талию вывел из кабинета, в этот момент у Ксюшки на лице появилось выражение обреченности, а у Вика - неимоверной радости. А мы пошли в комнату Алекса. Все же ночью в коридоре учебного корпуса мрачновато и эхо сильное. Когда же дверь закрылась.
- Завтра в восемь вы должны уже быть в зале гостиницы, в девять зажгут свечи, и парочка должна до этого времени уже быть на крыше. А мы с тобой продолжим наше свидание внизу.
- Какое свидание?
- Наше, с тобой, а что?
Ноги мои подкосились, и я чуть не грохнулась на пол. Но ухватившись за рядом стоящий стул, удержала себя в вертикальном положении.
- И платье я тебе уже подобрал, туфли тоже... макияж и прическу сделает визажист, он там же в магазине. Виктору тоже принесут костюм, ему проще - нужно только его надеть. Эй, Заноза, ты там как?
- Нормально! Наверное, а что?
- По-моему, на слове свидание ты перестала дышать?
- Я? Нет, что ты! Не льсти себе.
- Наше свидание, чисто деловое. Или ты думала, я тебя одну оставлю при таком количестве людей?
- А! Да? Так вот в чём подвох? Ну, тогда нормально. Можно и подышать спокойно, че уж там? А я то...
- Там будет твой брат.
- Что? – Дышать я опять перестала, но уже от нахлынувшего негодования.
- Я не знал, как тебе об этом сказать. После того как ты ушла я проверял списки, и там был твой брат. Он один из представителей приглашенных компаний, которые хотят поучаствовать в аукционе.
- Меня это не касается! - Ответы касающиеся брата вылетали из моего рта без участия мозга или сердца, отработанная схема.
- Но ты же с ним так и не поговорила, он наверное...
- Мне все равно чего он хочет! С этим человеком меня ничего не связывает. Спасибо, что предупредил, я пойду.
- Оль, постой!
Я вылетела из его комнаты как пробка из бутылки шампанского. Залетела ураганом в кабинет, с дежурной улыбкой на лице и фразой - ребята, наше время вышло, пора возвращаться! Ксюшка была рада, Вик чуть не спалил меня гневным взглядом. Но спорить не стали. Ничего, завтра вечером их взгляды сменят место жительства, и Вик меня простит, а подруга наоборот. Переживу!
Как и обещал, сутра Алекс экспроприировал Ксюню под предлогом помощи ему с различными поручениями. Все же в этот день должны были проходить последние приготовления к вечернему аукциону, и ему действительно нужно было все организовать и проконтролировать. А Ксюшка так, девочка на побегушках, и поднесушках. Я же отправилась к Вику, типа за помощью. Наплела ему спросонку что-то о том, что нужно куда-то сходить, замаскироваться, проникнуть и кое-что достать, и что сама я не справлюсь – нужно, чтобы он спину мою хрупкую прикрыл. Он, благо, ночью видимо плохо спал, поэтому угу-кал и кивал, а значит уже не отвертится. Дала ему час на сборы, сама пошла вызывать такси. Все же у нас типа тайная миссия, а значит добираться машиной не вариант.
- Оль, а почему у нас такая странная конспирация? - Вик вышел из примерочной магазина, поправляя пиджак смокинга, бабочка висела набекрень. Продавщица, которая в курсе тайного сговора, подошла и поправила все как положено.
- Вик, не заморачивайся! Просто, место, куда нам нужно попасть, немного экстравагантное. - Я отправилась вслед за ним, в примерочную, чтобы самой переодеться. Но пришлось просить девушку о помощи. Красное платье с корсетом тесно обтягивало моей тело и сидело как влитое, низ юбки от колена и до пола ложился прозрачной тканью, а сзади тянулся шлейфом. Черные кружевные перчатки, и такая же маска на лицо. Как я потом прочитала в приглашении - вечер был костюмированным балом. Так сказать для сохранения некоторой анонимности. Высокая прическа моих волос, аккуратные туфли на тонком каблуке, и из примерочной я вышла совсем другим человеком. Вик присвистнул и, оценивающе прошелся взглядом по мне с ног до головы.
- Если бы не знал, что в эту примерочную вошла ты, подумал бы, что это кто-то другой. Ты  выглядишь сногсшибательно.
- Спасибо, но побереги комплименты для той, которую любишь.
- Хм, и где я тебе ее возьму?
Я посмотрела на часы - без десяти восемь. Благо магазин, в котором мы переодевались, оказался рядом с гостиницей, и нам нужно было просто пройтись. 
У входа консьерж проверил приглашения и проводил нас в зал, где играла легкая музыка, свет был приглушен, а люди в масках и шикарных платьях и костюмах общались на ненавязчивые темы. Поначалу мы стояли у стеночки, чтобы рассмотреть обстановку. Когда же заиграл вальс, и распорядитель предложил желающим станцевать, мне на телефон пришла смс-ка – «если пригласят на танец - соглашайся!».
Минута, и мужчина в черном костюме с золотой вышивкой на плечах и спине пригласил меня на танец, просто поклонившись, протянул мне руку. Пришлось согласиться. Мы вышли в центр зала, танцующих почти не было, музыка заиграла громче, и мы начали кружиться в нежном хороводе приглушенных огней. Мой партнер с великолепной выправкой, вел меня в танце, крепко прижимая к себе. А я, робея, боялась произнести хоть слово. Аромат его одеколона пьянил меня. Когда же танец окончился, мой партнер вернул меня Вику, и когда целовал руку, на прощание шепнул – «через десять минут по боковой лестнице наверх». И тут до меня дошло - это был ни кто иной, как мой садист куратор. Честно признаюсь, пока не услышала голос, не догадалась бы.
- Это кто был?
- Не знаю... - зачарованный голосом ответила я.
- А зачем пошла танцевать?
- Но мы же на балу, почему бы и нет? И вообще - идем, у нас дела! - Я развернулась в нужном направлении и не спеша отправилась к крыше.
- Так ты мне расскажешь, что мы здесь ищем? А то утром я как-то не все понял.
Я ухмыльнулась своей расчетливости – ведь мой друг так предсказуем. Вик шел сзади и не мог этого видеть.
- Скоро придем, и ты всё поймёшь сам.
Дальше мы шли молча. На этой лестнице людей не было вообще, и поэтому мы без проблем поднялись на третий этаж, а потом и на крышу. Дверь была не заперта. Я ее не спеша открыла, и пропустила своего спутника вперед. Он попытался рассмотреть, что же тут, но это было сделать сложно. Еще мгновение и свет погас, и впереди зажглась свеча. Я увидела, что мой друг заслонил меня своей широкой спиной и стоял как вкопанный. Я положила руку ему на плече и обошла. В свете единственной свечи было видно две фигуры: девушка в кружевной маске и зеленом платье сидела за накрытым к ужину столом, а сбоку стоял мужчина, с которым мы танцевали некоторое время назад.
- Идем! - Я схватила своего спутника за руку и буквально силой потащила вперед.
- Но...



Кайри Стоун

Отредактировано: 10.07.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться




Books language: